Белорусский язык


П. Расторгуев

Белорусский язык принадлежит к восточной (русской) ветви славянских языков. В состав его вошли говоры древних радимичей, дреговичей, смоленских и полоцких кривичей и по новейшим исследованиям (проф. П. А. Расторгуев) северян. Совокупностью фонетических, морфологических, синтаксических и словарных особенностей он отличается от других ближайших, родственных ему восточно-славянских яз. – русского и украинского, и выделяется в особый яз. В ряде гл. обр. фонетических явлений он представляет большое сходство с украинским языком (см.).

Особенности, характерные для Б. Яз., выступают в памятниках письменности, начиная с XIII века. Попытка дать историю Б. Яз. принадлежит акад. А. А. Шахматову (Курс истории русского языка, ч. II, вып. 2. Литограф. издание 1911-1912, стр. 1-132), а затем она была повторена проф. Н. Н. Дурново (Очерк истории русского языка., М. – Л., 1924). Огромное значение в деле изучения Б. Яз. имеют труды акад. Е. Ф. Карского, гл. обр. капитальный его труд “Белоруссы”, тт. I-II, вв. 1, 2, 3.

В современном своем состоянии Б. Яз. распадается на ряд говоров, которые отличаются друг от друга характером аканья, наличностью твердого “Р” во всяком положении, или в известных только условиях, или смешением твердого “Р” с мягким, наличностью или отсутствием дифтонгов, дзеканья и цеканья, смешения “Ч” и “Ц” и т. д., а также представляют смешанные говоры по соседству с украинскими, северо – и южно-великорусскими. В эпоху Литовско-русского государства этот язык окончательно обособился от остальных восточно-славянских яз., развив в себе ряд свойственных ему в настоящее время особенностей. В письменном употреблении в него вошло в это время немало старославянских и польских элементов, гл. обр. в области словаря, и так. обр. он удалился от живого народного яз., став до некоторой степени искусственным. В таком виде он получил значение государственного яз. в Литовско-русском государстве и оставался им до 1697; на нем был написан в 1529 (первая редакция) Литовский Статут; на нем же протекала деятельность Ф. Скорины, В. Тяпинского и др. деятелей белор-ой литературы.

Политическое соединение Литовско-русского государства с Польшей (1569) привело к устранению Б. яз. (1697) из государственного употребления, с заменой его польским яз., который, в свою очередь, уступил место, после разделов Польши, русскому яз.; вместе с тем и литературное творчество на этом яз. замирает. Живой же народный Б. Яз. попрежнему продолжал быть языком народных масс, противостоя двум воздействовавшим на него влияниям – великорусскому с северо-востока и польскому – с запада. Лишь в XIX в. западная разновидность живого народного яз. Белор-ии (сильно акающий, твердоэрый говор) постепенно становится языком белор-ого словесного художественного творчества.

Но развитие его в течение XIX в. идет крайне медленно, что обусловливается рядом неблагоприятных обстоятельств: отсутствием интереса к народному Б. Яз., недостатком культурных сил, цензурными запретами после польского восстания 1863 и т. д. Авторами художественных произведений в XIX в., а вместе с тем создателями литературного Б. Яз. была преимущественно интеллигенция Белор-ии или польские шляхтичи. Пробуждение национальных интересов относится лишь к 80-м гг., когда они проникают в студенческую среду белор-ой молодежи б. Петербургского университета и приводят к изданию на гектографе нелегальной газеты “Гомон”. Но лишь в начале XX в., особенно после революционного движения 1905, изменяется темп развития Б. Яз.: появляются (с 1906) на Б. Яз. газеты, между прочим, и “Наша ніва”, сыгравшая видную роль в развитии Б. литературного Яз., и выступает длинный ряд белор-их писателей, возглавляемых Янка Купала (см.) и Якубом Колосом (см.) (см. “Белорусская литература”). Все эти писатели по своему происхождению, образованию и социальному положению тесно связаны с народной массой – вышли непосредственно из нее и в своем творчестве отражают ее язык. События, следовавшие после революции 1917, вызвали к творчеству новые литературные силы из тех же народных масс и поставили Б. Яз. в положение государственного яз. БССР. В 1918 литературный Б. Яз. получил оформление: Б. Тарашкевичем была написана первая “Беларуская граматыка для школ” (2-е издание, 1921). В настоящее время разработка Б. Яз. сосредоточена в учрежденном в г. Минске в 1922 “Институте белор-ой культуры”, в частности уделяющем значительную долю внимания и литературному Б. Яз., гл. обр. его словарному составу.

В современном состоянии литературный Б. Яз. пользуется русской азбукой со следующими изменениями: 1. в белор-ом алфавите нет букв: И, Щ и Ъ; 2. буква Г обозначает звук “h”; 3. имеются буквы, каких нет в русском алфавите: “Г” для обозначения “Г” взрывного, “І” для обозначения звука “И”, буква “ў” для “У” неслогового и знак апостроф (‘) после твердого согласного для обозначения раздельного произношения его со следующим за ним гласным. В зарубежной Белор-ии пользуются видоизмененным латинским алфавитом. Представляет Б. Яз. отличие и в правописании. В основных чертах оно сводится к следующему: “О” сохраняется только под ударением, при отсутствии же ударения всегда пишется “А”; буква “Е” в первом предударном слоге передается через “Я”, во втором также через “Я”, если в первом предударном не “А” (“Я”), в противном случае через “Е”, в третьем и четвертом предударных слогах, а также и в поударных, а равно и под ударением она сохраняется без изменения, причем из правила употребления “Е” в поударных слогах есть ряд исключений. Мягкость звуков “З”, “С”, “Ц”, “ДЗ” в положении их перед мягким согласным обозначается буквой Ь; двойные (долгие) согласные, возникшие из сочетаний согласный + ј, разделяются Ь, лишь шипящие не имеют этого разделения и т. д.

Сравнительно с русским литературным яз. современный литературный Б. Яз. представляет ряд отличий, главнейшие из которых в области фонетики следующие: 1. сильное аканье; 2. отсутствие перехода “Е” в “О” под ударением перед согласными, отвердевшими позднее: нясеш, адзежа, зьмерз и т. д.; 3. звук “Ы” и “І” в соответствии русским литературным “О” и “Е”: а) в окончании имен прилагательных: сьляпы, сіні, б) в глагольных формах: мыю, крыю, пі, бі и т. д. при русских литературных: мою, крою, пей, бей, в) в таких существительных, как – шыя и в некоторых других случаях; 4. сочетание ры, лы, лі в соответствии русским ро, ре, ло, ле без ударения и реже с ударением на них: дрыжа ць, блыха , сліза ; 5. “ў” на месте: а) звука “В” после гласного перед следующим согласным и в конце слова: лаўка, даўно пашла ў хату, валоў, б) на месте безударного “У” в начале или внутри слова после гласного предыдущего слова или слога перед следующим согласным: сталі ўчыць, в) на месте русского литературного “Л” в сочетаниях, восходящих к старому сочетанию редуцированного звука (Ъ) с плавным “Л”, и в формах прошедшего времени глаголов: воўк, даў, казаў и т. д.; 6. “І” неслоговое на месте безударного “І” после гласного предыдущего слова: яна йдзе; 7. взрывное “Г” только в словах, заимствованных из иностранных яз., и в сочетании “ЗГ”, в остальных случаях слышится звук “h”; 8. твердые шипящие (“Ж”, “Ч”. “Ш”), “Р” и “Ц” (не из “Т” мягкого) – жыць, жэрдзь и т. д.; 9. твердые губные в конце слов и перед согласными: сем, сып, п’ю и т. д.; 10. отсутствие мягких “Д” и “Т” – мягкие “Д” и “Т” переходят в мягкие аффрикаты “ДЗ” и “Ц”: сядзі, глядзець и т. д.; 11. аффриката “ДЖ” на месте русского литературного “Ж” в глагольных формах и некоторых др. словах: сяджу, ураджай и т. д.; 12. звук “Ф” слышится только в некоторых словах, заимствованных из иностранных яз.; на месте “Ф” обычно слышится “X”, “ХВ” и “П”: Хурман, Хведар, Піліп и т. д.; 13. произношение “Щ”, как “ШЧ:” шчотка, шчука и т. д.; 14. долгие (двойные) мягкие “Л”, “Н”, “З”, “С”, “ДЗ”, “Ц”, “Ж”, “Ч”, “Ш” на месте сочетания этих согласных + ј в положении перед гласными: вясельле, уменьне и т. д.; 15. 1-е и 2-е смягчение задненебных в соответствующих падежных формах: воўча, чалавеча, на парозі, руце, на назе и т. д.; 16. спорадическое отвердение согласных перед “Е”: уздэчка, сэрца и т. д.; 17. приставочное и вставочное “В” и приставочный звук “Г”: вуха, навука, гэта, гарбуз и т. д. – и ряд других отличий.

Расхождение с русским литературным яз. представляют также морфология, синтаксис и словарь.

Список литературы

Помимо отмеченных уже трудов акад. Шахматова А. А., акад. Карского Е. Ф. и проф. Дурново Н. Н., по истории и диалектологии Б. яз.: Дурново Н. Н., Соколов Н. Н. и Ушаков Д. Н., Опыт диалектологической карты русского яз. в Европе (Труды Москов. диалектологич. комиссии, вып. 5, М., 1915)

Карский Е. Ф., Белор-ая речь. Очерк народного яз. с историческим освещением, П., 1918

Расторгуев П. А., Белор-ая речь в ее современном и прошлом состоянии (курс “Белоруссоведения”, М., 1918-1920)

Карский Е. Ф., Русская диалектология, Л., 1924

Расторгуев П. А., К вопросу о ляшских чертах в белор-ой фонетике (Труды Москов. диалектологич. комиссии, вып. 9-й, Л., 1926)

Его же, Северско-белор-ий говор. Исследование в области диалектологии и истории белор-их говоров, Л., 1927

По белор-ому литературному яз., кроме названной выше грамматики Б. Тарашкевича: Лесік Яз., Сынтакс беларускае мовы, Менск, 1925

Его же, Граматыка беларускае мовы. Фонэтыка, Менск, 1926

Его же, Граматыка беларускае мовы. Морфолегія, Менск, 1927. Словари: Носович И. И., Словарь белор-ого наречия, СПБ., 1870

Байкоў М. і Некрашэвіч С. М., Беларуска-расійску слоўник, Менск, 1925

Некрашэвіч и С. М. Байкоу, М. Я. Расійска-Беларускі слоўнік, Менск, 1928.



Зараз ви читаєте: Белорусский язык