Эбоникс как афроамериканский вариант английского языка


Эбоникс как афроамериканский вариант английского языка

С. А. Вознюк

НИ “Иркутский государственный технический университет”

Эбоникс как афроамериканский вариант английского языка. Слово еbonics образуется путем сложения двух слов: ebony (черный) и phonics (звуки). Буквально это означает “черная фонетика”. Слово ebony, происходящее от латинского ebenicus и греческого ebenos, означает древесину темно-зеленого и черного цвета некоторых видов тропических деревьев семейства эбеновых. Неологизмом еbonics назвал в 1973 г. язык афроамериканцев Р. Л. Уильямс, доктор психологии, профессор Вашингтонского университета в г. Сент-Луис (Миссури).

Откуда взялся негритянский английский, лингвисты до сих пор не знают. Не могут даже прийти к согласию, как этот феномен относится к литературному английскому. Одни считают, что это отдельный язык. Другие называют его диалектом – но диалект понятие областное, а не национальное, да еще несет в себе неполиткорректное значение неправильности, отклонения от нормы. К тому же в Нью-Йорке, Техасе, Алабаме есть свои местные вариации.

Сленгом “черный английский” тоже не назовешь, тем более что и собственный сленг в его системе тоже имеется и называется jive – а есть и стандартная форма языка, так говорят в черной, негритянской церкви. Словом, ученые осторожно называют Black English афроамериканским вариантом английского языка, по-английски variety – слово подходящее, политкорректное. А само явление гораздо глубже, чем чисто языковая загадка, потому что в нем намешано множество социальных, этнических, культурных, политических веяний и проблем.

Есть несколько теорий происхождения негритянского английского. Первая – креольская. Рабы, привезенные в Северо-Американские штаты, завезли с собой западно-африканские языки, в контакте с белыми хозяевами развили примитивный способ общения с использованием английской лексики, а звуковой строй языка представляет собой нечто среднее между его английским и африканским источниками.

Вторую теорию разрабатывают американские диалектологи. Они считают, что язык появился на основе специфических диалектов юга США, на которые особенно повлияли восточно-английские диалекты.

Третья, самая актуальная, – теория социолингвистическая. Она говорит, что своей непохожестью, другим словарным составом язык обязан тому неприятному факту, что его носители в течение нескольких веков были загнаны в черное гетто больших городов (так называемые inner cities) – и в замкнутых, вытесненных в нижний класс сообществах, в ограниченном пространстве появилось это своеобразное явление.

За каждой теорией – своя правда, так что лучше учитывать все три.

Но если южный носовой призвук и социально окрашенная лексика в языке очевидны, то западноафриканские корни заметны не так хорошо, разве что манера жестикулировать. Система call-response, то есть способ аудитории реагировать на оратора, например, в афроамериканской церкви паства дружно отвечает проповеднику на его обращения, через слово звучит “Аминь!” как отзыв на пароль.

Зачастую эбоникс выглядит как речь малограмотных. Это и так, и не так. Скажем, детей, выросших в среде его носителей, тяжело выучить правильному английскому. Эбоникс – язык не пародийный и не шуточный. Люди думают на нем, общаются и прекрасно понимают друг друга. При повседневном использовании непонятные словечки становятся нормой. Школьный английский кажется им чуждым, искусственным (как нам – церковнославянский), учить его – нет мотивации. Ведь дети уверены, что говорят по-английски, и все вокруг них тоже говорят так же.

Звучит афроамериканский английский иначе, чем просто американский английский. В нем, например, как в британском, отсутствует густое американское R после гласных: car, summertime даже на письме иной раз обозначаются как cah, summahtime. Хотя собственного стабильного правописания у Black English нет.

Другие любопытные приметы произношения роднят афроамериканцев с нерадивыми русскими школьниками. И те, и другие игнорируют ненавистные межзубные звуки th – правда, наши заменяют их на “с” и “з”, а ненаши – на “т”, “д”, “ф”, и “в”: скажем, загадочный “бавва”, buvvuh, – это brother; def – это death. Инговое окончание с носовым звуком на конце упрощают до in. С ударением обращаются вольно: police, например, ударяют на первом слоге. В негритянском английском эти особенности – не искажение нормы, а собственная норма, своя система, только другая.

Основные черты эбоникса:

1. Времена перепутаны, прошедшего не существует, ed не добавляется в Past Participle: I have live here twelve years (lived). He pass him yesterday (passed). Часто о времени вообще можно догадаться только по контексту. Правда, западные ученые выделяют в Black English систему из пяти настоящих времен.

2. Лица взаимозаменяемы, have и has тоже самое, 3-го лица просто нет. He pick me (picks). He never play no more, man (plays). He don’t know nobody (doesn’t).

3. Необычное использование модальных и вспомогательных глаголов. Типичны конструкции типа he done told me (done вместо has), might could (двойное сослагательное). В разговоре, бывает, be используется вместо is. Например, вообще непонятное по обычным нормам: I been know your name – означает: I have known for a long time and still do (Я давно тебя знаю). It don’t all be her fault – это: It isn’t always her fault.

4. Обычныесловаиспользуютнеобычно: Hit him upside the head (Hit him in the head). The rock say “Shhh” (The rock went “Shhh”). I wanna be a police (I wanna be a policeman).

5. Глаголы не спрягаются (be и все, в am или is нет необходимости), многие глаголы-связки опущены: He be always fooling around. I’m a shoot you (I’m g’na shoot you). He a friend. He tired. He with us. He working with us (is – везде).

6. Масса паразитных, ничего не значащих слов, двойных усилений, дупликации глаголов: He useta was working. She useta hadda pick at me. If you can find that cancelled check, I may can go out there and get it. Can you get your civil rights without getting your head busted? You might will in the long run. Well, you must can’t fuck good, then.

7. Притяжательные конструкции, согласование слов нарушено: Give him they book (their).

8. Фонетическоеправописание, слияниесловвнестандартныеконструкции: Cause I’ll be done put-stuck so many holes in him he’ll wish he wouldna said it. I done about forgot mosta those things. My father liketo kill me. I was liketo have got stot. He better hadda moved out.

Типичные образцы популярных конструкций: liketo, hafta, useta, supposta.

9. Двойное отрицание: Don’t nobody break up a fight (не лезь в чужую драку). Отрицание во всех временах, лицах и числах может выражаться словом ain’t: If the cat ain’t happy – ain’t nobody happy (в доме, где кот несчастлив – никто не счастлив).

Особые проблемы возникают с пониманием времени и продолжительности действий, так как вспомогательные глаголы и их использование нестандартные. Со временем у афроамериканцев особые отношения. Говорят даже об особом CPT, colored people’s time. Афроамериканцам не важно приходить по расписанию, be on time, вовремя – им важно пребывать в гармонии со своими чувствами, с природой – be in time, во времени.

Словарь афроамериканского английского сложился из многих источников. Первый – фольклор, пословицы, поговорки. Из фольклора берут начало вербальные игры. Скажем, the dozen, дюжина – смысл ее в том, чтобы словесно унизить мать своего оппонента, наговорить кучу изобретательных гадостей. Оппонент, не копаясь в кармане в поисках слова, должен немедленно ответить (кстати, подобная культура перебранки существует отчасти в российских деревнях, отчасти в детсадах) – так как они показывают друг другу, что владеют ситуацией. В этих упражнениях оттачивается речитатив, который так знаком нам по рэпу или хип-хопу, отсюда берет начало умение быть ди-джеем, накладывать мелодии, создавать композиции. Gangsta rap (гангста-рэп, дословно – бандитский треп) – дитя эбоникса. Этот песенный стиль популярен в Америке и в мире, но местные смысл понимают, а иностранцы нет.

Один из огромных пластов лексики языку дала церковь, первый общественный институт, объединивший черных рабов. Там они могли общаться, оттуда берут начало многие слова и выражения. Некоторые из них – больше чем слова. Brother, sister, soul – важнейшие понятия в афроамериканской культуре. Брат – это всякий афроамериканец.

Другой источник – музыка. Американские негры обогатили мировую культуру таким количеством музыкальных стилей и направлений, что в этом с ними мало кто может сравниться. И здесь уже не Black English что-то заимствовал из окружающего мира, а весь мир ввел в свои языки слова, взятые у него: соул, ритм-энд-блюз… все, что обозначает стили, разновидности джаза, музыкальные инструменты. Теперь ту же роль выполняют рэп и хип-хоп культура, обогащающая и российских тинэйджеров познаниями в области “черного английского”.

Самый неформальный, ненормативный словарный слой дал негритянскому английскому преступный мир. Именно из криминального мира гетто тянутся, например, длиннейшие синонимические ряды для обозначения каждого из наркотиков – большинство из этих слов, кстати, вошло в общий американский сленг.

Секретничать чернокожие обитатели Америки начали еще тогда, когда появились на континенте: рабам надо было держать кое-что в секрете от хозяев – даже тогда, когда они говорят на одном языке. Сказать так, чтобы понял только тот, кому надо.

Типичный способ – взять слово и употребить его в противоположном значении: stupid (тупой) – “хороший”, оскорбительное nigga (ниггер) в общении между своими принимает значение “товарищ, брат, свой”. Fat (жирный) – правда, его даже пишут как phat – “крутой”. You be phat! – Ты крутой! Dope (наркотик) тоже приобретает значение “отличный”, a death (смерть) в написании и произношении def означает то же самое, что и cool. Всеми этими находками широко пользуется реклама.

Еще Black English пополняется за счет спорта – в первую очередь баскетбола. НБА в огромных количествах производит специфический жаргон, который с восторгом подхватывает молодое поколение уличных баскетболистов.

Межкультурная коммуникация, общение представителей разных культур – вопрос безопасности, и межнациональной, и международной. От непонимания произошло немало громких и тихих конфликтов: и межличностных, и международных, и от непонимания негритянского английского в том числе.

Вот, например, слово bad (плохой) афроамериканцы переосмыслили в своем духе: у них это положительное определение, оно означает гордость, непокорность, достоинство. ОднаждывовремяхолоднойвойныМухаммедАлисказал, обращаяськнародуТанзании: There are two bad wite men in the history of the world, the Russian white man and the American white man. They are the two baddest men in the history of the world.

То есть два самых плохих человека в мире – это американец и русский. Естественно, Али имел ввиду “самых великих, могущественных, бесстрашных”, но его не поняли, и едва не разгорелся крупный международный дипломатический скандал.

Другой скандал возник из-за разных значений слова bitch. Афроамериканцы вкладывают в это слово положительное значение. Если одна черная женщина называет так другую черную женщину, она имеет в виду, что это ее лучшая подруга. Недавно ведущий сатирической программы назвал этим словом королеву. Представители BBC оправдывались: мол, Блэквуд использовал слово не в оскорбительном смысле, а так, как оно используется в хип-хопе и рэпе. Дело вынесли на рассмотрение комиссии по выработке и соблюдению норм на британском телевидении, которая вынесла решение: так можно называть даже королеву. Впервые было официально признано, что в Black English это слово по отношению к женщине не только допустимо, но даже имеет одобрительный оттенок. Цифры у афроамериканцев – не просто цифры. Это своеобразный код, который понятен только посвященным. Например, в штате Калифорния уголовная статья за убийство – 187-ая. Чернокожее население штата Калифорния вместо слова “убийство” говорит “187”. Синонимом слова “выпивка” может служить номер статьи за распитие спиртных напитков. 411 – номер справочной службы, так что Give me 411 означает “дайте мне информацию”. Общеизвестное 911, “телефон спасения”, означает “ЧП”. Что-то из этих изобретений уже вошло в национальную культуру – к примеру, американцы даже свою национальную трагедию обозначили как “День 911” (9 – сентябрь, 11 – число, общее значение – чрезвычайная ситуация). Очень распространенное явление в “черном английском” – использование неформального названия города. Нью-Йорк, например, еще с начала ХХ века именуется Большим Яблоком, Big Apple. Новая мода – вместо имени города называть номер его кода: город 212, например. Уже есть и духи “212”. Кстати, Москву уже тоже иногда именуют “городом 095”.

В 1997 году Уильямс выступал на слушаниях в Сенате, где требовал для Ebonics лингвистического статуса полноправного языка. У Ebonics, утверждал он, есть собственная словарная система, есть особая грамматическая структура и морфология. Многие языковые и неязыковые признаки (жестикуляция, мимика, заполнение паузы) роднят его с языками и диалектами, на которых общаются в Западной Африке и Карибском регионе. В Ebonics, доказывал он, есть и местные наречия, и жаргоны, и социальные диалекты – все, что присуще настоящему языку.

18 декабря 1996 года школьный совет города Окленда в штате Калифорния (этот город особенно славится своей культурной терпимостью) опубликовал “Оклендскую резолюцию” с предложением узаконить преподавание на Ebonics, родном языке негритянских детей: на стандартном английском им тяжелее учиться. Резолюция сработала как детонатор: разразилась буря политических дебатов, “культурных войн”, начались слушания в Сенате и многочисленные конференции лингвистов и культурологов. Главное возражение против предоставления Ebonics особого школьного статуса очень простое: дети, обучаемые на нем, так и не освоят стандартного английского, не смогут справляться с тестами, не впишутся в общество, говорящее стандартно, останутся социальными маргиналами, не преуспеют в жизни.

На тему Ebonics стали гадко пошучивать, изображая чернокожих американцев преступниками, наркоторговцами, тупыми, ленивыми, неамбициозными, сексуально озабоченными, озлобленными, живущими только инстинктами, безработными и сидящими на социальных пособиях. А попытки узаконить Ebonics в качестве языка обучения стали называть официальным признанием интеллектуальной недоразвитости его носителей. Так термин, который изначально был призван сплотить черных американцев, превратился в символ социальной и культурной деградации. Никакого особого статуса в школе Black English сейчас не имеет. К лучшему это или к худшему – спорят до сих пор.

Иностранцу понять афроамериканца может быть довольно трудно, особенно если последний не хочет быть понятым. Понимает ли Black English рядовой американец? Настолько, насколько элементы “черного английского” проникают в общую речь через массовую культуру, брейк, хип-хоп и рэп. Настолько, насколько их доносит Интернет, газеты и телевидение. Если белая культура переняла какое-то слово и сделала его своим – оно уже теряет смысл, не воспринимается как нечто таинственное. Значит, надо создавать новое. И оно создается, баланс поддерживается.

Недавно произошел новый взрыв интереса американской общественности к феномену Ebonics. Противники официального признания Ebonics считают, что каждый, пользующийся лингвистической системой, которая называется “язык”, обладает авторитетом и уважением в обществе, а пользователи системы “диалект” подвергаются общественному презрению и, как следствие, выталкиваются из престижных слоев. По словам лингвиста Макса Вайнрайха (Max Weinreich), язык – это диалект с армией и флотом. Официальное признание диалекта стало бы признанием интеллектуальной недоразвитости его носителей. Попытки узаконить диалект называют “зародышами расизма XXI века”.

Современные технологии ускоряют конвергенцию языков. В этом веке в США исчезли многие местные диалекты. Например, осталось всего несколько фонограмм с голосами жителей Сан-Франциско начала века, в которых можно услышать совершенно экзотический говор. Этот диалект исчез. А вот “черный английский” остался. Вряд ли нужно публиковать общеобразовательные документы на еbonics. Недопустимо его применение и для политической, деловой или технической переписки, что и явилось причиной принудительной фильтрации. Однако нужно ли запрещать слагать и печатать стихи и прозу, петь песни на еbonics, который многие считают лучшим средством для выражения эмоций и чувств?

Список литературы

1. Богданов А. В. Аспекты исследования афроамериканского диалекта английского языка // Новые научные и образовательные стратегии многоуровневой подготовки педагога-филолога. М.: СТИ МГУС, 2004.

2. Бродович О. И. Диалектная вариативность английского языка: Аспекты-Л. Спб.: Изд-во ЛГУ, 1988.

3. Жирмунский В. М. Проблемы социальной дифференциации языка: Язык и общество. М.: Просвещение, 1968.

4. Лингвистический энциклопедический словарь / под. ред. В. Н. Ярцева. М.: БольшаяРоссийскаяэнциклопедия, 2002.

5. Wentworth H. Dictionary of American slang / H. Wentworth, S. B. Flexner. 2nd supplemented edition. New York: Crowell, 1975.

6. Жапов В. Особенности негритянского английского [Электронный ресурс] // Иностранец. Режим доступа: http://www. abc-english-grammar. com/1/art18.htm

7. Шарапов М. Афроамериканский след в американском английском [Электронный ресурс] // Лингвомания: новости и заметки о языках. Режим доступа: http://lingvomania. info/tag/anglijskij-yazyk

8. Школа жизни. ru // Познавательный журнал / Режим доступа: http://shkolazhizni. ru/archive/0/n-33851/

9. Энциклопедии и словари. Режим доступа: http://enc-dic. com/fwords/JEboniks-41317.html

10. Википедия – свободная энциклопедия. Режим доступа: http://ru. wikipedia. org/wiki/



Зараз ви читаєте: Эбоникс как афроамериканский вариант английского языка