Историко-экономические особенности развития организационных форм потребительской кооперации


Свойство цикличности означает то, что система потребительской кооперации представляет собой в целом замкнутый торгово-промышленный цикл. Этот цикл обеспечивает кругооборот товарных и информационных потоков в пределах одного регионального образования. Он включает в себя: заготовку – переработку – сбыт; производство – переработку – доведение до потребителя. То есть в него входят и предприятиясельского хозяйства, производящие или перерабатывающие сельхозпродукцию, и торговыепредприятия, и обслуживающие организации, и научно-образовательные учреждения.

Сущность свойства локализации состоит в том, что потребительской кооперации в настоящее время принадлежит преимущественная роль локального центра в обслуживании населения на селе. Потому что, во-первых, кооперативные формы хозяйствования напрямую приближены к месту их потребления, поскольку главная цель потребкооперации – предоставление социальных услуг как пайщикам, так и некооперативному населению. Это обстоятельство способствует разрешению экономических, социальных и иных проблем как потребителей, так и производителей. Во-вторых, в отличие от рынка потребительских товаров, рынокуслуг, оказываемых потребкооперацией, характеризуется тем, что он имеет четкие территориальные границы реализации в пределах конкретного населенного пункта. А это также позволяет структурам потребкооперации конкретизировать цели и задачи развития ее торгово-промышленного цикла, приближает его к непосредственному потребителю на определенной территории и выявляет социально-экономические особенности и возможности региона.

Таким образом, активизация деятельности российской потребительской кооперации на современном этапе связана, с одной стороны, с началом процесса возрождения традиций кооперативного хозяйствования с учетом современных экономических реалий, а с другой, с новыми возможностями реализации потенциала организационных форм потребительской кооперации по развитию АПК в рыночных условиях.

1.2. Историко-экономические особенности развития организационных форм потребительской кооперации

Исследование эволюции кооперативных идей на различных этапах социально-экономического развития России сохраняет свою актуальность и в наши дни. Особенно это важно для включения кооперативных начал в экономические отношения в условиях становления социально ориентированной рыночной экономики, в том числе и аграрном секторе.

Исследования по истории и теории потребительской кооперации в отечественной и мировой науке довольно обширны. Это и неудивительно, ведь история потребительской кооперации началась более полутора веков назад, с первого промышленного переворота в Англии в последней трети XVIII века. Англия раньше других европейских стран испытала проблемы, вытекающие из промышленного развития, ее рабочий класс был вынужден искать такую формузакупкипредметов потребления, которая содействовала бы их удешевлению. Такой формой и стали потребительские ассоциации. Поэтому в истории кооперативного движения Англию принято считать родиной потребительской кооперации.

Интерес к кооперации как форме хозяйствования и социальному движению в России появляется в 60-е годы XIX века. В России понятие кооперации вошло впервые в жизнь под именем “ассоциации”. Н. Г. Чернышевский рассматривал ее как “форму, необходимую для разработки теории трудящихся” [111. С. 99]. Принцип ассоциации был принят как демократическими, так и либеральными представителями интеллигенции. В обосновании необходимости ассоциаций выдвигались разного рода аргументы. Например, “П. Кропоткин и Л. И. Мечников выдвинули идею универсальной кооперативной взаимопомощи в природе и обществе” [74. С. 54]. К этому времени относятся и первые практические опыты создания сельскохозяйственных кооперативов. Появление сельских потребительских обществ в России стало возможно после отмены крепостного права. Развитие исторически более ранних формкооперации – потребительской и кредитной – в России шло по одной и той же схеме, что и в европейских странах. Сначала образовывались мелкие кооперативы, по мере обретения ими экономической устойчивости первичные товарищества объединялись в местные (в России – уездные, губернские), а затем и общенациональные союзы. Активное развитие кооперативного движения и потребительской кооперации начинается на рубеже XIX и XX веков. К этому времени в России сформировались социально-экономические предпосылки для образования потребительских, кредитных, производственных, сбытоснабженческих и других видов кооперативов. Основным фактором развития кооперации при этом стал складывающийся общенациональный рынок и рыночная инфраструктура. Быстрыми темпами развивались кредитно-банковские учреждения – коммерческие и земские банки, биржи, регулярно проводились местные и всероссийские ярмарки. Происходило строительство современных для того времени различных путей сообщения – железных дорог, речного и морского транспорта. Изменения происходили и в сельской местности. Крестьянское хозяйство все больше становилось товарным. Развивалась городская промышленность, росли рабочий класс, ремесленники, разночинная интеллигенция и другие средние слои – то есть складывалась социальная база кооперативного движения в городах. При этом рождение кооперативных воззрений было связано не только с развитием капитализма, обеспечившего необходимые для развития кооперативных форм демократические свободы, но также с необходимостью преодоления капиталистическим обществом глубоких противоречий, кризисов, которые обострились в нем в конце XIX века. В это время повсеместно и на Западе, и в России появились личности, общественные движения и партии стремившиеся реформировать существующий строй. Наиболее активно проявляли себя: континентальный европейский радикализм, реформизм, либерализм, анархизм, социалистическое и коммунистическое движение, анархизм, оказавшие огромное влияние на становление кооперативной мысли в России.

Первыми идейными вдохновителями российских “кооперативов” были западноевропейские представители кооперативного движения: Р. Оуэн, Ш. Фурье, Г. Шульце-Делич, Ч. Говарде, У. Кинг, Л. Блан, Г. Кауфман, С. Гшвинд, Ф. Райффайзен. При этом российские основатели кооперативного движения – М. И. Туган-Барановский, С. Н. Прокопович, А. В. Чаянов, К. А. Пажитов, С. Л. Маслов, А. Н. Анцыферов, В. Ф. Тотомианц, Н. П. Гибнер и другие пересмотрели систему взглядов на кооперацию своих западных учителей с учетом особенностей и традиций России. К примеру, если английские и немецкие кооператоры покупали товар в своих магазинах по среднерыночным ценам, то “русский рабочий и крестьянский люд страдал от безденежья” [137. С. 203]. Другими словами, русские кооператоры торговали по самым низким рыночным ценам, которые едва покрывали издержки обращения и давали малую прибыль. Особенностью в развитии кооперативной мысли дореволюционного этапа являлось то, что вдохновителями российской кооперации были главным образом представители прогрессивной интеллигенции, либеральные дворяне, общественные деятели из знатных сословий, социал-реформистские идеи которых получили свое продолжение “…в теориях “третьего пути” (кооперативизма) и “уравновешивающей силы” [175. С. 45]. Они пытались доказать, что кооперация обеспечит создание такого строя, который будет отличаться от капиталистического и социалистического, лишенный их недостатков, и будет представлять собой кооперативный строй, государство всеобщего благоденствия, всеобщую гармонию.

В развитии русской кооперативной мысли к началу XX века “четко обозначились три основных направления” [111. С. 46]. Первое направление берет начало с Н. С. Чернышевского. Его представители, называвшие себя “артельщиками”, видели в кооперации, прежде всего, мощное социальное движение, “направленное на коренное преобразование производственных отношений и общественного строя, на строительство социализма”. Они рассмотрели зачатки социалистического строя в трудовой земледельческой артели. Основными представителями были Ф. А. Щербина, А. А. Николаев, А. В. Меркулов, А. А. Исаев, С. С. Маслов, К. А. Пажитов.

Второе направление российской кооперативной мысли отдавало приоритет исследованию кооперации как формы хозяйствования. Оно усматривало в кооперации средство приспособления к интенсивнымпроцессамкапитализации России. В рамках этого направления сложилась организационно-производственная школа, представителями которой являлись Н. П. Макаров, А. Н. Минин, А. А. Рыбников, А. Н. Челенцев, А. В. Чаянов, А. Е. Кулыжный, В. Ф. Тотомианц, А. Н. Анцыферов, М. И. Туган-Барановский, А. А. Евдокимов[110].

Третье направление занимает компромиссную позицию “между “идейным экстремизмом” артельщиков и “буржуазной апологетикой” экономистов” [111. С. 46]. Их позиция основывалась на том, что кооперация -“…это средство борьбы с надвигающимся капитализмом, в борьбе против эксплуатации трудящихся представителями денежного, товарного и производительногокапитала” [111. С. 50].

Следует отметить, что в чистом виде эти направления кооперативной мысли никогда не существовали, взгляды кооперативных идеологов переживали сложную эволюцию, находились в развитии и имели точки соприкосновения. Поэтому различия в позициях российских ученых-кооператоров носили скорее идейный, а не прагматический характер, как это было на Западе. Методологической основой исследования данных направлений стало понимание кооперации как формы хозяйствования, рожденной из развития капиталистических отношений.

“Первым исследованием в русской экономической литературе о зарождении потребительской кооперации явилась работа Н. И. Зибера “Потребительные общества”, вышедшая в свет в 1869 г.” [114. С. 602]. В работе автор определяет экономическую сущность потребительных обществ и показывает их преимущества для потребителя. “Есть, однако же, для общества возможность так устроить свое потребление, чтобы воспользоваться, как с выгодою обойтись без розничного торговца, так и с выгодою приобрести товар сразу в большом количестве” [85. С. 614-615]. В этом и состоит задача потребительских обществ.

Особенно возрос интерес к проблемам потребительской кооперации в начале XX века. В это время выходит в свет широкий поток книг, статей, издание специальных журналов. Переводятся труды видных зарубежных исследователей и теоретиков кооперативного движения – Ш. Жида, Ф. Лассаля, А. Луццати, К. Каутского, Г. Кауфмана, В. Вигодзинского. Среди произведений этого исторического этапа особый интерес представляют работы известных русских ученых экономистов, теоретиков кооперации: М. И. Туган-Барановского, А. Н. Анцыферова, В. Ф. Тотомианца, В. Ф. Пекарского, К. П. Пажитова, С. Н. Прокоповича, А. В. Меркулова. “Видное место занимал журнал, выходивший с 1909 года под редакцией профессора М. И. Туган-Барановского, “Вестник кооперации” – единственное тогда не только в России, но и во всем мире научно-теоретическое кооперативное периодическое издание” [110. С. 67].

В большой степени кооперативные идеи ученых начала XX века и составили основу потребительской кооперации, в определенной степени они использовались в разное время, являясь актуальными и сейчас. При изучении истории кооперативного движения, в том числе и потребительской кооперации, мы выделяем три периода: дореволюционный, советский и трансформационный. Дореволюционный период развития кооперации характеризуется двумя этапами: 1-й этап -1861-1907 гг.; 2-й этап – 1908-1917 гг. В советском периоде развития, как правило, выделяют три этапа: 1918-1928 гг.; 1929-1956 гг.; 1957-1985 гг. Трансформационный период – с 1986 г. по настоящее время. Первый этап дореволюционного периода развития (1861-1907 гг.), как правило, подразделяется на два отрезка времени: 1861 г. – начало 90-х гг. XIX века; середина 90-х гг. XIX века – 1907 г. [112. С. 59].

На первом отрезке (1861г. – начало 90-х гг. XIX века) происходит активное обогащение общественных идей западноевропейскими ассоциативными воззрениями. Делаются попытки преломить западноевропейский опыт на отечественную почву. Разрабатываются основные принципы функционирования традиционных для нашей страныформкооперации: потребительской, кредитной, сельскохозяйственной, сбытовой, производственной. В это время происходит изменение отношения государственной власти к идее кооперации от ее неприятия к шагам, направленным на развитие кооперативной теории. Как отмечает исследователь кооперации Никифоров Е. П., “…кооперативная идея шла сверху (от правительства, местных властей, интеллигенции)” [112. С. 59-60]. Так, потребительская кооперация находилась в ведение министерства внутренних дел по отделу народного здравия и призрения, а разрешение на открытиекооператива выдавалось министром внутренних дел в порядке 443 статьи “Устава об общественном призрении”, тем самым потребительский кооператив приравнивался к благотворительным учреждениям. В 1897 году министр внутренних дел утвердил “Нормальный Уставпотребительского общества” (такие же “Нормальные Уставы” были утверждены для кредитного, сбытового и других видов кооперации). Право утверждения уставов и разрешения потребительских обществ было предоставлено власти губернаторов.

Исторически в развитии первых российских организационных форм потребительских кооперативных обществ прослеживается два типа: общегородские и рабочие. Причем последние были в виде зависимых и независимых кооперативов. Зависимыепотребительские кооперативы создавались из рабочих и служащих только данного предприятия. Деятельность его осуществлялась на средства администрациизавода, что служило способом привязать рабочих к своему предприятию. Это обстоятельство и определяло “зависимость” членов кооператива. В отличие от зависимогокооператива, особенностью независимого потребительского общества было создание его на собственные средства наемных рабочих. При этом от коммерческого предприятияпотребительское общество отличалось небольшим размером пая, ведением торговли преимущественно в кредит и неограниченным числом паев и членов, что в дальнейшем способствовало “широкому распространению потребительских обществ” [112. С. 99].

В это время берет свое начало потребительская кооперация Волгоградской области. “В 1869 г. в станице Усть-Медведицкой был открыт первый сельский потребительский кооператив” [42. С. 88]. Так, исследователи Пантелеева Т. С., Ващенко А. Н., Лысенко И. А. считают, что “вопрос о его работе пока остается открытым и является темой отдельного исследования” [48. С. 9]. Поскольку известно, что работа была недолгой, “начав свою практическую деятельность, сразу попало под жесткий обстрел местных купцов, создавших “свою компанию”, чтобы конкуренцией извести его еще в зародыше” [48. С. 43]. Областной союз потребительских обществ рассматривает историю потребительской кооперации Волгоградской области с момента государственной регистрации кооператива в станице Нижнее-Чирской второго Донского округа. Устав этого общества был “юридически оформлен 2 февраля 1872 года” [48. С. 10]. К этому времени относится открытиеНижне-Чирскогообщества потребителей. “В 1916 году возникло первое объединениекооперативов в Царицыне – Царицынское кооперативное товарищество, объединившее 27 обществ потребителей” [48. С. 13].

“Вторая волна” становления кооперативного движения относится к началу 90-х годов XIX века и до 1917 года. Этот отрезок времени характеризуется бурным развитием и оформлением потребительской кооперации как системы как по отраслевому, так и по территориальному признакам.

Основу этого составляет более осознанное понимание возможности через кооперацию защитить свои экономические и социальные интересы. Данному факту способствовала широкая культурно-просветительская деятельность уже существующих организационных формпотребительских кооперативов. Кроме того, начинается бурный ростпотребительских кооперативов в деревне, как следствие реформаторского курса П. А. Столыпина. В 1898 г. был создан Московский союз потребительских обществ (МСПО). Став всероссийским центром кооперации, он преследовал цель: “содействие установлению и развитию постоянных сношений между потребительскими обществами и организация их совместной деятельности” [42. С. 92]. Он отличался от аналогичных кооперативных союзов в западных странах, так как сосредоточил в одном лице оптово-закупочную деятельность и организационную.

На втором этапе (1908 – декабрь 1917 гг.) деятельность потребкооперации приобретает качественно иной характер. В это время она развивалась под влиянием ряда факторов политического, экономического, социального и иного характера. Среди них наиболее значительные это первая русская революция 1905-1907 гг. и Первая мировая война. Завоеванные демократические свободы способствовали “периоду бурного строительства” [109. С. 25] российских кооперативных форм. В 1914-1916 гг. ростпотребительских обществ принял массовый характер, “когда потребительская кооперация охватила около 40% населения, а кредитная – около 30%”. Это объясняется, во-первых, экономическим кризисом, вызванным Первой мировой войной. Во время войны потребительские общества взяли на себя не только своих членов, но практически всего населения волостей и целых уездов, находящихся в районе их деятельности” [111. С. 52]. В 1914-1916 годах у потребительских обществ появились первые промышленныепредприятия. Во-вторых, широкой поддержкой со стороны государства и земства. Они предоставляли кредиты и заказы.

После февральской буржуазно-демократической революции 1917 года в условиях продолжающегося кризиса экономики произошел новый подъем в развитии организационных форм кооперативного движения. 1 мая 1917 года был принят первый в стране специальный закон о кооперации, согласно которому под кооперативом понималось “товарищество с переменным составом и капиталом, которое, действуя под особой фирмою, имеет целью содействовать материальному и духовному благосостоянию своих членов посредством совместной организации разного рода хозяйственных предприятий или труда своих членов” [42. С. 103].

В советском периоде на первом этапе становления кооперативного движения в России (1918-1928 гг.) потребительская кооперация по инерции еще продолжает развиваться, но октябрьский переворот 1917г. уже положил конец демократическим преобразованиям, которые были провозглашены февральской революцией. Изменениям в работе кооперативных предприятий послужили труды В. И. Ленина. Ленинский кооперативный план предусматривал национализацию всех потребительских обществ и контроль за их деятельностью соответствующими органами власти. Новый правительственный курс обязал вступать в подобные потребительские общества все взрослое население страны. Согласно декрету “О потребительских коммунах”, принятому ВЦИК и СНК от 20 марта 1919 г., потребительская кооперация из независимой организации превращается в единственный орган государственного распределения, подчиненный наркомпроду и действующий на основе государственного плана заготовок и распределения. То есть потребительская кооперация подвергается огосударствлению. Основной функцией потребкооперации этого времени становятся заготовка сельскохозяйственных продуктов в порядке продразверстки и нормированное снабжение населения предметами первой необходимости. Для этих целей декрет предусматривал следующие мероприятия: создание в каждой местности единого рабоче-крестьянского потребительского общества (ЕПО) на основе слияния всех потребительских обществ; включение в состав ЕПО в обязательном порядке всего населения, доживающего на данной территории; отмену паевых и вступительных взносов; осуществление хозяйственной деятельности на средства из бюджета; строгую организационную структуру, совпадающую с административно-территориальным делением страны (ЕПО, губернский союз потребительских коммун, Центросоюз) с установление подчиненности по восходящей линии.

В это же время организуется Царицынское единоеобщество потребителей (ЕПО) (1920 г.), которое ставило своей целью “снабжение города Царицына продовольствием, всеми товарами первой необходимости и предметами домашнего обихода” [48. С. 18-19].

Особо надо отметить развитие “военной потребительской кооперации” в этот период. Этому способствовала частичная демобилизация армии, экономический и социальный кризис вследствие политики “военного коммунизма”. “В целях предоставления Красной Армии возможности в полной мере использовать свои силы и средства в области хозяйственной жизни страны и обеспечить ей участие в общем кооперативном строительстве, Совет народных комиссаров постановляет: “распространить на Красную армию действие декрета Совета народных комиссаров “О кооперации” от 7 апреля 1921 года, допуская кооперативные объединения красноармейцев и военнослужащих в пределах единых потребительских обществ” [112. С. 244].

Большое значение для развития различных организационных форм потребительской кооперации имела новая экономическая политика (НЭП). Для потребительской кооперации весь период НЭПа, начиная с марта 1921 г. и до конца 1927 г. отмечается двусмысленным положением. С одной стороны государство стало оказывать ей помощь, с другой, наоборот, сдерживало ее. Прежде всего, правительство издало ряд нормативных документов, направленных на развитие потребительской кооперации. Так, в апреле-мае 1921 г. были приняты декреты “О кооперации”, “О натуральном премировании рабочих”, “О руководящих указаниях органам власти в отношении мелкой промышленности и кустарной сельскохозяйственной кооперации”, “О сельскохозяйственной кооперации”. Так, было разрешено внутри ЕПО создавать добровольные потребительские общества (ДПО). В это же время правительство издавало множество указов, решений, постановлений, по которым изменялась организационная структуракооперации. При этом кооперативный аппарат подвергался гонениям, освобождаясь от наиболее квалифицированных кадров. “Допущение рыночных отношений времен НЭПа не означало возрождение кооперации, напротив, она изгонялась вместе со старыми кадрами” [111. С. 218].

Что касается хозяйственной деятельности, то в этот период на предприятиях потребительской кооперации преобладает принципраспределения. Они должны были обеспечить полный и повсеместный сбор продналога и осуществлять товарообмен между промышленностью и сельским хозяйством, и наладить товарооборот, вытесняя тем самым частника. Им предоставлялась широкая возможность для закупок, заготовок и сбыта сельхозпродукции. Помимо заготовок продуктов, потребительская кооперация усилила свою работу в области распределения сельскохозяйственного инвентаря, организовала собственные посевы и создавала предприятия по переработке сельхозпродуктов. В 1921 г. ей были возвращены национализированные промышленныепредприятия. “К 1925 г. потребкооперация охватила более 9 млн членов, а в 1931 г. доля кооперации в розничном товарообороте составляла 69,9%” [107. С. 14].

Царицынская потребительская кооперация в этот период также подключилась к проведению новой экономической политики. Губсоюз в эти годы значительно расширяет свою деятельность. “Только за 1922 год было заготовлено 254 тыс. пудов зерновых, 11 тыс. пудов рыбы, 27 тыс. пудов мяса, 59 тыс. пудов овощей. Ежемесячно на заготовки в кооперативные организации поступало деньгами и товарами 25 млн рублей” [48. С. 23]. 10 марта 1925 года было принято решение о ликвидации Волго-Донского союза и образовании вместо него двух райсоюзов с центрами в Сталинграде и Себрякове. Райпотребсоюзы с первых же дней деятельности перешли к плановому завозу товаров на основе договора с Центросоюзом. Их “чистая прибыль от торговых и заготовительных операций выразилась 1928-1929 гг. -46900 р. (0,93 к обороту) и 230000 р. (1,43 к обороту)” [186. С. 59-60].

Нельзя не отметить культурно-просветительскую работу потребительской кооперации и ее кооперативов в годы НЭПа. Это такие мероприятия, как ликвидация безграмотности среди жителей деревни, подготовка специалистов для счетно-финансовой и торговой специальностей в кооперативных школах, областных курсах. А также создание народных библиотек, библиотек-читален, строительство народных домов. Примером наиболее успешной деятельности в этой области была “деятельность “Общества потребителей” служащих Забайкальской железной дороги” [110. С. 127], а также Царицынского губернского союза потребительских обществ, в котором, например, “Клетское ЕПО содержало на свои средства школу и библиотеку-читальню, Ольховское ЕПО отпустило на учебные пособия для школ 1 млрд. рублей, Михайловское ЕПО субсидировало местную газету “Красное слово”, Самсоновское ЕПО помогало детскому дому” [48. С. 28].

Второй этап (1929-1956 гг.) в истории советской потребительской кооперации ученые подразделяют на четыре отрезка: “1929-1933 гг. – связанный с кризисом хлебозаготовок и насильственной коллективизации в стране; 1934-1940 гг. – как время завершения социалистической модернизациисельского хозяйствастраны, когда основная задача состояла в создании и укреплении государственно-плановой системы в кооперации; 1941-1945 гг. – связанный с особыми функциями деятельности кооперативных организаций и предприятий в условиях Великой Отечественной войны; 1946-1956 гг. – время послевоенного возрождения и развития кооперации в России, ее участия в восстановлении разрушенного войной хозяйства” [154. С. 41]. На первом отрезке – это необоснованное свертывание принципов новой экономической политики, постепенная заменаторговыхформ связей директивным распределением ресурсов, нарушение ценового равновесия свелись, в конечном счете, к утверждению административных методов планового управления предприятиями потребительской кооперацией и всеми другими структурными звеньями экономики. Со страниц печатных изданий исчезли имена экономистов-теоретиков кооперативного движения – М. И. Туган-Барановского, В. Ф. Тотомианца, А. В. Чаянова и др. Стремление А. В. Чаянова, Н. Д. Кондратьева, С. А. Маслова, А. Н. Челинцева и других, противостоящих насильственному обобществлениюкрестьянских хозяйств, лишению их экономической самостоятельности как добровольных членов и хозяев кооператива.

Особенностью кооперативного движения в 30-е годы было то, что предприятия потребительской кооперации были полностью подчинены проведению сплошной и ускоренной коллективизации сельского хозяйства и индустриализации промышленности. В ходе коллективизации была прекращена деятельность сбытовых, снабженческих и кредитных кооперативов. Как отмечает Макаренко А. П., исследователь кооперативной движения советского периода, “потребительская кооперация на протяжении тридцатых годов и вплоть до середины пятидесятых годов XX века пережила четыре национализации кооперативной собственности” [136. С. 275]. Первая национализация лишила кооперацию своих торговыхпредприятий, магазинов, столовых, хлебозаводов, пригородных. Вторая национализация относится к 1935 г., когда советское государство окончательно прекратило деятельность городских потребительских кооперативов, национализировав их материально-техническую базу без всякой компенсации паевых взносов членам-пайщикам. Третья национализация – “1949 г. у потребительской кооперации было изъято 12,1 тыс. магазинов и более 6 тыс. предприятий общественного питания” [136. С. 275]. Четвертая национализация – “1957 г., – когда у потребительской кооперации было отобрано около 20 тыс. предприятий бытового обслуживания (швейные и сапожные мастерские, парикмахерские, фотоателье, бани, прачечные, мастерские по ремонту хозяйственных товаров) и около 1 тыс. гостиниц” [136. С. 276]. В 1957 году окончательно была ликвидирована вся промысловая кооперация.

В результате проведенных “мероприятий” объем хозяйственной деятельности к концу 1935 г. после постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) “О работе потребительской кооперации в деревне” в основном закончился процессвытеснения потребкооперации из городов и сосредоточения ее работы исключительно в сельской местности. В 1939 г. был принят новый примерный устав сельского потребительского общества, согласно которому задачами сельпо являлись “усиление колхозного строя, сближение уровня жизни крестьянства и рабочего класса, развитие экономических отношений между городом и деревней” [146. С. 46].

В этой связи не стала исключением деятельность Сталинградской кооперации. Она была подчинена общим закономерностям, характерным для кооперации в целом по стране. Она развивается, хотя и утрачивает большинство своих кооперативных принципов. Потребительская кооперация была привлечена к распределениюпродуктов по карточкам (введенные с 1928 года). С 1931 г. Сталинградская потребительская кооперация становится “основной торгующей системой на селе” [47. С. 31].

Особый период в истории потребительской кооперации нашей страны связан с Великой Отечественной войной (1941-1945 гг.). Исследователи подразделяют кооперативную работу этого периода на три вида: [47.]агитационно-пропагандистская или историко-патриотическая, общий смысл которой можно свести к формуле “Все для фронта, все для победы!”; производственно-хозяйственная, связанная с перестройкой деятельности кооперации с мирного на военное положение, распространением опыта, новаторства, массовых починов по выполнению и перевыполнению заданий; инструктивно-деловая, – рекомендации, памятки, брошюры по обобщению передового опыта, мобилизации ресурсовкооперации на нужды фронта, помощи эвакуированным жителям, организации заготовительной и других видов деятельности. Это практически означало проявлять инициативу в расширении производственной деятельности по выпуску необходимых селу продуктов и товаров. С этой целью потребительские общества вели встречную продажу промышленныхтоваров сдатчикам продукции сельского хозяйства и поощрительную продажу товаров передовым колхозникам-механизаторам и животноводам. Большое значение в годы войны приобрело изыскание собственных источников пополнения товарных ресурсов, то есть производство товаров осуществлялось преимущественно из местного сырья (обувь, мыло, посуда) для населения, колхозам (сани, телеги, деготь и др.), фронтовикам (валенки, трикотажные изделия).

В целом в период Великой Отечественной войны основные изменения в потребительской кооперации сводились к следующему: с начала войны предприятия потребительской кооперации стали работать погосударственным заказам; в срочном порядке стали организовываться предприятия общественного питания (столовые, чайные) для эвакуированных жителей; новым направлением, которым пришлось заниматься потребительской кооперации, явилось снабжение армии товарами, необходимыми для боевой деятельности; также потребительская кооперация обеспечивала сотни тысяч рабочих и колхозников, занятых на строительстве оборонительных рубежей; претерпела значительные изменения заготовительная деятельность: за счет использования местных продовольственных ресурсов, децентрализованных закупок сельскохозяйственных продуктов и создания складов и баз в целях резервного накопленияпродуктов питания [132. С. 16].

Отдельная страница в истории потребкооперации в годы ВОВ принадлежит Сталинградской потребкооперации. С самого начала войны перед Сталинградской кооперацией были поставлены задачи: заботиться об использовании местных продовольственных ресурсов, увеличить заготовку сельхозпродуктов, обеспечить снабжение армии и нужды обороны. Но на практике это было сделать очень сложно. В 1941-1942 гг. из-за оккупации врагом были захвачены 14 районов области, где были уничтожены все материальные ценности потребкооперации. Однако эти задачи были выполнены. В 1942 году потребкооперация снабжала сотни тысяч рабочих и колхозников, занятых на строительстве оборонительных рубежей города, были организованы за Волгой две продовольственные базы, районные потребительские союзы Суровикинский, Городищенский, Иловлинский, Дубовский организовывали общественное питание эвакуированных. В 1943- 1945 гг. 22 организации потребкооперации Сталинградской области завоевали “первенство во всесоюзном соревновании за расширение поставок Советской Армии и оборонной промышленности продовольствия и сырья” [47. С. 32-33].

Третий этап (1956-1985 гг.) современными историками характеризуются как годы “хрущевской оттепели” (1953-1965 гг.) и “застоя” (1965-1985 гг.). Однако они имели большое значение для развития потребительской кооперации и ее структур. Сразу в послевоенные годы основным направлением в деятельности потребительской кооперациистраны продолжало оставаться начатое в 1943 году восстановление народного хозяйства. Начиная с середины 50-х годов, и в последующие годы этот этап в хозяйственной работе советской потребительской кооперации характеризуется ее участием в осуществлении задач так называемого общегосударственного масштаба, к примеру, освоение целинных земель и т. д. В эти годы потребительская кооперация строила кооперативные магазины, столовые, пекарни. Удобной формой торговли зарекомендовала себя кооперативная посылочная торговля, а также комиссионная торговля сельхозпродуктами в городах, где для этого были созданы кооперативные торги (горкоопторги). В 1957 г. потребительской кооперации была передана государственная книжная торговля в сельской местности. “Весь розничный товарооборот потребительской кооперации РСФСР в сложившихся ценах после денежной реформы 1961 г. составил в 1955 г. – 7,5 млрд. руб., в 1975 г. -30,8 млрд., в 1980 г. – 37,7 млрд. руб. и в 1984 г. – 43,5 млрд. руб.” [41. С. 32]. Также было положено начало восстановлению принципа материальной заинтересованности колхозников и тружеников села в увеличении производства продуктов за счет повышения заготовительных и закупочных цен на сельхозпродукцию. Что, естественно, благоприятно сказалось на заготовительной деятельности предприятий потребкооперации. Кроме того, развивалось собственное производство потребительской кооперации – предприятия перерабатывающей промышленности.

В 1970-е и 80-е годы в потребительской кооперации большое внимание уделялось развитию отраслевого принципауправления. Считалось, что отраслевое управление обеспечивает концентрацию, специализацию, внедрение новых технологий, а также межхозяйственную интеграцию кооперативных хозяйств. Действительно, отраслевое управление позволяет более эффективно использовать производственные мощности, повышать производительность труда и качество продукции, ускорять внедрение новой техники и технологии. Так, например, в хлебопечении введение отраслевого управления позволило развить специализированное производство и улучшить использование производственных мощностей. В строительстве в результате обособления управления были созданы крупные кооперативные строительно-монтажныетресты, а при небольших объемах строительно-монтажных работ – управлениякапитального строительства. В то же время проявились негативные последствия отраслевого управления: рост количества отделов, их узкая специализация, возрастание объема работ по координации деятельности отраслевых подразделений. В 1980-е годы была осуществлена новая реорганизация районного звена потребительской кооперации. Районные потребительские общества вновь преобразуются в райпотребсоюзы в связи с тем, что повсеместно отмечалось явление отрыва пайщиков от потребительского кооператива и ухудшение их обслуживания.

В целом структурные изменения, проведенные во второй половине 80-х годов, позволили укрепить основное звено потребительской кооперации – потребительское общество и сократить численность аппарата управления. Несмотря на отмеченные положительные результаты в работе организационных форм потребительской кооперации, для осуществления правпайщиков не было нормальных условий. В системе управления потребительской кооперации действовала жестко централизованная система.

Между тем, в рассматриваемый период заметных успехов добилась потребительская кооперация Волгоградской области. В 1958 году на V съезде уполномоченных потребительских обществ СССР потребительская кооперация Волгоградской области была награждена орденом Ленина за заслуги в деле развертывания кооперативной торговли в деревне, в организации сельскохозяйственных закупок и сырья, в укреплении экономических связей между городом и деревней. Развитию розничного товарооборота способствовало расширение материально-технической базы торговли потребкооперации. Были созданы торговые центры в 11 райпотребсоюзах Волгоградской области: Киквидзенском, Калачевском, Октябрьском, Светлоярском и других. В целом, можно сказать, что потребительская кооперация Волгоградской области в середине 80-х годов представляла собой крупную хозяйственную организацию, имевшую отлаженную систему поставок и реализации продукции, высокие показатели в области хозяйственно-экономической деятельности.

Трансформационный период (с 1986 г. по настоящее время) в развитии потребительской кооперации России характеризуется, прежде всего, изменением отношения государства к ней, организационно-структурными преобразованиями и спадом ее экономической деятельности. В данном периоде условно можно выделить три отрезка времени в развитии организационных форм потребительской кооперации Советского Союза и России: 1986-1989 гг. – деятельность предприятий потребительской кооперации в советской России времени “перестройки” и начала экономических рыночных реформ; 1990-1992 гг. – отсутствие кооперативных структур как правовой формы хозяйствования; 1993 г. – настоящее время – преодоление кризисных явлений в первой половине 90-х гг. в работе кооперативных организаций и начало возрождения многообразных кооперативных организационных форм в конце 90-х годов.

Суть первого отрезка в том, что во второй половине 80-х гг. потребительская кооперация РСФСР осуществляла свою деятельность в условиях реформы экономической и политической системы и в сложной социально-экономической обстановке. Не имея возможности изменить экономическую систему в целом, руководство СССР попыталось внести некоторые элементы рыночной системы хозяйствования в существующую коллективистскую экономическую систему. Этими элементами стали кооперативы – единственная негосударственная форма хозяйствования в стране. При этом ключевым событием рассматриваемого периода стал Закон “О кооперации в СССР” от 26 мая 1988 года. Как отмечено в преамбуле Закона, он был направлен на “всемерное использование кооперативных форм для удовлетворения растущих потребностейнародного хозяйства и населения в продовольствии, товарах народного потребления, жилье, разнообразной продукции производственно-технического назначения, работах и услугах” [5. С. 1]. Были узаконены: добровольность создания кооперативных предприятий, право выхода из них, хозяйственная самостоятельность, невмешательство в дела кооперативов, свобода выборапартнеров на рынке товаров и услуг, опора на механизмы конкуренции с полнойэкономической ответственностью за результат хозяйствования. Считается даже, “что Закон СССР “О кооперации в СССР” был первым прогрессивным законом, принятым в период перестройки” [85. С. 13]. Уже на первое января 1989 года общее число кооперативов составляло 77,5 тыс. Значительно возросли объемы деятельности кооперативов. “За 1989 г. реализовано кооперативных товаров и услуг более чем на 40 млрд. руб. (в 1988 – 6,1 млрд. руб., в 1987 – 350 млн руб.), а за первое полугодие 1990 -27,3 млрд. руб.” [60. С. 8].

Однако вместе с ростом кооперативного движения сложился и проявился ряд крупных проблем и противоречий как внутри самой системы кооперации, так и в ее социально-экономическом и политическом окружении. С 1990 года наступил резкий спад кооперативного движения в стране. Серьезным испытанием для потребительской кооперации в начале 90-х годов явилось вхождение в рынок. Оно происходило в неблагоприятных условиях гиперинфляции как результата применения “шоковой терапии”; дефицита средств, удорожания кредитных ресурсов. Больше всего от экономического кризиса пострадало сельское хозяйство. Упал объем сельскохозяйственного производства. Денежные доходы сельского населения снижались быстрее, чем доходы горожан, так как дисбаланс цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию в большей степени затронул те товары, которые занимают значительный удельный вес в покупках сельских жителей. По этим причинам произошло резкое снижение покупательной способности сельского населения, обслуживаемого потребкооперацией. Положение осложнилось еще и тем, что в начале 90-х годов государственными органами был принят ряд нормативных документов не в пользу кооперативных организаций: 24 декабря 1990 г. – Закон РСФСР “О собственности в РСФСР”, а 25 декабря 1990 г. – Закон РСФСР “О предпринимательстве и предпринимательской деятельности”. Практически они исключили структуры потребительской кооперации из организационно-правовыхформ хозяйствования. Поэтому президентом РФ был издан специальный Указ от 16 февраля 1992 г. “О коммерциализации деятельности предприятий потребительской кооперации в РФ”, восстанавливающий систему предприятий потребительской кооперации как субъекта правовой деятельности. Реорганизациясобственности в потребительской кооперации, в отличие от других отраслей хозяйства, прекратилась с выходом 19 июня 1992 года Закона “О потребительской кооперации в Российской Федерации”. Закон признал необходимость потребительских обществ и их союзов и юридически закрепил правовые, экономические и социальные основы их деятельности и, тем самым, спас старейшую кооперативную систему страны от распада.

Другими словами, за время рыночных реформ на протяжении 90-х годов потребительская кооперация пережила глубокий финансово-экономический кризис. Произошло значительное сокращение объемов производственной и торговой деятельности, заготовительная же практически перестала существовать, не использовалась организация бытового обслуживания и другие отрасли потребкооперации. К 1995 году предприятия потребкооперации остались без собственныхоборотных средств, а к 1998 г. образовался их дефицит.

Однако во второй половине 90-х гг. XX в. начинается процесс осмысления глубины кризиса потребительской кооперации России и начинаются попытки ее реформирования и возрождения. Тем более что потребительской кооперации за этот период удалось сохранить целостность своей системы, значительную часть собственности, имущественные права, основные духовные, социальные ценности и создать определенную правовую базу для ее функционирования. Немало способствовал этому Закон “О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации”, принятый в 1997 г. который и открыл новый этап в развитии организационных форм потребительской в России. В настоящее время как руководящий орган системы потребительской кооперации – Центросоюз, так и правительство России понимают необходимость развития кооперативных организаций системы потребительской кооперации. “Интересгосударства к сотрудничеству обусловлен тем, что оно признает важную роль, которую сыграла и играет сейчас потребительская кооперация в решении социально-экономических задач в сельской местности” [208. С. 2]. На сегодня в системе потребительской кооперации работает 411,4 тыс. человек, в том числе в торговле – 182,4 (44,3%), в общественном питании – 41,8 тыс. (10,2%), в заготовках – 6,9 тыс. (1,7%), в промышленности – 74,3 тыс. (17,1%), на транспорте – 29,9 тыс. (7,3%), в сельском хозяйстве – 2,9 тыс. [223]. В целом, обобщая развитие организационных форм потребительской кооперации, их эволюцию можно представить в таблице 2.

Таким образом, проведенный историко-экономический анализ развития потребительской кооперации России позволяет сделать такие выводы: во-первых, появление потребительской кооперации в России явилось закономерным результатом мирового общецивилизационного развития, и было обусловлено теми социально-экономическими процессами, которые происходили в Западной Европе в XIX веке. Во-вторых, эволюцию российской потребительской кооперации можно представить в виде следующей периодизации: дореволюционной, советской и трансформационный, где каждый период характеризуется своими особенностями развития.

Таблица 2. Эволюция организационных форм потребительской кооперации России

№ п/пПериод/этапыВиды организационных форм
1.Дореволюционный период Первый этап – 1861 – начало 90-х годов XIX века Второй этап -1908-191 7гг.

“Большая артель” – первое потребительское общество (1831г.)

– общегородские кооперативы (1865 г.- г. Рига – первое городское независимое потребительское общество); – рабочие кооперативы (1864 г. – в Забайкалье создается первый независимы рабочий кооператив, а на Урале первый зависимый рабочий кооператив, 1869 г. в станице Усть-Медведицкой был открыт первый сельский потребительский кооператив);

– Московский союз потребительских обществ (МСПО) (1898 г.); – появление промышленныхпредприятий (в 1913 г. создано первое производственное предприятие по обжигу и размолу кофе); – финансово-кредитные учреждения (1912 г. создание Московского народного кооперативного банка); – молочные и маслодельные артели; – потребительские кооперативные лавки;

2.Советский период Первый этап – 191 8-1 928гг. Второй этап – 1929-1 956гг.

– единые потребительские общества (ЕПО); – промышленныепредприятия; – добровольные потребительские общества (ДПО) внутри ЕПО; – – ссудо-сберегательные товарищества и союзы; – создание союзной сети потребительской кооперации на основе нового административного деления – райсоюз – облсоюз – Центросоюз.

– закрытые рабочие кооперативы (ЗРК); – отделы рабочего снабжения (ОРСы); – сельские потребительские общества.

Третий этап – 1957-1985 гг.

В годы Великой Отечественной войны в потребительской кооперации получили развитие: – промышленныепредприятия по производству продуктов и товаров, преимущественно из местного сырья, – предприятия общественного питания (чайные, столовые и др.), – строительные и транспортные организации. В после военное время открылись – коммерческие магазины и чайные в городах, магазины, торговавшие сельхозпродуктами, хлебопекарни, подсобные хозяйства, строительные организации, кооперативные образовательные учреждения, перерабатывающие предприятии.

Потребительская кооперация – это часть АПК. Она развивает в городах и сельской местности: – кооперативные магазины, посылочную торговлю, автолавки, книжные магазины; – заготовительные пункты; – собственные промышленные и перерабатывающие предприятия; – подсобные сельскохозяйственные предприятия; – предприятия общественного питания; – предприятия по оказанию бытовых услуг и строительные организации; – учебные заведения и научно-исследовательские учреждения; – восстановление кредитной кооперации (1980г.).

3.Трансформационный период – с 1986 г. по настоящее время– различные виды производственных кооперативов и кооперативныхобъединений в сельской местности; – потребительские общества и их союзы; – потребительские кооперативы в кредитной сфере; – территориальная кооперация в виде комплексных и интегрированных структур; – кооперативные предприятия в сфере бытовой и социальной инфраструктуре села.


Зараз ви читаєте: Историко-экономические особенности развития организационных форм потребительской кооперации