Историческая школа Германии 2

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО

Филиал в городе Уфе ВЗФЭИ

Региональная кафедра Философия, История и Право

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

По истории экономических учений на тему:

Историческая школа Германии: оппоненты классической школы.

__________________________________________________________________

Уфа – 2008

План:

Введение стр.3

1. Историческая школа Германии: оппоненты классической школы стр.5

Заключение стр.14

Список литературы стр.15

1. Введение.

Германия, в отличие от Англии и Франции, в рассматриваемый период (середина XIX века) была экономически менее развитой страной, разделенной на мелкие государства вплоть до 70-х годов XIX века. Она, так долго страдавшая из-за отсутствия сильного централизованного государства и грезившей идеями его создания, сулившими мир, прочную безопасность и стабильность экономического развитии, получает новое направление экономической мысли, получившее название исторической школы.

Представители исторической школы Германии, в частности немецкая политическая экономия, не соглашались с “абстрактными” теориями классической политэкономии, не приняла идеи единства экономической теории для всех стран, и, прежде всего для Германии. Кроме того историческое направление в политической экономии пыталось наметить третий путь между крайностями экономического либерализма и утопического социализма. Сторонники этого направления отвергли революцию и не ставили под сомнение частную собственность, они полагали, что на развитие народного хозяйства оказывают воздействие не только базисные факторы (экономика и политика), но также и такие, как географическая среда, особенности исторического развития, национальной психологии, культуры и религии. Благодаря им экономика каждой отдельно взятой страны развивается по своим собственным, только ей присущим законам.

Чтобы понять идеи школы, надо обратиться к этой эпохе, ибо оправдание и объяснение критики исторической школы находятся в тогдашнем состоянии политической экономии. Исторические особенности Германии 19в. отразились на взглядах “историков”.

Начало Экономической науки в Германии было положено работами выдающегося ученого Ф. Листа (1789-1846), а затем продолжено его учениками. Такими как В. Рошер (1817-1894), Б. Гильдербанд (1812-1878), К. Книс (1821- 1898), которые опирались на его теорию, известную как старая историческая школа – первый серьезный оппонент экономистов – классиков. Ядром взглядов Ф. Листа служила теория “национальной экономии”. Противоположны были их позиции и по вопросу о роли государства в экономике.

Пика популярности традиция германской экономической науки достигла в период деятельности “Молодой исторической школы” – Г. Шмоллер (1838-1917), Л. Брентано (1844-1931), К. Бюхер (1847-1930). Их сторонники и последователи в 60-80-е года 19в. Едва ли не монополизировали кафедры Европы. Затем последовала Новейшая историческая школа в первой трети 20в. – В. Зомбрт (1863-1941), М. Вебер (1864-1920).

Заслуга “историков” состоит в том, что они впервые указали на существенные различия национальных экономических систем (в настоящее время эти вопросы разрабатывает целая отрасль науки – компаративистика, или сравнительный анализ хозяйственных систем). Но с другой стороны, “историки” отрицали политическою экономку как науку, ибо стремились не к объяснению и предвиденью тенденций хозяйственного развития (как классики), а лишь к добросовестному описанию, накоплению факторов.

1. Историческая школа Германии: оппоненты классической школы.

В период объединения Германских земель в единое государство, т. е. в середине 19в., возникло еще одно альтернативное классической политической экономии направление экономической мысли, получившее название “историческая школа Германии”. Эта школа, по сути, олицетворяет не столько историческое, сколько социально-историческое направление. Потому что ее авторы, в отличие от классиков, включили в поле исследований политической экономии (предмет изучения) наряду с экономическими и неэкономические факторы, впервые начав тем самым одновременное рассмотрение в историческом контексте всего многообразия социально-экономических проблем, всей совокупности общественных отношений.

В своей критике немецкие авторы единодушны в том, что классики чрезмерно увлекаются абстракциями и обобщениями и недооценивают значение фактов и наблюдений, связанных с прошлым и настоящим. Они также обвиняют классиков за абсолютизацию принципов экономического либерализма, приверженность некой универсальной экономической науке и узость индивидуалистских доктрин и настаивают на целесообразности исследования реального, а не мнимого изображения конкретной действительности. [2, c.148]

Первым, кто стал широко использовать исторические примеры как политэкономические аргументы, акцентируя при этом значение политико-правовых и социокультурных институтов для экономического развития, был Фридрих Лист (1789-1846) . В своей работе “Национальная система политической экономии” (1841), он ссылается к таким положениям, как:

A. особая и значительная роль для экономической науки исторического метода;

B. характеристика политической экономии не как универсальной, а национальной науки;

C. учет влияния на национальное хозяйство не только экономи­ческих, но и природно-географических, национально-историчес­ких и других неэкономических предпосылок;

D. признание общественного интереса нации выше личного интереса индивидуума.

Он критикует классиков за их абстракции и либерализм, ратует за сохранение протекционизма в хозяйственной политике государства и явно преувеличивает роль исторического метода анализа в экономической науке. Ф. Лист принимает некоторые теоретические положения классиков, особенно в части поступательного развития общества и целесообразности ускорения научно-технического прогресса. Однако подход классиков к экономической науке, по его мнению, носит слишком узкий и поверхностный характер, поскольку они не учитывают важную роль государства в национальной экономике, а также влияние на хозяйство исторических корней нации и ее культуры. Далее он не исключает и возможности повсеместного принятия принципов, но при условии достижения странами одинаково высокой стадии экономического развития. Иными словами, Ф. Лист, в самом деле “не верил в какой-то единый и благодетельный для всех народов и во все времена общественный строй, опирающийся на свободную игру индивидуальных хозяйственных интересов”. Предлагая простую схему пятистадийного экономического развития наций от пастушеского до “торгово-мануфактурно-земледельческого” состояния, Лист делал из “уроков истории” вывод, что только для стран, стоящих на равной ступени, может быть взаимовыгодна свобода торговли. Размышляя над “уроками истории” и, прежде всего над экономической гегемонией Англии, он доказывал, что переход к “торгово-мануфактурно-земледельческой” стадии не может совершаться сам по себе и посредством свободы обмена. Так как при свободе обмена между торгово-мануфактурно-земледельческой и чисто земледельческими нациями, вторая обрекает себя на экономическую отсталость и политическую несостоятельность (к примеру, Польша и Португалия). [5, c.157]

Таким образом, от умелого использования и преумножения знаний, навыков, полученных на различных этапах ее становления, преемственности идей и традиций (“умственного капитала”), а также от природно-географических условий и численности населения зависит увеличение производительности труда и развитие всех сфер производства. Богатство нации накапливается не путем индивидуальной деятельности людей на основе разделения труда и обмена, а в результате объединения этой деятельности, регулируемой государством. Именно государственная власть призвана координировать, направлять развитие и функционирование всех звеньев народного хозяйства, делая акцент на национальных интересах. Ее основной целью должно стать развитие производительных сил. Важную роль при этом играет, по мнению Ф. Листа, так называемое “промышленное воспитание” нации, призванное создавать условие для подъема производительных сил. Целое поколение нации должно и может жертвовать своим благосостоянием, для того чтобы производительные силы страны стали развиваться более быстро и эффективно. [1,c.121]

Важным инструментом в процессе становления народного хозяйства нации становится политика протекционизма (ограничение поступления в страну импортных товаров путем введения высоких ввозных пошлин). Лист утверждал, что:

– Протекционизм – оправдан лишь в качестве “воспитательного” для выравнивания уровней экономического развития стран;

– Нация, достигшая уровня перворазрядной промышленно-торговой державы, должна перейти к свободе торговли;

– Фабрично-заводская промышленность не должна развиваться за счет земледелия;

– Таможенное покровительство не должно распространяться на сельское хозяйство.

Лист указывал, что систему воспитательного протекционизма может с успехом применить лишь держава с умеренным климатом, достаточно обширной территорией с разнообразными ресурсами и значительным населением, обладающая устьями своих рек (а, следовательно, выходами из своих морей). Однако не следует думать, что он был против свободы внешней торговли; после полного подъема промышленности он предполагал вновь к ней вернуться. Этот видный экономист отстаивал идею господство Германии в Европе, которой не преминули воспользоваться в обосновании свой геополитики нацисты уже в межвоенный период 20в. [2, c.143]

В процессе эволюции исторической школы Германии в экономической литературе выделяют обычно три этапа.

Первый этап охватывает период 40-60-х гг. 19в. и получил название “Старая историческая школа”; основные авторы этого этапа В. Рошер, Б. Гильдебранд, К. Книс. Второй этап приходится на 70-90-е гг. 19в. и называется “Новая историческая школа”; основные авто­ры – Л. Брентано, Г. Шмоллср, К. Бюхер. Третий этап имел место в течение первой трети 20в. под названием “Новейшая историческая школа”; основные авторы – В. Зомбарт, М. Вебср, А. Шпитхоф. [1, c.122]

Значение “Старой исторической школы” по сравнению с другими этапами в развитии социально-исторического направления экономической мысли следует выделить особо ввиду того, что авторы этого этапа, будучи родоначальниками немецкой исторической школы, внесли наиболее весомый вклад в формирование ее основных научных ценностей. Например, Вильгельм Рошер – профессор Геттингепского университета. Автор таких сочинений, как “Краткие основы курса политической экономии сточки зрения исторического метода” (1843) и “Начала народного хозяйства” (в 4-х тт.; 1854, 1860, 1881, 1886), настаивал на необходимости только эволюционного развития общества, сравнивая всякую потребность в революционном изменении с “величайшим несчастьем и нередко смертельным недугом народной жизни”. Именно ему принадлежит осуждающее учение классиков аллегорическое изречение о том, что “одного экономического идеала не может быть для народов, точно так же как платье не шьется по одной мерке”. [3, c.185]

Другой родоначальник старой исторической школы профессор университетов в Марбурге, Цюрихе, Берне и Йене Бруно Гильдебранд, автор крупной работы “Политическая экономия настоящего и будущего” (1848), не менее активно, но порой тенденциозно, придерживался исторического метода в экономической науке. На его несостоятельные прогнозы будущего в одной из своих статей указывал Н. Д. Кондратьев, который, в частности, писал: “…Бруно Гильдебранд… предсказывал, что еще в течение XIX столетия в ходе развития Англии проявится тенденция возврата части пролетариата, бросившего землю, снова к земледелию, в силу чего городское и сельское население Англии вновь сравняется и роль сельского хозяйства повысится. Мы знаем, – заключает он, – что тот и другой прогноз оказались ошибочными”.

Еще один из родоначальников школы профессор Фрайбургского (1855-1860) и Гейдельбергского (1865-1896) университетов Карл Густав Адольф Книс настаивал на приоритете исторического метода в экономической науке, в том числе со страниц своей книги “Политическая экономия, рассматриваемая с исторической точки зрения”. Он к тому же, по признанию американского неоклассика Дж. Б. Кларка, ярился его наставником и учителем.

Между тем главная заслуга представителей “старой исторической школы” заключается, прежде всего, в формировании альтернативных классической школе методологических положений, которых впоследствии придерживались все авторы последующих этапов социально-исторического направления и которые затем легли, в основу методологии социально-институционального направления эко­номической мысли – американского институционализма. Абстрактно-дедуктивному методу классиков эта школа противопоставила описательно-эмпирический подход в исследовании экономических явлений, отрицание каких-либо экономических законов понятие политэкономии как ” национальной экономии”. [3, c. 183]

Нельзя было бы ожидать полного совпадения взглядов среди столь разнообразных умов, как старой, молодой (новой) и новейшей исторических школ. Но в целом немецкая историческая школа начала с критики классической экономии. Экономисты-историки делали классической экономии три главных упрека, ставя ей в вину: 1) ее “универсализм”; 2) ее рудиментарную, основанную на эгоизме психологию; 3) злоупотребление дедуктивным методом.

Хотя критические идеи исторической школы были уже сформулированы Книсом, Гильдебрандом и Рошером, однако они вызвали основательную дискуссию довольно поздно, когда “молодая историческая школа” была уже в полном расцвете.

Но особенности методологии социально-исторического направле­ния экономической мысли сложились все же на этапе “старой исторической школы”, а затем были уже разработаны комплексы идей со стороны молодой и новейшей школ. Суть всех этих особенностей методологии может быть сведена к следующим трем положениям:

1) учет влияния на экономическое развитие страны, социальной среды, в том числе “человеческого фактора”;

2) выявление взаимосвязи и взаимообусловленности экономических и неэкономических факторов и категорий;

3) определение места и роли неклассовых критериев :в. исследовании фаз и этапов развития общества. [4, c.155]

Первая методологическая особенность исторической школы Германии позволяет раскрыть несостоятельность одной из центральных методических позиций классиков, согласно которой в экономической науке приоритетное значение имеют якобы главным образом экономические законы, факторы и категории и их действие объявляется универсальным и неотвратимым во все времена и для всех народов (государств).

Итак, представители исторической школы исходят из того, что экономические законы не следует отождествлять с природными законами (например, законы химические, физические и т. п.), которые неизменно проявляют себя благодаря стабильному характеру вызывающих их действие заранее известных элементов и компонентов. Поэтому, наперекор классикам, они указывают на не­универсальный характер политической экономии и зависимость результативности экономических процессов не только от экономических (базисных), но и от многообразных факторов неэкономического (надстроечного) свойства, включая “человеческий фактор”, т. е., как принято говорить, от факторов социальной среды. Причем в числе последних чаще всего ими упоминаются:

– национальные особенности и традиции;

– своеобразие исторического развития нации, ее менталитет;

– историческая случайность;

– географические условия страны;

– особенности национальной культуры, психологии, религии и др.

В связи со второй методологической особенностью исторической школы необходимо вспомнить, что у классиков неэкономические факторы обусловлены влиянием экономических факторов, из чего, например, вытекает, что чем выше уровень производительных сил общества, тем более развитой будет социальная среда (сфера), в том числе уровень культуры, искусства, науки и т. д., и наоборот. Немецкие авторы этой каузальной парадигме классиков противопоставили функциональную, и в их трудах значение в процессе эволюции хозяйственной жизни экономических и неэкономичес­ких факторов рассматривается, как правило, во взаимосвязи и взаимообусловленности. [4, c.159]

Правда, ими нередко делается столь значительный акцент на особую роль в экономическом развитии неэкономических факторов, что их же позиция обернулась практическим насаждением в германском общественном мнении конца 19-начала 20в. идей о будто бы уникальном “немецком национальном духе”, об особой исторической миссии “арийской расы” и т. д. К примеру, согласно предубеждениям М. Вебера, в его книге “Протестантская этика и дух капитализма” (1905) речь идет даже об исключитель­но важной роли в создании цивилизованного общества одного из течений протестантской религии – кальвинизма.

Наконец, третья методологическая особенность исторической школы отражает итог ее противостояния классической школе по поводу места и роли в экономической науке исторического мето­да. Как известно, у классиков историзм проявляет себя, прежде всего через критерий выделения на различных этапах эволюции наро­дов и государств так называемых высших и низших, главных и неглавных классов общества. Немецкие же авторы, обосновывая фазы, этапы и схемы экономического развития общества на всем протяжении исторического пути нации, классовому критерию противопоставили сугубо хозяйственный.

Благодаря неклассоформационному историзму, как важнейшему инструменту для научных изысканий и обновления экономической науки, немецкая историческая школа достигла несомненных позитивных результатов. Подтверждение тому – не просто сам факт издания ее авторами ряда крупных фундаментальных историко-экономических монографий, а скорее то, что результаты этих исследований вызвали в дальнейшем весьма полезные дискуссии по многим актуальным социально-экономическим проблемам. [4, c.160]

Одновременно следует подчеркнуть, что новизна исторического метода немецких авторов из-за их оторванности от уже достигнутых в ту пору научных основ экономической теории так и не позволила исторической школе Германии занять лидирующее место в мировой экономической науке и опровергнуть основные теоретико-методологические упущения классической политической экономии. Последнее стало возможным лишь на рубеже 19-20вв., когда появились вначале маржинальные концепции субъективистов и неоклассиков, а затем социально ориентированные концепции американских институцианалистов. [5, c.161]

Заключение.

Историческая школа, возникшая в Германии в 19в., прошла путем эволюции несколько этапов: от простого отрицания методологических положений классической школы политической экономии через собирание громадного фактического и статистического материала до его обобщения и объяснения. Ученые, придерживавшиеся этого направления экономической мысли, отрицали повторяемость экономических явлений в истории разных народов и не разделяли идеи о существовании каких либо общих законов экономического развития. Их отличал взгляд на политическую экономическую как на науку национальную, в задачу которой входит изучение особенности национального хозяйства, что обусловило оформление концепции национальной системы политической экономии. Заслуга ее представителей состоит также в обосновании необходимости применении исторического метода в экономических исследованиях, в обращении к рассмотрению экономики с учетом анализа социальных, психологических и религиозных общественных проявлений. Подобный концептуальный подход дал начало таким фундаментальным дисциплинам, как история экономики и экономическая социология. На идеях исторической школы, ее методах в 20в. получило развитие наиболее популярное ныне институциональное направление в экономической науке. В тоже время отход исторической школы от научных основ экономической теории своего времени не позволил ей аргументировано развенчать и теоретические и методологические промахи классической школы и занять должное место в мировой экономической науке.

Список литературы.

1. История экономических учений: Учеб. для вузов, Под ред. проф. В. С. Адвадзе, проф. А. С. Квасова. – М.:ЮНИТИ-ДАНА, 2004

2. История экономических учений: Учеб. для вузов, Под ред. В. Автономова, О. Ананьина, Н. Мокашевой – М.:ИНФРА-М,2003

3. История экономических учений: Учеб. для вузов, Под ред. Я. С. Ядгаров – М., 2002

4. Экономический образ мышления: Под ред. П. Хейне – М., 2000

5. Национальная экономия и Фридрих Лист: Под ред. С. Ю. Вите. – Вопросы экономики, 1992


Зараз ви читаєте: Историческая школа Германии 2