Американский сленг

Оглавление

Введение…………………………………………………………………….

Глава 1. Понятие сленга и его роль в современной лингвистике………

1.1 Сленг как явление в современной лингвистике…………………….

1.2 Термины жаргон, арго и сленг в англо – и франкоязычной лингвистике………………………………………………………………………

Глава 2. Стилистические особенности американского сленга…………

2.1 История существования американского сленга ……………………

2.2 Стилистические особенности американского сленга………………

2.3 Особенности функционирования американского молодежного сленга……………………………………………………………………………..

Глава 3. Место и функции американского сленга в процессе коммуникации……………………………………………………………………

3.1 Коммуникация и американский сленг……………………………….

3.2 Стилистические различия между английским и американским сленгом…………………………………………………………………………….

Заключение………………………………………………………………..

Список литературы……………………………………………………….

Приложение……………………………………………………………….

Введение

300 лет назад существовал один-единственный вариант английского. Тот, на котором говорили в Британии. Этот язык и был принесен британцами в новые земли. Америка, Австралия, Новая Зеландия, Индия, Азия и Африка заговорили по-английски. В каждом из этих мест английский язык развивался по-своему, обогащаясь и эволюционируя. И по неизбежной закономерности возвращался на родину – с эмигрантами, товарами, технологиями, коммуникациями.

Американский английский называют упрощенным языком. И это, пожалуй, самое точное определение, отражающее суть. Простым людям из разных стран, отправлявшимся в Америку в поисках счастья, нужен был такой же простой и незамысловатый способ общения. Рафинированный язык английской аристократии совсем не подходил для этих целей. Да и мало кто из переселенцев владел им. В основу американского варианта лег разговорный английский, язык торговцев, нарождающейся буржуазии. Но, как известно, не только британцы и ирландцы осваивали Америку. Туда потянулись народы со всей Европы: французы, испанцы, скандинавы, немцы, славяне, итальянцы. Новой нации был нужен объединяющий элемент, который помог бы преодолеть национальные различия. Таким элементом и стал преобразованный английский язык. Он неизбежно должен был стать проще в письме, произношении, грамматике. И так же неизбежно впитать в себя элементы других языков.

Откуда взялся негритянский английский, лингвисты до сих пор толком не знают. Не могут даже прийти к согласию, как этот феномен относится к литературному английскому. Одни, самые экстремисты, считают, что это отдельный язык. Другие называют его диалектом – но диалект понятие областное, а не национальное, да еще несет в себе неполиткорректное значение неправильности, отклонения от нормы. К тому же в Нью-Йорке, Техасе, Алабаме есть свои местные, скажем так, вариации. Сленгом “черный английский” тоже не назовешь, тем более, что и собственный сленг в его системе тоже имеется и называется jive – а есть и стандартная форма языка, так говорят в черной, негритянской церкви. Словом, ученые осторожно называют Black English афро-американским вариантом английского языка, по-английски variety – слово подходящее, поскольку политкорректное: пусть расцветают сто цветов. А само явление гораздо глубже, чем чисто языковая загадка, потому что в нем намешано множество социальных, этнических, культурных, политических веяний и проблем; добавить извечный вопрос расовых отношений – получается гремучая смесь.

Сленгизмы появляются в языке, широко распространяются и бытуют некоторое время, а затем исчезают, уступая место новым, вместе с новой модой и новыми веяниями. Но английский сленг своеобразен и неповторим. Он рождался и рождается в недрах самого английского языка, в разных социальных сферах и возрастных группах как стремление к краткости, выразительности, иногда как протест против приевшегося или длинного слова, как желание по-своему окрестить предмет или его свойства. В молодежных же кругах, где сленготворчество особенно распространено, кроме всего прочего, явно выражено стремление обособиться от мира взрослых, “зашифровать” свой язык. Особенно пышно расцветает сленготворчество в периоды крупных социальных изменений, войн, экономических и культурных сдвигов, когда ощущается настоятельная необходимость именовать то новое, с чем приходится сталкиваться каждый день.

Хотя далеко не все в сленге приемлемо, он заметно украшает английскую речь своей живостью, гибкостью и неожиданным остроумием. С ленг за многие века своего существования все же преуспел: многие словечки вышли “из низов”, проникли и закрепились в литературном английском языке.

Актуальность выбранной темы в том, что в настоящее время сленг является одной из интереснейших языковых систем современной лингвистики. Во взаимоотношениях американцев большую роль играет культура речи и ее стилистика так называемый ” сленг “. Новизна этой работы заключается в том, что проблема сленга интересовала и интересует лингвистов как за рубежом, так и в нашей стране, ведь в живом языке нет ничего второстепенного. Цель данной работы – показать место и функции сниженной лексики, в частности, американского сленга в процессе коммуникации на материале современных словарей американского сленга и художественной литературы США. А также выявить стилистические особенности американского сленга и провести аналогию между английским и американским сленгом. В данной работе использовалась литература, таких известных сленгвистов, как Волошин Ю. К., Горелов И. Н., Гальперин И. Н. и др.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1) Дать понятие сленга и определить его роль в современной лингвистике;

2) Рассмотреть стилистические особенности американского сленга;

3) Выявить место и функции американского сленга в процессе коммуникации.

Глава 1. Понятие сленга и его роль в современной лингвистике

1.1 Сленг как явление в современной лингвистике

В языкознании нет четкого понятия сленга.

Вся лексика того или иного языка делится на литературную и нелитера турную. К литературной относятся:

1. книжные слова

2. стандартные разговорные слова

3. нейтральные слова

Вся эта лексика, употребляемая либо в литературе, либо в устной речи в официальной обстановке. Существует также нелитературная лексика, мы делим ее на:

1) Профессионализмы

2) Вульгаризмы

3) Жаргонизмы

4) Сленг

Эта часть лексики отличается своим разговорным и неофициальным характером.

Профессионализмы – это слова, используемые небольшими группами людей, объединенных определенной профессией.

Вульгаргомы – это грубые слова, обычно не употребляемые образованными людьми в обществе, специальный лексикон, используемый людьми низшего социального статуса: заключенными, торговцами наркоти­ками, бездомными и т. п.

Жаргонизмы – это слова, используемые определенными социальными или объединенными общими интересами группами, которые несут тайный, непонятный для всех смысл.

Сленг – это слова, которые часто рассматриваются как нарушение норм стандартного языка. Это очень выразительные, ироничные слова, служащие для обозначения предметов, о которых говорят в повседневной жизни.

Необходимо отметить, что некоторые ученые жаргонизмы относят к сленгу, таким образом, не выделяя их как самостоятельную группу, и сленг определяют как особую лексику, используемую для общения группы людей с общими интересами.

Сам термин “сленг” в переводе с английского языка[1] означает:

1. Речь социально или профессионально обособленной группы в противоположность литературному языку;

2. Вариант разговорной речи (в т. ч. экспрессивно окрашенные элементы этой речи), не совпадающие с нормой литературного языка.

Сленг состоит из слов и фразеологизмов, которые возникли и первоначально употреблялись в отдельных социальных группах и отражал целостную ориентацию этих групп. Став общеупотребительными, эти слова в основном сохраняют эмоционально-оценочный характер, хотя иногда “знак” оценки изменяется. Например, “халтура” (актерская среда употребления) – обозначает “приработок”.

На проблему выделения или невыделения сленга из ряда других и как понятия и как термина у отечественных языковедов существует несколько точек зрения.

И. Р. Гальперин в своей статье “О термине “сленг””, ссылаясь на неопределенность этой категории, вообще отрицает ее существование.

Его аргументация основана на результатах исследований английских ученых лексикографов, главным образом на их опыте в составлении словарей английского языка, которые показали, что одно и тоже слово в различных словарях имеет различное лингвистическое признание; одно и тоже дается с пометой “сленг”, “просторечие”, или без всяких помет, что свидетельствует о соответствии литературной норме языка.

И. Р. Гальперин не допускает существования сленга в качестве отдельной самостоятельной категории, предлагая термин “сленг” использовать в качестве синонима, английского эквивалента жаргона.

Мнение о тождестве двух понятий (сленга и жаргона), но помимо этого – резкое отрицание присутствия подобного явления в русском разговорном языке (Е. Г. Борисова-Лунашанец, А. Н. Мазурова, Л. А. Радзиховский).

Интересно использовать в данном аспекте мнение академика А. А. Шахматова, который предлагал указывать на подобное явление внимание, а не увлекаться пропагандой отрицания сленга и указанием как надо говорить.

Однако не следует подходить к сленгу исключительно с позиции исследователя-лингвиста, так как язык – явление не статичное, но многогранное, и в первую очередь по способу выражения (сленг присутствует преимущественно в устной речи).

С точки зрения стилистики – жаргон, сленг или социолект – это не вредный паразитический нарост на теле языка, который вульгаризирует устную речь говорящего, а органическая и в какой-то мере необходимая часть этой системы.

Береговская Э. М. выделяет более 10 способов образования функциональных единиц сленга, тем самым подтверждая тезис о постоянном обновлении словарного состава сленга. Помимо этого она указывает на доминирование ропрезентативной функции языка, как системного субъекта над коммуникативной путем сравнительного анализа словоупотребления в Москве и Московской области, т. е доказывает правомерность высказывания о том, что зарождение новых словарных единиц происходит именно в столицах, а уж потом происходит их перемещение на периферию. При этом в ее исследованиях отмечается, что это перемещение в среднем занимает 6 месяцев, но в связи с научно-техническим прогрессом и появлении более современных средств коммуникации сроки перемещения существенно сокращаются.[2]

Некоторые исследователи полагают, что термин сленг применяется у нас в двух значениях: как синоним жаргона (но применительно к англоязычным странам) и как совокупность жаргонных слов, жаргонных значений общеизвестных слов, жаргонных словосочетаний, принадлежащих по происхождению к разным жаргонам и ставших, если не общеупотребительными, то понятными достаточно широкому кругу говорящих на русском языке. Авторы различных сленг-словарей именно так понимают сленг.

Жаргоны, делегировавшие в так понимаемый сленг своих представителей, не расстаются с ними. При этом попавшие в сленг жаргонизмы могут получить иное значение, чем в жаргоне-источнике. Иногда это происходит с помощью жаргона-посредника. Например, темнить в тюремно-лагерном жаргоне многозначно: “притворяться непомнящим, симулировать беспамятство”, “хитрить на допросе”, а в молодежном жаргоне – “говорить неясно, увиливать от ответа” (ср. темнило – о человеке, который так себя ведет), а ныне в просторечии – “путать, обманывать” (и это значение как второе, переносное значение у темнить показано в “Толковом словаре русского языка” С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой).[3]

Сленг – пиршество метафор и экспрессии. Крыша поехала – выражение, рожденное в одном из жаргонов и попавшее в сленг. Ни один из наших нормативных толковых словарей его не показывал. Первым это сделал в 1992 году “Толковый словарь русского языка” Ожегова и Шведовой и отнес к разговорному стилю литературного языка. Со временем метафоричность этого выражения тускнеет. Сленг освежает ее: крыша теперь и течет, отъезжает, улетает. Метафорические импульсы, исходящие из этого выражения, проникают в его ассоциативное поле, и вот уже психиатр – это кровельщик, а психиатрическая практика – кровельные работы.

Врунок – радиотрансляционная точка; выхлоп – запах перегара, алкоголя изо рта; вратарь – вышибала в ресторане, баре; мять харю – спать; закрыться на просушку, быть на просушке – полностью прекратить пить из-за сильной алкогольной интоксикации; мыслить зеркально – верно понимать что-либо; капнуть на жало – дать взятку; до потери пульса – интенсивно и долго; подфарники – очки; npuгoвop – ресторанный счет; клумба – дура; клиент – простофиля; демократизатор, гуманизатор – милицейская дубинка, и многое другое есть в этом словаре.

Огромный интерес в данном исследовании представляют словари сленга. Интересны показом фактов, не нашедших в подавляющем числе случаев отражения в нормативных толковых словарях. Интересны как документ времени, определенное свидетельство и языкового вкуса эпохи, и социально-психологических процессов, порожденных внеязыковыми обстоятельствами. Говоря об этих процессах и обстоятельствах, авторы подобных трудов отмечают, что тюремно-лагерный жаргон не был подвержен влиянию официальной идеологии. А это в тоталитарном государстве делало его привлекательным “для всех, кого, так или иначе, не устраивала советская действительность: от диссидентов – до любителей джаза и беспредметной живописи”. Кроме этого, “страна, которая в течение многих десятилетий представляла собой практически один гигантский концлагерь, где люди постоянно, прямо или косвенно, сталкивались с тюремным бытом, не могла не усвоить нравов и обычаев этого мира во всех сферах социальной или культурной жизни”. Когда-то Жолио Кюри сказал: “Правда путешествует без виз”. А уж про слова и говорить нечего. В зоне их не удержишь.

1.2 Термины жаргон, арго и сленг в англо – и франкоязычной лингвистике

Термины жаргон и арго пришли в русскую лингвистику из французского, а сленг – из английского языка. Поэтому я считаю необходимым обратиться к первоисточникам для того, чтобы прояснить изначальный смысл этих слов. Во французской лингвистике встречаются диаметрально противоположные толкования терминов жаргон и арго. Малый словарь Роббер дает общеупотребительное значение термина арго “язык криминала” и лингвистическое – “нетехническая лексика, используемая некой социальной группой”. Этимологически арго – “corporation des gueux” – сообщество злоумышленников. Жаргон в Роббере объясняется как “неправильный, искаженный” или искусственно изобретенный язык, понятный только членам конкретной группировки. Однако составители словаря из Библиотеки Ларусс считают, что именно термин арго (а не жаргон) обозначает “совокупность слов и выражений, используемых людьми одной социальной и профессиональной группы с целью выделиться на фоне других социальных объединений”. Термин сленг в Ларуссе отсутствует, а в Роббере поясняется как “английское арго”.

Современный французский лингвист Луи-Жан Кальве, автор книги “Арго за 20 занятий” придает этому термину более широкое значение. По его мнению, арго – это образный устный язык, пестрящий недолговечными авторскими неологизмами, часть которых постоянно переходит в разговорный язык. По концепции Кальве, существует 20 основных семантических полей, в которых постоянно по известной схеме изобретаются новые арготизмы. Лингвист считает, что, овладев базовой метафорой для каждого поля, человек сможет понять любой незнакомый и создать новый арготизм, значение которого будет понятно окружающим. Таким образом, в исследовании Кальве арго предстает как некая схема словотворчества. В англоязычном языкознании наблюдается более четкое разграничение терминов жаргон и арго, хотя и здесь эти слова нередко взаимозаменяемы. Так, и в Оксфордском толковом словаре значение “тайный, засекреченный язык” принадлежит термину арго, а профессиональная лексика входит в семантическое поле жаргон. В оценке этих понятий по критериям “экспрессивность”, “цель создания” и “круг носителей” составители словарей не солидарны, а иногда имеют противоположное мнение. Однако, несмотря на то, что поле для серьезных терминологических баталий в этой области велико, не арго и не жаргон приковывают пристальное внимание английских и американских филологов; ни в Британнике, ни в Энциклопедии языка и лингвистики нет отдельных статей, посвященных этим понятиям. В англоязычной языковой культуре принято использовать термин сленг для обозначения некодифицированного языка.

Этимология слова сленг неизвестна. Впервые термин был зафиксирован в 1750 году со значением “язык улицы”. В настоящее время “в словарях встречается как минимум два основных толкования слова сленг. Во-первых, особая речь подгрупп или субкультур общества, и, во-вторых, лексика широкого употребления для неформального общения”. Причем, второе значение в современной лексикографии превалирует над первым. “Сленг занимает промежуточное положение между всем известными словами и выражениями для неформального общения и лексикой узких социальных групп”[4] . Поэтому в англоязычной лексикографии проблема состоит не в том, чтобы отделить сленг от жаргона и арго, а в том, чтобы зафиксировать переход слов из сленга в разговорную речь.

Таким образом, англо – и франко – язычное языкознание отмечает множество тенденций в изучении подсистем языка и не имеет однозначного отношения к терминам арго, жаргон, сленг и т. п. В русскоязычной лингвистике соотношения этих терминов еще более неоднозначны. В разработке терминологии участвует практически каждый филолог, занимающийся проблемами некодифицированного русского языка. Некоторые лингвисты изобретают промежуточные термины, типа “интержаргон”, “интерсленг”, “междужаргонная” лексика и т. п. Такое богатое словотворчество может показаться избыточным и даже бессмысленным. Однако было бы неверно думать, что спор идет просто о словах. Проблематика этой дискуссии гораздо глубже. Что такое язык: совокупность многочисленных подсистем (арго, жаргонов, диалектов и т. п.) или же неделимое целое? Возможно ли зафиксировать и исследовать компоненты устной речи? Наконец, существует ли “правильная” речь, действительно ли хороша языковая норма? Вот принципиальные вопросы, которые являются источником терминологических споров. Именно с этих позиций я их и рассматривала.

Термин арго встречается в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона. Однако вместо толкования он сопровождается отсылкой к статье “Воровской язык”[5] , что говорит о синонимичности этих лексических единиц. Впоследствии некоторые исследователи расширяют значение термина. Так в словаре О. С.Ахмановой арго – то же, что и жаргон, но в отличие от последнего “лишено пейоративного, уничижительного значения”[6] . Тем не менее, большинство исследователей трактуют арго как речевой обиход низов общества. Ожесточенные филологические споры ведутся о природе современного арго: существует ли арго как тайный язык и является ли оно экспрессивным.

У Брокгауза и Ефрона говорится о том, что, например, “подольские лирники представляют собой тесно сплоченную корпорацию… язык свой держат в глубокой тайне и изъясняются на нем только тогда, когда никого нет, или так тихо, что никто не услышит”. Однако современные лингвисты тайну арго исключают. По мнению А. Т. Липатова, “создание искусственного языка – непомерно большой труд” даже для специалиста, поэтому злоумышленники общаются на обыкновенном вульгарном наречии, лишенном склонности к языковой игре. М. Грачев, В. Саляев также говорят о неэкспрессивности арго, о его утилитарном предназначении[7] . Однако писатель Сергей Довлатов, который вызывает у нас доверие, как человек не только исследующий язык, но и хорошо им владеющий, придерживается противоположного мнения. Законы языкознания к лагерной действительности – неприменимы. Поскольку лагерная речь не является средством общения. Она – не функциональна. Лагерный язык менее всего рассчитан на практическое использование. И вообще, он является целью, а не средством….

Лагерный монолог – это законченный театральный спектакль. Это – балаган, яркая, вызывающая и свободная творческая акция…

Довлатов утверждает превосходство личностного начала в арго, но также он указывает на наличие языковых традиций, которые, на наш взгляд, явились рудиментами герметики предшественников. Предпочитается точность – изобилию.

В современной лингвистике термин арго преимущественно используется в значении “воровской” язык. Существует представление об арго как о тайном языке малой группы, существовавшей в прошлом.

Зафиксированное в словаре Даля слово жаргон воспринимается как заимствование из французского языка и соответственно просто переводится (без пояснительных русских примеров) как “наречье”, “говор”, “произношение”, “местная речь”. В этом толковании подчеркивается отличие жаргона от кодифицированного языка, однако значение термина не имеет пренебрежительного оттенка.

В настоящее время жаргон нередко преподносится как противоположность культуры речи. Он, как правило, “употребляется в контексте социальной стратификации (“жаргон воров”, “жаргон студентов” и т. п.) и лишен обобщенно-культурологического фона”. К сложившейся еще в 19 веке традиции исследовать профессиональные жаргоны примыкает новое направление: жаргоны социально-возрастные. Причем, если провести границу между профессиональным жаргоном и общенациональной лексикой не составляет труда, то определить рамки социально-возрастных жаргонов представляется проблематичным.

О природе молодежного жаргона, который привлекает пристальное внимание исследователей, существуют различные мнения. Некоторые лингвисты отказывают жаргону в систематичности и целостности, представляя его как “особый словарь” некой социальной группы. М. Копыленко пишет: “Значительная часть носителей русского языка в возрасте от 14-15 до 24-25 лет употребляет в общении со сверстниками несколько сот специфических слов и сильноидиоматических словосочетаний, именуемых молодежным жаргоном”[8] . Другие исследователи видят в жаргоне часть, довольно-таки сложную подсистему русского языка, которая выделяется избирательностью семантических полей, сниженным стилем и ограниченностью круга носителей. Е. Уздинская пишет: “Молодежный жаргон – это особый подъязык в составе общенационального языка, используемый людьми в возрасте от 14 до 25 лет в непринужденном общении со сверстниками. Молодежный жаргон характеризуется как особым набором лексических единиц, так и спецификой их значения. Носители – это социально-демографическая группа в составе народа, которую объединяет, прежде всего, возраст”. Исследователи, которые считают принципиально важным провести грань между арго и жаргоном, как правило, следуют за Л. Скворцовым, который утверждал, что эти термины отличаются по степени открытости. Арго – это тайный язык, которым пользуются члены закрытой группы, низы общества, а жаргон – атрибут негерметичной группы – это социальный диалект определенной возрастной общности или профессиональной корпорации[9] . В этой связи некоторые ученые отмечают, что, поскольку современные криминальные группировки используют скорее вульгарную, чем эзотерическую лексику, то арго прекратило свое существование. Некоторые филологи стремятся не выделить жаргон в подсистему, а, напротив, рассмотреть его в составе общенационального языка. Однако даже им жаргон видится социально маркированным. “В настоящее время (с середины 60-х годов) уже нельзя говорить о жаргоне как замкнутом речевом обиходе какой-либо социальной группы: жаргон молодежи – скорее сниженный стиль речи, средство непринужденного общения в кругу сверстников”.

Термин сленг появился в русской лексикологии относительно недавно. В отличие от жаргона он не зафиксирован ни в Словаре Даля, ни в Энциклопедии Брокгауза и Ефрона. Проникновение этого слова в русский язык было связано с изучением англоязычных культур. Первоначально сленгом называлась исключительно иноязычная реалия, но в дальнейшем сфера употребления этого слова была расширена. В процессе изучения живого разговорного языка стало понятно, что понятия жаргона и арго исторически указывают на ограниченность группы их носителей, а также на узость семантического поля лексических единиц. В то же время стала очевидной отличная от нормы языковая среда устного общения, объединяющая большое число людей. Именно это понятие получило наименование сленг.

Под сленгом понимают разновидность разговорной речи, оцениваемую обществом как подчеркнуто неофициальная (“бытовая”, “фамильярная”, “доверительная”). При этом сленгу свойственно заимствовать единицы арго и жаргонов, метафорически переосмысляя и расширяя их значения. Имеются в виду разновидности речи с искусственно завышенной экспрессией, языковой игрой, модной неологией… Если информант, рассказывая о реальных лагерных охранниках, называет их “вертухаями”, он пользуется жаргоном. Если же он, рассказывая о вахтере в общежитии, именует его “вертухаем”, перед нами слэнг. В словаре О. С.Ахмановой даны две дефиниции термина сленг:

1. Разговорный вариант профессиональной речи;

2. Элементы разговорного варианта той или другой профессиональной или социальной группы, которые, проникая в литературный язык или вообще в речь людей, не имеющих прямого отношения к данной группе лиц, приобретают в этих разновидностях языка особую эмоционально-экспрессивную окраску.

Таким образом, сленг, по мнению многих исследователей, является вторичным образованием по сравнению с жаргонами и арго, адаптирующим к своим нуждам заимствованные единицы. Однако если некоторые отмечают большое значение игрового начала в сленге, то А. Липатов считает, что “всякий речевая экспрессия, оказавшись в сленге, нейтрализуется”, приспосабливаясь к новой семантической специфике.

Значение слова сленг близко к понятиям “разговорной речи” и “просторечия”, однако в отличие от них оно имеет ощутимую социальную маркировку. Тем не менее, далеко не все исследователи допускают возможность считать сленг одним из многочисленных социолектов.

Глава 2. Стилистические особенности американского сленга

2.1 История существования американского сленга

Сленг древен, как мир. Это отмечает крупный языковед, специалист в области сленга и составитель словаря сленга Эрик Партридж. “Сленг” был и в греческом и в латинском языках – ведь люди всегда оставались людьми, они всегда стремились оживить речь, расцветить ее образными словечками и фразами, переиначивая на свой лад непонятные “ученые” и официальные слова. И во всех языках можно отметить эту тенденцию в живой речи.

Но английский сленг своеобразен и неповторим. Он рождался и рождается в недрах самого английского языка, в разных социальных сферах и возрастных группах как стремление к краткости, выразительности, иногда как протест против приевшегося или длинного слова, как желание по-своему окрестить предмет или его свойства. В молодежных же кругах, где сленготворчество особенно распространено, кроме всего прочего явно выражено стремление обособиться от мира взрослых, “зашифровать” свой язык, а также желание просто взбаламутить зеркальную гладь респектабельного английского языка – Queen’s English. Особенно пышно расцветает сленготворчество в периоды крупных социальных изменений, войн, экономических и культурных сдвигов, когда ощущается настоятельная необходимость именовать то новое, с чем приходится сталкиваться каждый день.

Хотя далеко не все в сленге приемлемо, он заметно украшает английскую речь своей живостью, гибкостью и неожиданным остроумием. Вспоминаю, как профессор С. К. Боянус почти влюблено говорил о сленге как о языке-бродяге, который всю жизнь околачивается вокруг литературного языка, толкается, но так и не попадает в высшее общество.

Сленг за многие века своего существования все же преуспел: многие словечки вышли “из низов”, проникли и закрепились в литературном английском языке. Кто сейчас усомнится в респектабельности слова lunch? А это слово начинало свою жизнь в недрах сленга, так же как bus, fun и многие другие.

Мало того, сленгизмы перешагивают не только социальные, но и географические границы и появляются за пределами своей родины. Кто не знает слова “денди”? С ним познакомил нас впервые Пушкин, который характеризовал Онегина не просто как “щеголя” или “франта”, а сравнивал его с лондонским “денди”. Оказывается, слово dandy было модным сленгазмом в Англии во времена Пушкина.

Больше всего сденгизмов в произведениях драматургов различных эпох. Сколько остроумных эпитетов для глупцов находим мы в драмах и комедиях Шекспира! Snipe, woodcock, clod-pole, а прилагательное “глупый” – clay-brained, knotty-pated – это всего лишь несколько из многих “лестных” эпитетов.

Многие шекспировские сленгизмы и сейчас в ходу у англичан, такие, например, как to crash a cup – выпить стаканчик вина (букв, раздавить стаканчик), the blues – полицейские, kickshaw – лакомство, пустячок и др.

Подавляющее большинство английских и американских писателей в той или иной степени отдавали дань сленгу. Его невозможно игнорировать, иначе описываемые персонажи утратят свою жизненность. У Голсуорси в романах трилогии “Конец главы” очень много новых модных словечек, которые не встречались в более ранних его произведениях. Так, например, почтенный буржуа Соумз в недоумении спрашивает своего зятя, что означает выражение “to get somebody’s goat” и получает ответ, что это значит “раздражать кого-либо”. “Will you bob in?” (“Ты “заскочишь” к нам?”) – приглашает своего приятеля член парламента Майкл Монт. “Been over the top?” (“Пошел в атаку?”) – спрашивает он же у своего подчиненного, который отдавал ему отчет о выполнении поручения отнюдь не военного характера.

2.2 Стилистические особенности американского сленга

Между общелитературной разговорной лексикой и фразеологией и некоторыми группами нелитературной лексики нет четких граней. Общелитературная разговорная лексика почти незаметно переходит в разряд слов, которые уже не включаются в нормы литературного употребления. Особенно близко к разряду общеупотребительной литературной разговорной лексики подходят слова так называемого “сленга”.

В американской лексикографии термин “сленг” получил широкое распространение приблизительно в начале прошлого века. Этимология этого термина представляется спорной и не была точно установлена ни одним из советских или зарубежных лингвистов, занимавшихся этой проблемой.

Показательным в этом отношении является образное описание “сленга” в известной работе Дж. Б. Гриноу и Дж. Л. Киттриджа: “сленг – язык-бродяга, который слоняется в окрестностях литературной речи и постоянно старается пробить себе дорогу в самое изысканное общество”. Образность в научной прозе, как известно, применяется для дополнительного разъяснения тех или иных описываемых явлений, а также для выражения отношения автора к этим явлениям, а не для определения сущности явления. В данном случае употребление метафоры для определения “сленга” не разъясняет данное явление, а наоборот, затемняет его содержание.

В современной зарубежной лексикографии понятие “сленг” смешивается с такими понятиями как “диалектизм”, “жаргонизм”, “вульгаризм”, “разговорная речь”, “просторечие” и др.

Однако, несмотря на то, что многими зарубежными теоретиками-лексикологами высказаны самые разнообразные и противоречивые точки зрения по вопросу о “сленге”, все они приходят к одному и тому же выводу: “сленгу” не место в английском литературном языке. Это объясняется тем, что понятие “сленг” в английской лексикографии смешивается со словами и фразеологизмами, совершенно разнородными с точки зрения их стилистической окраски и сфер употребления.

В различных словарях с пометой “сленг” приводятся следующие разряды слов и словосочетаний:

Слова, относящиеся к воровскому жаргону, например: barker – в значении револьвер; to dance – быть повешенным; to crush – убежать; idea pot – в значении голова.

Другими примерами явно жаргонных слов и выражений могут служить: dirt – в значении деньги; соке – глоток кока-кола, известного в США напитка; dotty – сумасшедший.

Слова, относящиеся к другим жаргонам, например: big-boy – в значении крупнокалиберная пушка; knitting needle – в значении сабля (из военной лексики); to eat the ginger – выступать в лучшей роли; smacking – в значении имеющий огромный успех; dark (буквально темный) в значении закрыт (из театральной лексики); dead hooper в значений плохой танцор; sleeper – в значении курс лекций (из студенческой лексики) и др.

Благодаря включению в “сленг” самых разнообразных жаргонизмов последний начинает дифференцироваться. Так, в английской и американской лексикографии появляются разновидности “сленга”: военный “сленг”, спортивный “сленг”, театральный “сленг”, студенческий “сленг”, парламентский и даже религиозный “сленг”.

Многие разговорные слова и выражения – неологизмы, присущие лишь живому неофициальному общению, также причисляются к “сленгу”.

Основные качества этих слов – свежесть их употребления, новизна, неожиданность их применения, т. е. типичные черты неологизма разговорного типа. Но именно эти черты и способствуют зачислению таких слов в категорию “сленга”. Например, такие слова и выражения, как for good – навсегда, to have a hunch – предчувствовать, show – в значении театр, причисляются к “сленгу”; to get someone – в значении понять, cut-throat – в значении убийца, и многие другие коллоквиализмы в ряде словарей тоже имеют помету “сленг”.

Различие между литературными разговорными словами и некоторыми словами, причисляемыми к “сленгу”, настолько трудно определить, что в авторитетных английских и американских словарях появляются двойные стилистические пометы :(разг.) или (сленг). Таковые, например, слова: chink – деньги; fishy – подозрительный; governor – отец; hum (от humbug) обман и др.

Под “сленг” подводятся также случайные образования, возникшие в результате литературных ассоциаций и значение которых обусловлено их смысловыми связями с исходным понятием. Так, например, “Сокращенный словарь сленга” фиксирует слово Scrooge в значении злой и скупой человек с пометой “сленг”. Слово это образовано от имени героя произведения Диккенса “A Christmas Carol”.

Образные слова и выражения.

Здесь следует различать, с одной стороны, образные профессионализмы, например, shark (буквально – акула) – в значении студент-отличник (из студенческой лексики); suicide ditch (буквально – траншея самоубийства) – в значении передовая (из военной лексики); black coat3 – (буквально – черная сутана) – священник; а с другой стороны, общеупотребительные образные слова; например: rabbit heart (буквально – заячье сердце) в значении трус или belly-acher (буквально – страдающий животом) т. е. человек, который всегда на что-нибудь жалуется.

Многие английские и американские словари относят к “сленгу” слова, образованные в результате использования одного из наиболее продуктивных способов словообразования в современном английском языке – конверсии. Например: существительное agent в значении агент не имеет пометы “сленг”; образованный же от него глагол to agent – в значении быть агентом имеет помету “сленг”. Слово altar – стилистически нейтральное, никакой пометы в словарях не имеет; образованный же от него глагол to altar – в значении пожениться в одном из английских словарей приводится с пометой “сленг”.

То же самое можно сказать о прилагательном ancient

– старинный, древний. Образованное от него путем кон – версии существительное ancient в значении старожил имеет помету “сленг”.

В некоторых словарях аббревиатуры также рассматриваются как “сленг”. Такие слова, как rep (сокращение от reputation) – репутация; cig (от cigarette) – сигарета; lab (от laboratory) – учебный кабинет и др. причисляются к студенческому “сленгу”.

Слова ad (сокращение от advertisement) – объявление и flu (от influenza) – грипп “Сокращенный словарь английского сленга” также приводит с пометой “сленг”.

Характерно, что такие общеупотребительные сокращения, чаще всего употребляемые в разговорной речи, как та (сокращение от mama) – мать, или sis5 (от sister) – сестра также имеют помету “сленг”.

Даже самые обычные слова и словосочетания английского литературного языка зачисляются в разряд “сленга”. Например: to go halves – в значении войти в долю; to go in for – в значении увлекаться чем-либо; to cut off with a shilling – лишить наследства: affair – любовное приключение; in a way – вообще; how come – почему и др. “A Concise Dictionary of English Slang” относит к “сленгу”.

Конечно, не все словари одинаково классифицируют слова с точки зрения их стилистической характеристики. Но больше всего разнобой наблюдается в тех случаях, где имеется помета “сленг”. Например: существительное charmer в значении привлекательная женщина рассматривается словарем Бэри и Барк как принадлежащее к сленгу, Оксфордским словарем – как архаизм, а американским словарем Вебстера как стилистически нейтральное слово.

Выражение to listen in в значении слушать радио словарем Бэри и Барка рассматривается как “сленг”, словарем Вебстера – как коллоквиализм, Оксфордским словарем – как стилистически нейтральное слово.

Выражение to get the better of взять верх над кем-нибудь в “Сокращенном словаре английского сленга” встречается с пометой “сленг”, в словарях же Вебстера и Оксфордском приводится без всяких помет.

Остается совершенно непонятным, из каких соображений исходят авторы словарей, относя те или иные слова к разряду “сленга”. Различие между “сленгом” и диалектизмом тоже часто не приводится. Об этом свидетельствует тот факт, что во многих случаях словари дают две пометы: sl. or dial. Например: в словаре Вебстера[10] выражение hook it – в значении убежать, удрать имеет два пометы – “сленг или диалект”. (“slang or dial.”); в словаре Вебстера слово swallow-pipe в значении глотка имеет те же две пометы.

Колебания в отнесении того или иного слова к определенному стилистическому разряду слов – вполне закономерное явление, так как язык находится в процессе постоянного развития, и слова из одной сферы общения неизбежно попадают в другую сферу общения и начинают свое существование уже как самостоятельные и полноправные ее члены.

Однако “сленг” охватывает слишком уж много стилистических разрядов слов, самых разнообразных по своей сущности и функциям. К “сленгу” причисляются даже просторечные фонетические, морфологические и синтаксические формы, например, слово ain’t, форма gi’n (given), оборот one of them slippers, неправильное употребление союзов как например, as вместо whom или which, произношение звука [n] вместо [η ] в причастиях настоящего времени и т. п.

В газете The Times от 12 марта 1957 г. приводятся следующие иллюстрации сленга:

Leggo my ear, please; Sarge (sergeant); I’ve got a date with that Miss Morris to-night.

Leggo это типичный для быстрого темпа небрежной разговорной речи случай ассимиляции, sarge – просторечное слово, образованное путем усечения основы. Слово date в значении свидание является общеупотребительным разговорным словом современного английского языка.

С другой стороны, многие слова и выражения, относимые к “сленгу”, являются вполне литературными словами, чаще всего неологизмами – иногда эмоционально окрашенными. А неологизмы могут появляться в самых различных сферах употребления языка.

Именно потому, что под термином “сленг” объединяются разнородные явления, одной из наиболее характерных черт этого лексического слоя является его неустойчивость. Многие слова и обороты, начавшие свое существование как “сленговые”, в настоящее время прочно вошли в английский литературный язык. Например, to make a dead set at в значении нападать, набрасываться на кого-либо. В XVIII в. относилось к полицейскому жаргону и имело совершенно другое значение – обеспечить поимку преступника; во второй половине XVIII в. это же выражение в жаргоне шулеров означало попытаться облапошить игрока. Сейчас to make a dead set at smb. – вполне литературный оборот.

В литературном языке США находят широкое использование и воровской жаргон, и узкие профессионализмы, и случайные словообразования. В особенности это относится к языку американской прессы, в которой можно встретить самые нелепые лексические образования.

В Америке в сфере письменной речи сильны пуристические тенденции. Даже в языке прессы слова и выражения, не являющиеся полноправными единицами словарного состава литературного языка Америки допускаются с большими ограничениями.

Для разграничения разнородных групп слов нелитературного слоя литературного языка наиболее целесообразным представляется понимать под “сленгом” тот слой лексики и фразеологии, который появляется в сфере живой разговорной речи в качестве разговорных неологизмов, легко переходящих в слой общеупотребительной литературной разговорной лексики. Сленгизмы ярко эмоционально окрашены, чаще всего образны.

Наиболее употребительное средство образования сленгизмов:

А) изменение значения слов (чаще всего путем метафоризации и метонимизации),

Б) сокращения

В) конверсия.

Сленгизмы должны быть отграничены от жаргонизмов, диалектизмов и вульгаризмов, которые со значительно большей трудностью попадают в число общеупотребительной литературно-разговорной лексики.

Стилистические функции сленгизмов определяются их природой. Чаще всего они применяются в целях более эмоциональной характеристики описываемого предмета и явления. Нередко такие сленгизмы ставятся в кавычках, чтобы подчеркнуть их “нелитературность”. Подобный пример встречается у Диккенса:

“То edge his way along the crowded paths of life, warning all human sympathy to keep its distance, was what the knowing ones call “nuts” to Scrooge.”

Сочетания nuts to (a person) в XIX веке было разговорным неологизмом, обозначавшим источник наслаждения для кого-либо. В современном языке этот сленгизм XIX века в данном значении уже не употребляется.

В лексикологии и лексикографии существуют три термина, которые часто употребляются синонимически. Эти термины slang, jargon и cant. Неоднократно делались и до сих пор делаются попытки разграничить эти термины. Так, термин cant в последнее время употребляется для обозначения условного языка отдельных профессиональных и социальных групп. Например, воровской жаргон,[11] или тайный язык, придуманный школьниками в целях скрыть от непосвященных содержание высказывания в английских словарях имеет часто помету cant.

Термин jargon некоторые лексикологи предлагают сохранить для обозначения специфических профессиональных и технических понятий (technicalities of science, the professions and the trades. . .) т. е. то, что мы назвали профессионализмами.

О термине сленг, разнородных явлениях, объединяемых этим термином, и о попытках английской лексикографии их различить мы уже говорили выше.

Под термины jargon, cant и slang подводятся также вульгаризмы и просторечье (в английском языке – cockney), которое, как известно, характеризуется не только своеобразным словоупотреблением, но и грамматическими и фонетическими отклонениями от литературных норм.

Таким образом, формы talkin’, ‘e, ‘is, you was и др. нарушения правильности литературной речи, которые мы находим в нижеследующем отрывке из речи одного из героев романа С. Моэма “Narrow Corner” рассматриваются как жаргонизмы (cant, jargon):

“Talkin’ about you, ‘e was, to another doctor, pal of is, and sayin’ you was such a marvel and all that, and out of curiosity they ‘ad a look – see.”

Для того, чтобы разграничить разнородные группы слов нелитературного слоя лексики современного английского языка, необходимо выделить наиболее характерный, ведущий признак каждой из групп. Мы уже постарались охарактеризовать сленг и профессионализмы. Попытаемся определить такой ведущий признак в группе слов, которые мы будем называть жаргонизмами (cant или jargon), а не сленгом.

Жаргонизмы это отдельные слова, сочетания слов, обороты речи. Они создаются разными социальными группами, классами. Они могут создаваться также и отдельными лицами.

Наиболее характерной чертой жаргонизмов является их секретность. Они уподобляются в какой-то степени условному коду. Значение жаргонизма предполагается известным только той группе людей, среди которых данные жаргонизмы создаются.

Средства создания жаргонизмов часто несвойственны словообразовательной системе языка, “… ибо в арго нет тирании правил”.[12] Наиболее употребительные приемы образования слов-жаргонизмов в английском языке это а) искажение морфологического и фонетического облика слова, б) заимствования из других языков и в) навязывание особого значения уже существующим словам.

Жаргонизмы могут быть использованы в стиле художественной речи в целях речевой характеристики героев. Обычно в таких случаях автор поясняет значение жаргонизмов. Например:

Mrs. Gilby : What’s a squiffer?

Dora: Oh, of course: excuse my vulgarity: a concertina.

Или

Dora: … and I gave his helmet a chuck behind that knocked it over his

Eyes and did a bunk.

‘ Mrs. Gilby: Did a what?

Dora: A bunk, Holy Joe did one too all right: he sprinted faster than he ever did in college.

Значение жаргонизма bunk поясняется через профессионализм sprinted. Этот профессионализм предполагается известным широким кругам и поэтому не требует разъяснения. Сам же жаргонизм без пояснения в контексте непонятен.

Несколько другую функцию выполняют жаргонизмы, использованные Байроном в его поэме “Дон Жуан”. Они даны без пояснения автора. Издатель снабжает все жаргонизмы, которые Байрон в сатирических целях использует в нижеприведенной строфе, соответствующими объяснениями. Однако, авторское примечание полностью раскрывает замысел поэта и стилистическую функцию, которую жаргонизмы несут в этом отрывке. Приведем эту строфу целиком вместе с пояснениями издателя и комментарием поэта:

He from the world had cut off a great man, Who in his time had made heroic bustle.

Who in a row like Tom could lead the van,

Booze in the ken[13] , or at the spellken hustle?

Who queer a flat[14] ? Who (spite of Bow street’s ban) On the high toby-spice[15] so flesh the muzzle?

Who on a lark,[16] with black-eyed Sal (his blowing), So prime, so swell, so nutty, and so knowing?

Едкий сарказм этих строк не требует доказательства.

Деятельность Байрона в области нормирования языка, его словоупотребления была направлена на борьбу с такого рода жаргонизмами, засоряющими язык.

Известна роль Горького в борьбе против использования жаргонизмов в литературном языке. “С величайшим огорчением”, – писал Горький, – “приходится указать, что в стране, которая так успешно в общем восходит на высшую ступень культуры, язык речевой обогатился такими нелепыми словечками и поговорками, как, например, “мура”, “буза”, “волынить”, “шамать”, “дай пять”, “на большой палец с присыпкой”, “на-ять” и т д. [17]

Однако, многие слова, которые в какой-то период времени являлись нелитературными (жаргонизмами, сленгом и др.), постепенно завоевывали себе право гражданства в литературном языке. Таковы, например: слово kid – разговорно-литературное слово, которое раньше рассматривалось как сленг; слова fun, queer, bluff, fib, humbug и другие, сейчас литературно-разговорные слова, раньше были жаргонизмами.

В современном английском языке много жаргонизмов рождается в среде представителей различных профессий. Особенно много в области спорта. В нижеследующем примере жаргонизмы использованы как средство косвенной характеристики героя. Они даются не в речи героя, а в авторской речи, при описании героя:

“No real sportsman cares for money,” he would say, borrowing a ‘pony’ if it was no use trying for a ‘monkey’. There was something delicious about Montague Dartie. He was, as George Forsyte said, a ‘daisy’.”[18]

Многие жаргонизмы рождаются в речи английских солдат, матросов, студентов и др.

Некритическое использование жаргонизмов в стиле художественной речи фактически засоряет язык. В этом, между прочим, тоже кроется различие между сленгом и жаргоном. Сленгизмы, являясь эмоционально-окрашенными неологизмами, порождаемые стихией живой разговорной речи, могут легко утверждаться как полноправные словарные единицы литературного английского языка. Жаргонизмы могут лишь быть навязаны литературному языку излишней популяризацией, – результат натуралистического отображения языковой действительности.

Некоторые современные американские и английские писатели в погоне за ложным эффектом “яркой” языковой характеристики часто пересыпают речь своих героев таким количеством специфических жаргонных слов и выражений, что фактически легализуют жаргонное словоупотребление, с которым они, как писатели, призваны бороться. Так, например, в пьесе современного американского писателя Одетса “Waiting for Lefty” только на полутора страницах мы находим около 30 таких слов и выражений. Вот некоторые из них: palooka ругательное слово; heluva ругательство; jees! восклицание; lit пьяный; beanery кафе и многие другие.

В современных стилях литературного языка, в которых сленгизмы могут быть использованы, т. е. в стиле художественной речи и в газетном языке, они обычно употребляются без кавычек. Поэтому им открыт более свободный доступ в литературный язык.

2.3 Особенности функционирования американского молодежного сленга

Учитывая сложность и вариативность такой языковой системы, как американский студенческий сленг., в качестве объекта исследования в работе использовали спонтанную, непринужденную, несколько сниженную речь студентов, обучающихся в различных университетах США, кодифицированную открытым интернет-словарем. Лексика, представленная в нем, является неотъемлемой частью словарного запаса молодого поколения американцев, однако в основном недоступна для профессионалов, так как не всегда находит свое отражение в словарях.

В силу необычайной гибкости и подвижности сленга, к которому принадлежит подавляющее большинство слов и выражений, включенных в статью, ее задачей является ознакомление читателя с основными закономерностями функционирования американского студенческого сленга.

Американский студенческий сленг вызывает значительные трудности в понимании. Это обусловлено рядом причин :

1. Стремлением коммуникантов установить непринужденное взаимопонимание; установкой на разговорность общения (фамильярность, интимность и т. д.); неподготовленностью (спонтанностью), отсутствием детального продумывания содержания разговора.

2. Неадекватным подходом к обучению иностранным языкам, заключающимся в том, что традиционные пособия и упражнения в них, как правило, построены не на основе естественной речи, а на базе искусственно созданной. Студентов обучают идеализированному академическому языку, и они не в состоянии выработать необходимые навыки понимания того английского языка, который они слышат во время общения с его носителями, в частности, с американскими студентами.

3. Тенденцией снижения регламентирующего влияния American Standard English и повышения статуса разновидностей языка, в большей степени опирающийся на узус, на более широкое включение в свой состав элементов сниженной речи и, частично, сленга.

4. Экспансией молодежного жаргона, что приводит к увеличению разрыва между “академическим ” языком, ориентированным на престижный, образцовый Oxford English, и тем, который используется в реальном повседневном общении.

Студенческий сленг представляет собой групповой (корпоративный) жаргон. В английской лексикографической литературе эта языковая подсистема обычно включается в специальный сленг, противопоставляемый общему сленгу, входящему в общеупотребительное просторечие. Студенческий сленг, как правило, объединяет коллективы его носителей внутригрупповыми связями. С. Б.Флекснер считает молодежь наиболее активным элементом, формирующим американский сленг.[19]

Рассмотрим некоторые особенности студенческого сленга. Значительную часть единиц студенческого сленга представляют те лексические единицы, которые фактически являются дублетами нейтральных или разговорных единиц.

Установка на разговорность, непринужденность, знание коммуникантами друг друга, конситуации способствует проникновению в речь молодежи тех лексических единиц, формально-содержательные характеристики которых не нарушают обстановки непринужденности. Они не актуальны для официального общения. Это сниженные дублеты – синонимы (типа roaddog, dude, boogerhead = chap, pal, fellow, bud(dy), guy, chum, mate, friend, associate – “товарищ, приятель, друг, компаньон ” и пр.) или собственно сленгизмы. К этой категории слов также относятся такие единицы, как: wench, gooey = girlfriend-“подружка, любимая девушка”; bank, yen, duckets, spent, bones, benjamin, loot = money – “деньги; бабки, зеленые”; buttons = remote control device for TV – “пульт дистанционного управления для TV”; posse, dogpack, tribe, crew = one’s circle of friends-“круг друзей “;to bum= ask -“просить “; buzz crusher = killjoy = “зануда, человек, отравляющий удовольствие другим, брюзга “; to jack = to steal – “воровать, стащить “; to jet, jam = to leave, to go – “уходить”: jammed = upset, irritated – “расстроенный, раздраженный”; janky = unattractive, not stylish – “непривлекательный”; jewels = a very nice pair of shoes – “красивая пара туфлей”; to kill, kari = to make fun of – “подсмеиваться”; to lunch = to go crazy -“свихнуться”.

Особого внимания заслуживает та часть студенческого сленга, которая представляет собой эмоционально окрашенную лексику, чаще всего с насмешливой, иронической или пародийной коннотацией, что, в общем, характерно для любого профессионального жаргона. Например, сленговое bacon и police -полицейские; beef и problem – разногласие, проблема; buffalo chick и fat female – толстая женщина, mule with a broom и a very ugly girl – очень некрасивая девушка; business class и fat, too large to fit in a normal-sized seat – слишком толстый, чтобы разместиться на обычном сидении; dark side и the student neighborhood – студенческий район, seed и offspring, child – отпрыск, ребенок; dome и one’s head, skull – голова; fruit и a looser, stupid person – дурак; Death Star и Social Science Building at UCD – здание общестенных наук в Калифорнийском университете в Дэвисе и многие другие. Как видно из вышеприведенных примеров, в образовании этих единиц значительную роль играет метафорический перенос.

Студенческий сленг проницаем для лексики, заимствованной из других профессиональных групп и групповых жаргонов и арго и, в свою очередь, служит источником заимствований для этих социальных диалектов. Например, в образовании God sguad – студенты, специализирующие на изучении религии, произошел метафорический перенос военного термина squad – взвод и библейского God – бог; метафорическое выражение jump on the grenade – досл. бросаться на гранату, означает развлекать некрасивую девушку, чтобы дать возможность своему другу развлекаться с ее красивой подругой; walk of shame, образованное по аналогии с walk of fame (аллея славы) – возвращение в одиночестве домой на виду у всех соседей после ночного рандеву; false messiah – нечто или некто, воспринимаемые как нечто не оправдывающее ожидание; commodore – от морского звания командующий соединением кораблей, но после метафорического переноса означающее “медленно работающий компьютер”; communist – глупый, плохой; da nazzis – человек, облаченный властью, прерывающий вечеринку и т. д.

Студенческие коллективы черпают свои инновации в лексиконах пользующихся популярностью групп, служащих для них поведенческим ориентиром; так, немало жаргонизмов было почерпнуто из лексикона наркоманов: hooch, tree, buddak, cripps, doobie, hronik, smokey treat – марихуана; to get one’s johny, blaze(on), burn, pull tubes, play monopoly – курить марихуану; el, reefer(из лексикона Black English), spliff – сигареты с марихуаной; fiend – находиться в зависимости от марихуаны; hypertweaked – зависимый от кокаина; blew out – находящийся в состоянии опьянения или возбуждения под воздействием марихуаны; geeka – находящийся в зависимости от марихуаны.

Студенческая молодежь ввела около 30% сленгизмов, которые представляют собой табуизированную лексику, относящуюся к сексуальной сфере. Большую группу студенческого сленга составляет лексика, связанная с употреблением алкоголя и вечеринками (chill – расслабиться; have arms, chizzil – устроить вечеринку; raize da roof – хорошо провести время и т. д.).

Как видно из вышеприведенных примеров, общим для студенческого сленга, как и для прочих его разновидностей, является негативная ценностная ориентация, общая для форм внутригруппового общения и социальных ситуаций использования сленга. Этим, вероятно, объясняется преобладание сленгизмов с доминантами наркотики, алкоголь, секс, в то время как сленгизмы с доминантой “учеба ” составляют незначительное число (1%).

Особо следует остановиться на различных видах аббревиатур, акронимов и усеченных форм, которые широко используются в студенческом сленге. Можно привести многочисленные примеры создания экспрессивно окрашенных сокращений, функция которых меняется в зависимости от конситуации. Некоторые из них, вероятно, употребляются в конспиративной функции, например, тогда, когда используется табуизированная лексика (В. D.S.< Big Dick Syndrome “самонадеянный”). Иногда они используются в целях языковой экономии (I. T.Z.< doing well “дела идут хорошо “), I’s < ID “водительские права; sco <let’s go – “пошли “, T. P.T.< trailer park trash = a white poor person who lives in a trailer – бедный белый, проживающий в автоприцепе; P.< parent – “родитель “. Часто такие формы имеют шутливо-пародийную окраску (LS and players – презрительное название студентов мичиганского колледжа литературы, естественных наук и искусств.

Немало сленгизмов образовано путем усечения, например : za < pizza, fam < family – семья, fundas < fundamentals, basics < basic subjets – основные предметы, geri < пожилой человек; petro <gasoline – бензин, rony < pepperoni – пицца с колбасой.

Следует также отметить значительное число сленговых образований, в состав которых входят числительные и десятичные дроби: 2,5 – университетский полицейский или охранник, 5,0 – полицейский, 42 = cool, hip – хиповый, клевый; 86 – избавляться, выбрасывать.

Особое место среди единиц сленга занимает довольно обширная группа сленгизмов, представленная междометиями, которые придают экспрессивную окраску высказыванию и служат для непосредственного выражения чувств и волеизъявления. Чаще всего они представляют собой короткие выкрики или звукоподражание и выражают различные степени удивления (например, bonk!, chyaa!, eesh!, flip mode!, oh my goshness!, shnikies); согласие (bet! dude! shoots for real!, ah… ja!); несогласие (bet! dude!,negotary! ta huh!); одобрение (dig that! cool! score! damm right!); смущение (sqeebs!, erf!); недоверие (badand); неодобрение (boo!); возбуждение (squish! woochow!); отвращение (shiznet); выражение радости (woopty-woo!); способы привлечения внимания (yo!) и т. д. Всего в интернет – словаре было зафиксировано около 50 междометий.

Общеизвестно, что эмоциональность сленга может выражаться путем создания неологизмов и окказионализмов, которые проявляют известную устойчивость, переходя в иные стилистические пласты (например, rentals = parents – родители; digethead или tool – тот, кто много работает с компьютером, brainiac – интеллигентный студент; floppy disc – зубрила; iron pimp – школьный автобус; metal mouth – подросток, носящий металлический протез для исправления зубов, и т. д. Кроме этого способа выражения эмоций существует свыше 100 прилагательных с оценочной коннотацией, которые делают речь молодежи экспрессивной и эмоциональной. Примерами прилагательных с положительной коннотацией являются следующие: awesome, bomb, biggity/diggity, bommy, biggity/diggity, bommy, boss, brad, chounch, coolarific, doke, dope, fantabulous, 42, groovycool, killer и т. д. Отрицательную коннотацию имеют прилагательные: bunk, bogus, booty, buttery, doobs, schwag, shady, skadip, jankety и т. д.

Как видно из вышесказанного, студенческий сленг представляет собой далеко не гомогенное образование. Фактически он состоит помимо общей части из нескольких микросистем, специфичных для той или иной смысловой категории: сленг, относящийся к общеобиходной лексике; сленговые образования, описывающие человека (мужчину/женщину); описание состояния и ощущения человека (очень часто после приема алкоголя, наркотиков, различных состояний стресса); деньги; автотранспортные средства; одежда; социальные отношения; эмоции; общение; мораль и религия; учеба.

Студенческий сленг лишний раз подтверждает, что структура языка отражает социальную гетерогенность структуры общества. В нем нашли воплощение многие социальные процессы и социально-психологические установки американского общества. По мнению А. Д.Швейцера, единицы студенческого сленга связаны с социальной стратификацией американского общества и его социальной дифференциацией – социально-групповой, социально-демографической, возрастной и так далее – и отражают жизненный путь американца.

Изучение сленга может представлять особый интерес для профессиональных переводчиков, преподавателей, людей, интересующихся английским языком, готовых к полноценному восприятию современного, далеко не всегда литературного разговорного языка, проникающего в американскую литературу и видеокультуру.

Единицы студенческого сленга вобрали в себя не только жаргонизмы маргинальных групп, но и являются одним из самых мощных каналов их популяризации и ассимиляции в общем сленге и – в отдельных случаях – в разговорной лексике литературного языка.[20]

Студенческий сленг является одним из источников пополнения лексики американского варианта литературного языка и одним из элементов американской культуры. Языковые процессы, развертывающиеся в студенческом сленге буквально на наших глазах, делают его естественной экспериментальной лабораторией для наблюдения над языковыми изменениями в социальном контексте.

Глава 3. Место и функции американского сленга в процессе коммуникации

3.1 Коммуникация и американский сленг

Язык – динамическая, коммуникативная система, это речевая деятельность, обмен мыслями, передача информации. Слово – основная единица языка. Для успешной коммуникации, кроме хорошего знания языка нужны общие фоновые знания. В акте коммуникации на бытовом уровне коммуниканты своего круга употребляют сниженную лексику, в данном случае речь идет об американском общем сленге. Цель коммуникации – установление взаимопонимания в многообразной человеческой деятельности, возможность оказывать влияние на поведение собеседника, добиваться выполнения своих интенций и целей.

Коммуникация едва ли возможна только на уровне сниженной лексики, т. е. никто не говорит только на сленге, но сленговые единицы активно употребляются в процессе коммуникации с различными целями.

В этих сниженных единицах английского языка отражена когнитивная деятельность человека и его стремление посредством коммуникации поделиться этими знаниями – возможно, неосознанно, – с членами своей лингвокультурной общности в надежде быть понятым, передать свои сокровенные мысли.

Коммуникация на бытовом уровне – это чаще всего диалог, т. е. все протекает в динамике, лексико – единицы активно функционируют в дискурсе.

В процессе коммуникации реализуются синтагматические и парадигматические потенции лексических единиц языка, их нарушение, безусловно, повлечет к коммуникативной неудаче, срыву.

Следует помнить, что американский сленг есть компонент просторечия, разговорной речи, как неоднократно отмечал крупнейший сленголог мира Э. Партридж. И если литературный стандарт не существует без сленга, то и сленг не может существовать без кодифицированного, стандартного языка. Тем самым американский сленг – интегративная составляющая, неотъемлемый компонент языка данного народа, а это позволяет нам сделать вывод о том, что сленг является безусловной и неотъемлемой частью культуры народа – языка.[21] И неспроста американский сленг представлен в качестве важного элемента американского английского и американской культуры в авторитетном словаре американского сленга.[22]

Исходной формой человеческого общения является устная коммуникация. Для удовлетворения коммуникативных нужд говорящих используются лексические и фразеологические единицы разных регистров, в том числе литературный язык и сниженная. нестандартная лексика. Вероятно, это свойственно всем развитым естественным языкам. Следует согласиться с мнением о том, что в повседневном общении употребление исключительно литературного языка не только не требуется, но даже может восприниматься как нарушение естественного акта коммуникации. Это становится более понятным, если вслушаться в живую разговорную речь носителей языка, особенно молодых, в устной речи которых присутствуют общие и специальные сленгизмы американского варианта разговорного языка, употребляемые определенной возрастной группой. как правило, на всей территории США. Конечно, последнее относится, в основном, к общему американского сленгу, который понятен всем коммуникантам, независимо от возраста, пола, образования, вероисповедания, профессии, рода занятий, места жительства и т. п.

Именно живой язык, в том числе и язык улицы, обычных носителей языка, а также человек как существо говорящее. homo loquens, новые потребности и интересы развивающегося общества, связанные с самосознанием. творческий характер реально функционирующего в процессе коммуникации живого языка и другие факторы заставили лингвистов повернуться лицом к говорящей личности. В центре внимания оказалась деятельность человека, обеспечивающая ему ориентацию в мире, его практическое освоение, познание и понимание процессов, происходящих во внешнем и внутреннем для него мире. Этот переход на постижение “глубинных” связей и отношений в природе оказал влияние и на методы изучения языковых систем, в которых стали обнаруживаться “глубинных” структуры, скрытые за ними смыслы и закономерности их трансформаций в ходе организации высказывания. где ведущая роль принадлежит не только говорящему, но и адресату, ибо от его понимания зависят условия удачи коммуникативной деятельности[23] .

Общий американский сленг понятен большей части населения США. т. е. он входит в общенародный обиходный язык. который. по В. Телия. Является хранилищем транслятором и знаковым воплощением культуры.[24]

Э. Партридж считал сленг квинтэссенцией разговорной речи.[25] В свою очередь Ю. Скребнев полагал, что “разговорный язык – это в некотором смысле минимальная система национального языка. филогенетически и онтогенетически первичная система. важнейшая по диапазону общественной и индивидуальной значимости”.[26] Отсюда вытекает важность и необходимость изучения общего американского сленга как лингвокультурного феномена общенародного просторечия. Неизбежного компонента устной коммуникации членов американской языковой общности.

Важно иметь в виду, что сленговые слова можно выделить только по контрасту со стандартными единицами, на фоне которых сленг имеет отличительные характеристики; то есть если бы не было литературного стандарта, то не было бы и сленга, как это было во времена Дж. Чосера. Из чего вытекает некорректность следующего утверждения: в работах Чосера использованы такие-то и такие – сленгизмы – так как литературный английский язык как таковой сложился только в ХVII в.

Языковое существование американца как члена лингвокультурной общности едва ли возможно без сленга, с которым он сталкивается повсюду, слышит, читает, пользуется. В школе, особенно, в старших классах, сленговые единицы, как правило, употребляются на каждом шагу. В данном случае уместно сослаться на С. Флекснера, который отмечает, что teen-agers are an example of a large sub-group contributing many words.[27]

Выпускники средних школ, попадая в университеты, в процессе коммуникации стараются приобщиться сразу же к студенческому языку, его нестандартной лексике, чтобы не отличаться от своих товарищей по совместной учебной деятельности. Американский студенческий сленг – как и язык любой определенной социальной или профессиональной группы людей – служит средством интимной коммуникации, ускоряет речь и взаимопонимание студентов и придает их речи эмоциональную окраску.

Слова сленга студенты США зачастую произносят с иронией или сарказмом ; меняя интонацию, можно тем самым полностью изменить значение слова и таким образом продлить жизнь слова в своем идиолексиконе. Например, фраза Oh, that`s groovy может звучать скорее как насмешка, чем комплимент или похвала.

Конечно, при употреблении сленгизмов в устной коммуникации имеются возрастные различия среди говорящих; так, более молодые люди используют в своей речи cool в значении “классный, хороший, прикольный”.

Только пожилые люди употребляют в процессе коммуникации словосочетание the cat`s pajamas – это что-то замечательное, экстраординарное, особо прекрасное или приятное “: пижама появилась в США впервые в 1 920- гг. и была чем – шокирующе новым; кстати, the cat в этом выражении могло идти из the Cheshire, британского сленга 1770- гг. в значении “нужная или желанная вещь”, потому что она – такая вещь – заставляла человека grin like a Cheshire cat.[28] Например: It`s a good poem. It`s the cat`s pajamas.

То же самое относится к единице сленга broad (женщина), которая более типична для речи старших поколений, в то время как chick (девушка, женщина) пользуется популярностью среди молодежи, так же как и единица dude (друг, приятель, парень), которую так часто употребляют молодые американцы, единицы dweeb (придурок, простак), to freak out (паниковать, терять контроль над своими эмоциями, очень расстроиться):

Marvel was there to freak out with his – goofy smile.

Why is he sitting with those dweeb s?

Широкое использование сленга американцами в процессе коммуникации позволило известному американскому лингвисту заметить, что ” ли правомерно пренебрегать словами, которые в наши дни можно услышать в трущобах или в узких пределах той или иной профессии. Завтра те же самые слова могут быть приняты всем говорящим на языке народом и проникнут в повседневный словарь Шекспира двадцать первого века”.[29]

Активное употребление сленга в коммуникации вполне естественно находит свое отражение в американской литературе. Лексические и фразеологические единицы американского сленга используются как в речи героев, так и в авторском описании. Приведем несколько примеров:

I`ve got a boy in a military academy down in Virginia, and it`s costing me an arm and a leg.

If he guesses who tipped the cops to his operation, he may blow the whistle on you out of spite.

How many times can you flop before you lose your chutzpa h?

If they get a chance, they`ll throw you to the wolves and call you a shmuck for letting them.

Probably some liquored-up rednecks looking for trouble.

“This kid is dynamit e”, she said.

But let`s look at something else: What if the guy can`t cut the mustar d?

That cockamamie raid went of just fine, didn`t it?

Would it surprise you to learn that we also had a number of moonlighting New York policemen and an FBI man?

В приведенных примерах устной коммуникации сленговые лексические и фразеологические единицы имеют следующие значения: wishy-washy – нерешительный, to cost an arm and a leg – очень дорого стоить[30] , to tip – выдать (что-либо кому-либо), to blow the whistle on smb/ – донести на кого-либо[31] , to flop – терпеть неудачу, провалиться в чем-либо, chutzpah – наглость, дерзость, shmuck – отвратительный, глупый мужчина, два последних слова заимствованы американским сленгом из идиш, redneck – деревенщина, мужлан, dynamite – великолепный, can’t cut the mustard – в данном контексте речь идет о мужской несостоятельности, употребляется с 1-й мировой войны, чаще всего в отрицательной форме[32] , cockamamie – безумный, дурацкий, to moonlight – работать на второй работе, калымить, шабашить.

Без использования сниженной лексики в актах коммуникации в результате, как правило, получим пресную, скучную, невыразительную речь, лишенную эмоциональных обертонов, образности, яркости, красочности, различных коннотативных оттенков. А так как каждый собеседник старается более эмоционально и остроумно донести свою мысль до собеседника, то он и прибегает к сниженным лексико – единицам американского варианта английского языка. Все это позволяет говорить о полифункциональности сленга в актах коммуникации, где он занимает достаточно важное место.

В прикладном плане все это означает, что в процессе преподавания английского языка в вузе необходимо хотя бы минимальное ознакомление студентов со сниженной лексикой, знание части ее, но ни в коем случае не употребление в живой разговорной речи, особенно в процессе коммуникации с носителями английского языка, чтобы не попасть в неловкую, мягко говоря, ситуацию.

Сказанное ранее позволяет согласиться с мнением исследователя, когда он говорит, что “будучи социальным процессом, коммуникация служит формированию общества в целом, выполняя в нем связующую функцию”.[33]

3.2 Стилистические различия между английским и американским сленгом

300 лет назад существовал один-единственный вариант английского. Тот, на котором говорили в Британии. Этот язык и был принесен британцами в новые земли. Америка, Австралия, Новая Зеландия, Индия, Азия и Африка заговорили по-английски. В каждом из этих мест английский язык развивался по-своему, обогащаясь и эволюционируя. И по неизбежной закономерности возвращался на родину – с эмигрантами, товарами, технологиями, коммуникациями.

Так что начнем с того, что современный британский язык, во-первых, неоднороден, во-вторых, далек от классического английского, существовавшего 3 века назад. Внутри британского варианта выделяются три языковых типа: консервативный английский (conservative – язык королевской семьи и парламента), принятый стандарт (received pronunciation, RP – язык СМИ, его еще называют BBC English) и продвинутый английский (advanced – язык молодежи).

Последний тип – самый подвижный, именно он активно вбирает в себя элементы других языков и культур. Advanced English больше всего подвержен общей тенденции к упрощению языка. Изменения происходят прежде всего в лексике, одной из самых мобильных частей языка: возникают новые явления, которые надо назвать, а старые приобретают новые названия. Новая лексика приходит в британский молодежный язык и из других вариантов английского, в частности, американского.

Однако еще более изменяемая часть языка – это фонетика. Фонетические различия повсеместны, и именно они определяют в первую очередь тот или иной вариант или диалект языка. Скажем, магазин англичане называют “шоп”, а американцы “шап”; любовь у англичан “лав”, у ирландцев – “лив”, а у шотландцев – “лув”; день англичане произносят как “дэй”, а австралийцы – “ди”. В Америке существует три основных диалекта: северный, центральный и южный. Каждый из них в свою очередь подразделяется на несколько субдиалектов. Самый насыщенный и характерный – южный диалект, особенно калифорнийский. Это квинтэссенция того, что принято называть американским произношением: “рэканье”, смачное пожевывание, озвончение согласных, укорочение гласных. Так, слово “бэте” (“лучше”) превращается в “бэдер”. Ближе к классическому английскому – северный диалект, язык восточного побережья, Новой Англии, куда в свое время прибыли первые переселенцы из Британии. В самой же Великобритании тоже выделяется несколько региональных диалектов: северный, центральный, юго-западный, юго-восточный, шотландский, валлийский и ирландский.

Один из этих диалектов – язык образованного населения Лондона и юго-востока Англии – со временем приобрел статус национального стандарта (RP). Его основу составляет “правильный английский” – язык лучших частных школ (Eton, Winchester, Harrow, Rugby) и университетов (Oxford, Cambridge). Это и есть тот классический, литературный английский, который преподают, например, в нашем инязе и который является базой любого курса английского языка в лингвистических школах для иностранцев.

Ирландский, австралийский и новозеландский варианты английского, пожалуй, ближе всего к классическому британскому. В силу географической изолированности эти страны не испытывали сильного влияния других языков и культур. Отличия состоят главным образом опять же в фонетике – в частности, в мелодике. Это более ровное, “нейтральное” произношение, замена “сложных” звуков более простыми, например, межзубного в словах that, think обычным. Ирландцы, кроме того, не экономят звуки между согласными, добавляют нейтральные: например, film звучит как “филэм”. Ирландский английский более музыкальный, напевный – что идет от кельтского; для австралийского характерен более медленный ритм и ровная интонационная шкала.

А вот Америка создала практически новый язык: изменения коснулись не только фонетики и лексики, но и самой устойчивой части языка – грамматики. Поэтому вполне естественно, что споры ведутся в основном вокруг двух вариантов английского языка – британского и американского.

Американский английский называют упрощенным языком. И это, пожалуй, самое точное определение, отражающее суть. Простым людям из разных стран, отправлявшимся в Америку в поисках счастья, нужен был такой же простой и незамысловатый способ общения. Рафинированный язык английской аристократии совсем не подходил для этих целей. Да и мало кто из переселенцев владел им. В основу американского варианта лег разговорный английский, язык торговцев, нарождающейся буржуазии. Но, как известно, не только британцы и ирландцы осваивали Америку. Туда потянулись народы со всей Европы: французы, испанцы, скандинавы, немцы, славяне, итальянцы. Новой нации был нужен объединяющий элемент, который помог бы преодолеть национальные различия. Таким элементом и стал преобразованный английский язык. Он неизбежно должен был стать проще в письме, произношении, грамматике. И так же неизбежно впитать в себя элементы других языков.

В отличие от британского варианта американский английский более гибкий, открытый к изменениям и легкий для восприятия. В частности, поэтому он и получил большее распространение в мире. Это язык нового поколения без определенной национальности и места жительства, воспитанного на массовой культуре.

Изначально американский и британский английский ничем не отличались друг от друга, поскольку первые английские колонисты завезли с собой в Америку тот язык, на котором говорили в Англии. Английский язык 17 в. был исключительно разноликим, варьируя в зависимости от местности и от социального слоя, к которому принадлежал говорящий, в гораздо большей степени, чем теперь. Даже нормативный письменный язык – как на то указывают орфография, грамматика и стиль Шекспира и Мильтона – ни в коей мере не был единообразным. В дальнейшем разнообразие вносилось также более поздними иммигрантами из Англии в США, поскольку язык их родной страны претерпевал многочисленные изменения на протяжении 18, 19 и 20 вв. Из этих разнообразных вариантов английского языка развился американский английский, в ряде отношений отличающийся от британского. Что касается других языков, то они внесли свой вклад в лексику американского английского, но в остальном их влияние оказалось весьма незначительным. Различия между американским и британским вариантами английского языка легко заметны. В области орфографии эти различия являются, по большей части, заслугой Ноя Вэбстера (1758-1843), который ввел в американский вариант практику написания – er вместо – re (center ‘центр’, meter ‘метр’, theater ‘театр’), – or вместо – our (favor ‘услуга’, honor ‘честь’, labor ‘труд’), check вместо cheque ‘чек’, connection вместо connexion ‘связь’, jail вместо gaol ‘тюрьма’, story вместо storey ‘этаж’ и т. д. В области нормативной грамматики частные различия очень незначительны. Американцы менее охотно, чем англичане, употребляют множественное число глагола при собирательных существительных (the audience were букв.: ‘публика были’, the government have букв.: ‘правительство имеют’), чаще образуют существительные от глаголов путем конверсии (to author ‘создать’ от author ‘автор’, to research ‘исследовать’ от research ‘исследование’), заменяют shall на will (показатель будущего времени) и употребляют have got взамен простого have ‘иметь’, а have gotten – взамен became ‘стал/а/о’. Более существенным является различие в общем отношении к грамматической правильности: образованные американцы стараются соблюдать правила, тогда как англичане склонны ими пренебрегать. Так же и в фонетике: частные различия в произношении отдельных звуков менее значимы, нежели общее различие в ритме и мелодике речи. Характерны следующие различия между звуками: гласный в словах вроде class ‘класс’, half ‘половина’, pass ‘пропуск’, dance ‘танец’ большинство американцев произносят скорее как [] в bad ‘плохой’, нежели как [a:] в father ‘отец’; гласный в словах вроде God ‘Бог’, got ‘получил/а’, rob ‘грабить’ они произносят скорее как [a:] в father, нежели как в cloth ‘ткань’; u-образный звук в словах вроде dew ‘роса’, duke ‘герцог’, new ‘новый’ многие американцы рифмуют с too ‘тоже; слишком’, а не с you ‘ты’ (т. е. произносят его как [u:], а не как [ju:]), срединное tt, как в butter ‘масло’, они произносят очень похоже на [d], и, наконец, поствокальное r, как в car ‘машина’ и card ‘карточка’ они в большинстве своем не опускают, как англичане, а произносят на его месте некий r-образный звук. Разница в мелодике обусловлена тем, что американская речь менее вариативна по высоте тона; мелодический контур в конце предложения в американском варианте расходится с британским. Ритмические различия сводятся в американской практике к тому, чтобы сохранять в словах с тремя и более слогами вторичное ударение, а безударные слоги произносить более отчетливо: ср. амер. e`xtrao`rdina`ry – брит. extr’o`rdin’ry, амер. la`b’rato`ry – брит. la`b’rat’ry или labo`rat’ry, амер. se`creta`ry – брит. se`cret’ry. Лексические различия относятся в основном к области сленга и к тем словам нормативного языка, которые обозначают сугубо американские или сугубо британские реалии в социальной, экономической, политической, технической и художественной сферах.

Таблица 1 – Основные различия в орфографии

Британский

Американский

-our honour labour colour splendour

-or honor labor color splendor

-re centre theatre litre fibre metre

-er center theater liter fiber meter

-ce defence licence practice offence

-se defense license practise offense

-s – organisation analyse

-z – organization analyze

-me, – ue programme catalogue monologue dialogue

Program catalog monolog dialog

-ll – travelled cancelling dialled

-l – traveled canceling dialed

Таблица 2 – Некоторые различия в лексике

Британский

Американский

Flat lawyer luggage milliard cab company city/town centre chemist’s lift autumn petrol motorway cross-roads living room coach post cinema trousers sleeper railway shop-assistant time-table football underground booking office to be sick advocate lorry boot

Apartment attorney baggage billion taxi corporation downtown drugstore elevator fall gas highway intersection drawing room long-distance bus mail movies pants Pullman railroad saleman, clerk schedule soccer subway ticket office to be ill trial lawyer truck trunk

Таблица 3 – Некоторые различия в грамматике

Британский

Американский

Have you heard the news? He’s just gone out. I’ve got a sister. She hasn’t got a car. I’ve got a pen. I suggest he should see the doctor. He did not eat at all. at the weekend Monday to Friday different from/to stay at home write to somebody

Did you hear the news? He just went out. I have a sister. She doesn’t have a car. I’ve gotten a pen. I suggest (that) he see a doctor. He did not eat any. on the weekend Monday through Friday different from/than stay home write somebody

Заключение

Итак, сленг многофункционален. Прежде всего, он дает иронический эффект – уже по способу словообразования он предназначен именно для сленга. Таким образом, можно утверждать, что сленг – это неотъемлемая часть американской речи.

Сленг делает речь более краткой, конкретной, эмоционально выразительной, а также служит своеобразным знаком принадлежности к определенной социальной среде. Существенным отличием сленга от жаргона является повышенная эмоциональность сленга, тенденция “сжатости” в слове, а так же то, что сленг “обслуживает” наиболее узкий круг людей.

Список литературы

1. Арнольд И. В. Лексикология современного английского языка. – М.: Высшая школа, 1986

2. Беляева Татьяна Михайловна Нестандартная лексика английского языка (Беляева Т. М., Хомяков В. А.) – Л.: ЛГУ, 1985.

3. Береговская Э. М. Молодежный сленг: формирование и функционирование // Вопросы языкознания, 1996, № 3, с. 32-41

4. Вебстер Н. Новый интернациональный словарь Вебстера, II ч., Спринфилд, 1948

5. Вандриес Ж. Язык. М.: Соцэкгиз, 1937

6. Волошин Ю. Общий американский сленг: состав, деривация и функция (аспект). Краснодар : КубГУ, 2000

7. Воровской язык // Энциклопедический словарь, начатый проф. И. Е.Андреевским, продолженный под ред. К. К.Арсеньева и засл. проф. Ф. Ф.Петрушевского / Издатели Ф. А.Брокгауз (Лейпциг), И. А. Ефрон (СПб). – СПб, 1892.

8. Гальперин И. Р. Стилистика английского языка. – М.: Высшая школа, 1981

9. Гинзбург Р. З. Лексикология английского языка. – М.: Высшая школа, 1979

10. Горелов И. Коммуникация//Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Сов. энциклопедия, 1990.

11. Копыленко М. О семантической природе молодежного жаргона // Социально-лингвистические исследования. – М., 1976

12. Новый английский язык. Жунал “Иностранец” №25, 2000

13. Ожегов С. И. Словарь русского языка. – М., 1990

14. Орлов Г. А. Современная английская речь. М., 1998

15. Саляев В. Лексика арготического и жаргонного происхождения в толковых словарях современного русского языка: Дис…. канд. филол. наук. – М., 2001. – с. 7

16. Скворцов Л. И. Об оценках языка молодежи (жаргон и языковая политика) // Вопросы культуры речи. – М., 1964. – Вып.5

17. Скребнев Ю. Введение в коллоквиалистику. Саратов: Изд – Саратов. ун – та, 1985

18. Словарь лингвистических терминов / Под ред. О. С.Ахмановой. – М., 1964

19. Советский энциклопедический словарь, под ред. С. М. Ковалева, – М.: “Советская энциклопедия”, стр.1234

20. Телия В. Введение // Метафора в языке и тексте. М.: Наука, 1988.

21. Телия В. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингво – культурологический аспекты. М.: ЯРК, 1996.

22. Хомяков В. А. Введение в изучение сленга – основного компонента английского просторечья. – Вологда, 2001

23. Швейцер А. Д. Социальная дифференциация английского языка в США. М., 1983

24. Burke D. Street Talk. . How to Speak &; Understand American Slang. Los Angeles: Optima Books, 1993. 270 p.

25. DAS ΠDictionary of American Slang by H. Wentworth &; S. B. Flexner. Second Supplemented Edition. N. Y.: Thomas Y. Crowell. 1 975. XVIII.

26. Flexner S. B. Listening to America : An Illustrared Hisrtory of Words and Phrases from Our Lovely and Splendid Past. N. Y.: Simon &; Schuster, 1 982.

27. Flexner S. B. Preface // Dictionary of American Slang, 1 975. P. VI-XV.

28. Lighter J. E. Random House Historical Dictionary of American Slang. N. Y.: V. ,1994

29. Partridge E. Slang // Usage &; Abusage: A Guide to Good English. L.: Penguin Books, 1964

30. Pei M. The Story of Language. N. Y.: Mentor Books, 1973

31. Flexner S. B. I hear America talking /An Illustrated treasure of American words and phrases/.New York, Van Nostrand, 1976.

32. Wentworth H., Flexner S. B. Dictionary of American Slang. 2 nd supplemented edition. New York, Crowell, 1975.

Приложение

ADVANCED SYSTEMATIZED VOCABULARY all the expressions, words and phrases were amassed by me from different resources

Feelings, emotions. To worry, to be anxious, to get vex, to shiver: – to have kittens – нервничать, волноваться; – to see scarlet – прийти в бешенство, ярость; – to shake in one’s shoes – дрожать от страха; – to pout smb – дуться на кого-н.; – to sulk at smb – дуться на кого-н.; – to take exception to smb – обижаться на кого-н.; – to get the needle – нервничать; – to have the jitters (coll.) – нервничать; – To be gleeful, joyous, fortunate, happy: – to be in the clouds – витать в облаках; – to walk on air – быть счастливым, довольным; – to be floating on air – находиться в экстазе; – to be flying high – быть счастливым, радостным; Love: – to be taken with smb – увлекаться кем-нибудь; – to go for – нравиться, восхищаться, увлекаться; – stuck on – влюбленный; – to throw oneself at the head of smb – вешаться кому-л. на шею; – to have(got) a crush on smb – сильно увлечься кем-л. – amorous – влюбчивый, влюбленный, любовный; – to give smb an amorous look – бросить на кого-н. влюбленный взгляд; – to bill and coo – миловаться, ворковать; – to canoodle – нежничать, обниматься; – to caress – ласкать; – to dote on smb – обожать, сходить с ума по ком-л. – to infatuate – вскружить голову, свести с ума; – to be infatuated for smb – безумно любить кого-л.; – to lust for(after) smb – желать кого-л.; – to ogle smb – нежно поглядывать на кого-л., строить глазки.; – to have penchant for smb – иметь симпатию к кому-л.; – to fondle – ласкать; – calflove – ребяческая любовь, юношеское увлечение; – to fall for (coll.) – влюбиться; – penchant for – увлечение; – to be sweet on smb – быть влюбленным в кого-л.; To die: – to turn up one’s heels – протянуть ноги, скончаться; – to yield up the ghost – отдать богу душу, умереть; – to tip over the perch – протянуть ноги, умереть; – to pass away – cкончаться; – to cash (to hand, to pass ) in one’s check – умереть; Male: – a lad – малый, парень, мальчик, юноша; – a chap (разг.) – парень, малый; – a guy (амер. разг.)- малый; – a cove (разг.) – парень, малый; – a blighter (сolloqial) – парень, тип; – a bloke (разг.)- тип, парень; – an urchin – мальчишка; – a bird (разг.) – парень, человек; – a jack – парень, человек; – a fellow (разг.) – парень, человек; – a walla(h) (инд. разг.) – человек, парень; – a youngster – мальчик, юноша, юнец; – a josser (разг.) – парень; – adolescent – юноша, подросток; – joker (sl.) – человек, парень; Money – cash – purse – dough (жарг.) – cabbage (sl.) – kale-kail (амер. sl) – the need – dust (разг.) – tin (sl.) – brass (разг.) – chink (разг.) – L. S.D. (librae, solidie, denarii) (разг.) – soap (амер. sl.) – chips (разг.); – jack (амер.) – oof (sl.) Female – girl – девочка, девушка; – maid – девица; – maiden – дева, девушка; – bobby-soxer (разг.) – девочка-подросток; – damsel (шутл.) – девица; – lass – девушка, девочка; – lassie (ласк. преим. шотл.) – девушка, девочка; – wench (шутл.) – девушка, молодая женщина; – puss (шутл.) – (кокетливая) девушка; – gal (разг.) – девчонка, девушка; молодая девушка; – slut (шутл.) – девчонка ( но чаще: проститутка); – Gill – девушка (в знач.: возлюбленная, любимая); – a bit of fluff (sl.) – девушка; – adolescent – девушка, подросток; Nonsense – rubbish – вздор, ерунда, чепуха; – hogwash – чушь, вздор; – hot air – ерунда, болтовня; – bunkum (coll.) – чушь, пустословие; – junk (разг.) – чушь, вздор; – guff – вздор, ерунда, чепуха; – wind – пустые слова, вздор; – hum – вздор, чепуха; – chit-chat – болтовня; – kibosh (sl.) – вздор, чепуха; – flush it – чепуха, вздор (выражение неверие); – jive (coll.) – пустая болтовня; – all my eyes (and Betty Martin)! – чепуха! вздор! To enjoy – to take pleasure in smth – находить удовольствие в чем-л.; – to get a kick out of smth (sl.) – получить удовольствие от чего-л.; – to get a delectation out of – наслаждаться чем-л.; – to get a real jam out of – получать наслаждение от чего-л.; – to luxuriate smth – наслаждаться чем-л.; – to have a zest (coll.) – иметь удовольствие; – to luxuriate in (on) – блаженствовать; A lie, to lie – to walk smb round – обвести кого-л. вокруг пальца; – to wind round one’s little finger – обвести кого-л. вокруг пальца; – deception – обман, ложь, хитрость; – deceit – обман; хитрость; лживость; – to humbug – обманывать, надувать; – humbug – обман; – bung (sl.) – ложь, обман; – to circumvent – обмануть, обойти, перехитрить; – circumvention – обман, хитрость; – do (coll.) – обман, надувательство; – dipsy-doodle (разг.) – обман; – to flimflam (coll.) – обманывать, жульничать; – flimflam (coll.) – обман, вранье; – hanky-panky (coll.) – надувательство, жульничество; – scam (coll.) – мошенничество; обман; To want – to crave for smth – cтрастно желать чего-л., жаждать; – to gape for (after) smth – страстно желать чего-л.; – to set one’s mind on smth – страстно желать чего-л.; – to yearn for (to) – жаждать чего-л., стремиться к чему-л.; – to be zealous for smth – страстно желать чего-л.; – to long smth – страстно желать чего-л.; – to die for (разг.) – страстно желать чего-л., Shut up! – dry up! (разг.) – замолчите! перестаньте! – ring off!(груб.) – замолчите! заткнитесь! – сome off it! – замолчите! перестаньте! – cheese it! (жарг.) – замолчи! перестань! – lay off! – перестань! – drop dead! – заткнись! – knock it off! (coll.) – замолчи! Adjectives, participles meaning something wonderful, excellent, extraordinary – amazing – удивительный, изумительный, поразительный; – astonishing – удивительный, изумительный; – astounding – поразительный; – alluring – соблазнительный, очаровательный; – brilliant – блестящий; выдающийся; – beautiful – красивый, прекрасный; – beauteous (поэт.) – прекрасный, красивый; – bully (амер. разг.) – прекрасный, великолепный; – сharming – очаровательный, прелестный; – сapital (разг.) – превосходный; – сolossal (разг.) – великолепный, замечательный; – classy (разг.) – первоклассный, отличный; – chic – шикарный, модный, нарядный; – delightful – восхитительный, очаровательный; – delicious – восхитительный, прелестный; – dazzling – ослепительный, поразительный; – dandy (разг.) – превосходный, первоклассный; – entrancing – чарующий, очаровательный; – enticing – соблазнительный, привлекательный; – fantastic (разг.) – превосходный, чудесный; – fabulous – невероятный, неправдоподобный; – fascinating – очаровательный, пленительный; – hunky-dory (амер. разг.) – превосходный, первоклассный; – heavenly (разг.) – восхитительный, изумительный; – inimitable – неподражаемый, несравненный, непревзойденный; – incredible – неслыханный, потрясающий; – impressive – впечатляющий; Damn him! – I don’t give a fuck to smb, smth (sl.)- мне наплевать на кого-л., что-л.; – I don’t care a fig to smb, smth (разг.) – мне наплевать на кого-л., что-л.; – I don’t care a curse to smth, smth – мне наплевать; – I don’t care a continental to smth, smb (амер.) – мне наплевать; – Hell with it! – наплевать! – Who cares! – наплевать! – To hell with him! – наплевать на него! – I don’t give a damn (toss) to smb, smth – мне наплевать на кого-л., что-л.; – I couldn’t care less! – мне наплевать! – to wash ones’ hands of smb, smth – наплевать на кого-л., что-л.; – to snap one’s finger at smb – плевать на кого-л.; – I don’t give a rap to smth, smb – наплевать на что-л., кого-л.; – I don’t give a darn to smb (coll.) – мне наплевать на кого-л.; Kinds of people – a man of moods – человек настроения; – a hunks – cкряга; – a stool pigeon – стукач, доносчик; – a humdrum – cкучный, человек; – a loudmouth – болтун, хвастун; – a swelled head (coll.) – зазнайка; – a gossip – сплетник, болтун; – a rip = a rep – развратник, распутник; – a broiler (разг.) – зачинщик ссор, задира; – a chuff – грубиян; – a slob (презрит.) – неряха, растрепа; – a miser – cкупец, скряга; – a killjoy – человек, отравляющий другим удовольствие; – a smug (sl.) – необщительный человек; – a sneak (разг.) – трус, подлец; – a kibitzer (амер. разг.) – человек, дающий непрошенные советы; – a jinx (разг.) – человек, приносящий несчастья; – a churl – скряга; – a cold fish (sl.) – холодный человек; – a сool hand (sl.) – хладнокровный человек; – a dumb bunny – легковерный, наивный человек; – a flunky – подлиза; – a zombie (coll.) – скучный, вялый человек; – a meatball (coll.) – скучный человек, зануда; – a sissy (coll.) – неженка; – a sorehead (coll.) – нытик; обидчивый человек; Talanted – apt – cпособный; – сapable – способный; – gifted – способный; – dexterous = dextrous – способный; (K)nick-(k)nack – a bibelot – безделушка; – a gewgaw – безделушка, пустяк; – bric-a-brac – безделушки; Friend – comrade – товарищ; – pal (coll.) – кореш; – сhum (разг.)- приятель, дружок, кореш; – buddy (амер. разг.) – дружище, приятель; – mate (coll.) – друг, кореш; – cater-cousin – закадычный друг; – old cock – дружище; To rest. To have a fun. A fun. To be glad. – to lay off (амер.) – отдыхать; – to lie by – отдыхать; – to have a whale of a time – провести потрясающе/здорово время; – high jinks – шумное, бурное веселье; – glee – веселье, ликование; – to be floating on air (coll.) – быть в экстазе; – to be flying high (coll.) – счастливый, радостный; – on top of the world (coll.) – на седьмом небе; – to be on the clouds (coll.) – витать в облаках; Intersting – engrossing – всепоглощающий, захватывающий, увлекательный; – enthralling – увлекательный, захватывающий; – absorbing – захватывающий; – intriguing – увлекательный, занимательный; – fascinating – увлекательный, занимательный; – entertaining – занимательный; – diverting – занимательный; Party. Holliday. Meeting. – do – вечеринка, гулянка; – fete – праздник; – get-together – встреча, сбор; вечеринка; – be-in – праздник с гуляньем; – jamboree (разг.) – празднество, веселье; – spree (coll.) – веселье, кутеж; – gaiety – веселье; – merriment – веселье; – merry-making – веселье, потеха; Haughty – arrogant – высокомерный, самонадеянный, надменный; – cock-a-hoop – самодовольный, хвастливо-задорный, высокомерный; – lofty – высокомерный, надменный; горделивый; – stuck-up (разг.) – высокомерный, надменный, заносчивый; – snooty (coll.) – высокомерный, презрительный; – snippy (разг.) – надменный, важничающий; – bumptious (разг.) – самоуверенный, надменный, нахальный; – scornful – надменный; Fool – juggins (разг.) – дурак, простак; – jackass – осел, дурак, болван; – softy (разг.) – дурак; – сhuckle-head – болван; – log-head – болван, дурак; – nuts (разг.) – дурачок, “псих”; – numskull – олух, тупица; – softhead – дурачок, придурковатый человек; – сhickenhead – дурак, дурень; – jerk (coll.) – болван; – queer fish – чудак; – screwball (coll.) – сумасброд, чудак; Lier. – сon man – обманщик; – dipsy-doodle (разг.) – обманщик; – fraud (coll.) – обманщик; Finally – eventually – в конце концов; – in the long run – в конце концов; – down the road (coll.) – в конце концов; Easy(ly) – no sweat (coll.) – легкий, несложный; – like a house on fire (разг.) – быстро и легко; On thorns – оn thorns (сoll.) – как на иголках; – on tenterhooks (coll.) – как на иголках; – on pins and needles (sl.) – как на иголках; Sentimental – slushy – сентиментальный; – schmaltz – сентиментальщина, дешевая сентиментальщина; A bad guy – сaitiff (поэт.) – трус, негодяй; – s-o-b (sl.) – сукин сын; – mean thing – подлая тварь; – scumbag (sl.) – подонок, падла; – scums – подонки; – offscourings – подонки; – jerk (coll.) – сопляк, ничтожество; – heel (разг.) – мерзавец, подлец; – the rabble (презр.) – сброд, чернь; – sneak – подлец; Proverbs – hard words break no bones – брань на вороту не виснет – a word spoken is past recalling – слово не воробей, вылетит – не поймаешь; – a word to the wise – умный с полуслова понимает; – there’s no place like home – в гостях хорошо, а дома лучше; – while there is life there is hope – пока человек жив, он надеется; – a miss is as good as a mile – промах есть промах; чуть-чуть не считается; – he who hesitates is lost – промедление смерти подобно; – four eyes see more than two – ум хорошо, а два лучше; – Homer sometimes nods – на всякого мудреца довольно простоты; каждый может ошибаться; – still waters run deep – в тихом омуте черти водятся; – anger is a short madness – гнев – недолгое безумие; – as well be hanged for a sheep as (for) a lamb – семь бед – один ответ; – first catch your hare then cook him – цыплят по осени считают; не говори гоп, пока не перепрыгнешь; – man proposes, God disposes – человек предполагает, а Бог располагает; – scratch my back and I will scratch yours – услуга за услугу; – strike the iron while it is hot – куй железо, пока горячо; – don’t trouble trouble until trouble troubles you – не буди лиха, пока лихо спит; – a watched pot never boils – когда ждешь, время тянется; – let bygones be bygones – что было, то прошло; кто старое помянет, тому глаз вон; – сan the leopard change his spots? – горбатого могила исправит; – there is many a slip ‘twixt the cup and the lip – не говори гоп, пока не перепрыгнешь; – you may go farther and fare worse = let well (enough) alone – от добра добра не ищут; – draw not your bow till your arrow is fixed – семь раз отмерь, один раз отрежь; – a man is known by the company he keeps – скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты; To idle, to loaf – to hack around (coll.) – бездельничать, лодырничать. – to loiter about – шататься, околачиваться, слоняться. – to mooch about(coll.) – слоняться без дела; – to hang about (around) – бродить вокруг, околачиваться, шляться, слоняться; – to loaf about (coll.) – лодырничать, гонять лодыря; – to maroon – бездельничать, слоняться. Exclamations – begor! (sl.) – боже мой! – whew! – уф! Religious terms – benediction – благословение – blasphemy – богохульство To make friends – to be buddy-buddy with smb (coll.) – подружится с кем-л.; – to pick up with smb – познакомиться с кем-л.; – to chum up with smb – сдружиться с кем-л.; – to pal up with smb – подружиться с кем-л. Terrible, horrible, awful, abominable – eerie – жуткий, мрачный; – lurid – страшный, зловещий, трагический; – heinous – гнусный, отвратительный, страшный; – abominable – отвратительный; – ghastly – ужасный, отвратительный, кошарный; – frightful – ужасный, страшный; – dreadful – ужасный; – repugnant – отвратительный; Noise – hullabaloo (coll.) – крик, гам, шум, гвалт; – clamour – шум, крики; – din (сoll.) – гам, грохот, галдеж; – uproar (coll.) – шум, гам; – racket – шум, гам, грохот; Paradise – Garden of Eden – рай; – the sweet bye-and-bye – рай; Dear (beloved) – honey (ласк.) – милый, милая, голубчик, голубушка; – sweet – дорогой, дорогая; милый, милая; любимый, любимая; – darling – дорогой, милый, родной, любимый Beautiful (about a girl) – pin-up – хорошенькая, очаровательная; – bonny – красивая (на севере Шотландии и Англии); – charming – очаровательная; – alluring – очаровательная, привлекательная

[1] Советский энциклопедический словарь, под ред. С. М. Ковалева, – М.: “Советская энциклопедия”, стр.1234

[2] Береговская Э. М. Молодежный сленг: формирование и функционирование // Вопросы языкознания, 1996, № 3, с. 32-41

[3] Ожегов С. И. Словарь русского языка. – М., 1990

[4] Береговская Э. М. Молодежный сленг: формирование и функционирование // Вопросы языкознания, 1996, № 3, с. 32

[5] Воровской язык // Энциклопедический словарь, начатый проф. И. Е.Андреевским, продолженный под ред. К. К.Арсеньева и засл. проф. Ф. Ф.Петрушевского / Издатели Ф. А.Брокгауз (Лейпциг), И. А. Ефрон (СПб). – СПб, 1892.

[6] Словарь лингвистических терминов / Под ред. О. С.Ахмановой. – М., 1964

[7] Саляев В. Лексика арготического и жаргонного происхождения в толковых словарях современного русского языка: Дис…. канд. филол. наук. – М., 2001. – с. 7

[8] Копыленко М. О семантической природе молодежного жаргона // Социально-лингвистические исследования. – М., 1976

[9] Скворцов Л. И. Об оценках языка молодежи (жаргон и языковая политика) // Вопросы культуры речи. – М., 1964. – Вып.5

[10] Н. Вебстер. Новый интернациональный словарь Вебстера, II ч., Спринфилд, 1948

[11] Вандриес Ж. Язык. М.: Соцэкгиз, 1937, стр. 235

[12] Вандриес Ж. Язык. М.: Соцэкгиз, 1937, стр. 235

[13] A house that harbours thieves is called a KEN

[14] To puzzle or confound a gull, or silly fellow

[15] Robbery on horseback

[16] Fun or sport of any kind

[17] Горький A. M. О языке. В сборнике “О литературе”. Гос. изд худ. лит-ры, 1935, стр. 141-142

[18] Pony – 25 pounds, Мопкеу – 500 pounds, Daisy – first-rate thing or person (J. Galsworthy. In Chancery.)

[19] Flexner S. B. I hear America talking /An Illustrated treasure of American words and phrases/.New York, Van Nostrand, 1976. с.670

[20] Швейцер А. Д. Социальная дифференциация английского языка в США. М., 1983. с.174

[21] Волошин Ю. Общий американский сленг: состав, деривация и функция (аспект). Краснодар: КубГУ, 2000. с.28

[22] Lighter J. E. Random House Historical Dictionary of American Slang. N. Y.: V., 1994.

[23] Телия В. Введение // Метафора в языке и тексте. М.: Наука, 1988 – с.3

[24] Телия В. Введение // Метафора в языке и тексте. М.: Наука, 1988 – с.235

[25] Partridge E. Slang // Usage &; Abusage: A Guide to Good English. L.: Penguin Books, 1 964. с.286

[26] Скребнев Ю. Введение в коллоквиалистику. Саратов : Изд – Саратовского университета, 1985. с.9

[27] Flexner S. B. Preface // Dictionary of American Slang, 1975. с.8

[28] Flexner S. B. Preface // Dictionary of American Slang, 1975. с.290

[29] Pei M. The Story of Language. N. Y.: Mentor Books, 1973. с.153

[30] Burke D. Street Talk-1. How to Speak &; Understand American Slang. Los Angeles: Optima Books, 1993. с.244

[31] DAS Œ Dictionary of American Slang by H. Wentworth &; S. B. Flexner. Second Supplemented Edition. N. Y.: Thomas Y. Crowell. 1975. XVIII. С.46

[32] Flexner S. B. Listening to America : An Illustrared Hisrtory of Words and Phrases from Our Lovely and Splendid Past. N. Y.: Simon &; Schuster, 1982, с.435; DAS Œ Dictionary of American Slang by H. Wentworth &; S. B. Flexner. Second Supplemented Edition. N. Y.: Thomas Y. Crowell. 1 975. XVIII., с.690

[33] Горелов И. . Коммуникация // Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Сов. энциклопедия, 1 990. с.233


Зараз ви читаєте: Американский сленг