Историзмы и архаизмы

Судьбу слов определяет не “возраст”, а их использование в речи: те, которые называют жизненно важные, необходимые понятия, веками не стареют; другие архаизируются довольно быстро, мы перестаем их употреблять, потому что исчезают сами понятия, которые этими словами обозначаются. Изменилась система образования в России – ушли из нашей речи слова институт благородных девиц, классная дама, реалист (учащийся реального училища), институтка.

Слова, служившие названиями исчезнувших предметов, понятий, явлений называются историзмами. Все перечисленные “старые слова” – это историзмы. Они занимают в языке совершенно особое положение, являясь единственными наименованиями давно ушедших из нашего обихода предметов. Поэтому у историзмов нет и не может быть синонимов.

Теперь мы не мерим аршины, не кланяемся волостным старшинам и приказчикам и рады забыть все “ненужные”, как нам кажется, слова. Но как быть писателям, историкам, если они захотят описать минувшую эпоху? В исторической литературе, в художественных произведениях, повествующих о прошлом нашего народа, нельзя не использовать историзмы. Они помогают воссоздать колорит эпохи, придают описанию прошлого черты исторической достоверности.

Кроме историзмов, в нашем языке выделяются и другие типы устаревших слов. Вам не приходилось наблюдать, как то или иное слово почему-то “попадает в не милость”? Мы все реже употребляем его в речи, заменяя другим, и так постепенно оно забывается. Например, актера когда-то называли лицедей, комедиант; говорили не путешествие, а вояж, не пальцы, а персты, не лоб, а чело. Такие устаревшие слова называют вполне современные предметы, понятия, которые теперь принято именовать по-другому. Новые названия вытеснили прежние, и они постепенно забываются. Устаревшие слова, у которых есть современные синонимы, заменившие их в языке, называются архаизмами.

Архаизмы принципиально отличаются от историзмов. Если историзмы – это названия устаревших предметов, то архаизмы – это устаревшие наименования вполне обычных предметов и понятий, с которыми мы постоянно сталкиваемся в жизни.

В составе архаизмов можно выделить различные группы слов. Одни из них отличаются от современных своих синонимов какими-нибудь особенностями в звучании, например неполногласными сочетаниями звуков (младой – молодой, злато – золото, брег – берег, град – город, вран – ворон; первые слова в этих парах звучат архаично). Подобные архаизмы называются фонетическими. К ним относятся встречающиеся у писателей XIX века слова клоб(совр. Клуб), нумер (совр. номер), стора(совр. штора), гошпиталь(совр. госпиталь) и подобные. Они отличаются от своих “соперников” нередко лишь одним звуком, реже – несколькими звуками или устаревшим ударением.

Также к фонетическим архаизмам относятся и слова, сохранившие звук [e] пред твердым согласным, в то время как в их современных вариантах здесь звучит [o] (пишется е) – раскаленный (раскаленный), просвещенный (просвещенный), обрек (обрек).

Другая группа архаизмов объединяет слова с устаревшими суффиксами, приставками: музеум (совр.... музей). Как говорили Фамусов у Грибоедова? – В Москву переведен через мое содейство(а не содействие). Такие архаизмы называются словообразовательными. И их не мало попадается нам в произведениях наших любимых поэтов – рыбарь, кокетствовать, вотще…

Но еще чаще среди архаизмов встречаются слова, устаревшие не в какой-то своей части, а полностью, как лексическая единица. Это лексические архаизмы: око- глаз, уста – губы, ланиты- щеки, десница- правая рука, шуйца- левая рука.

Как видно из примеров, устаревшие слова отличаются друг от друга по степени архаичности: одни еще встречаются в речи, особенно у поэтов, другие известны только по произведениям писателей прошлого века, а есть и такие, которые вовсе забыты.

Архаизация одного из значений слова – очень интересное явление. Результатом этого процесса оказывается возникновение семантических, или смысловых, архаизмов, то есть слов, употребленных в необычном для нас, устаревшем значении. Знание семантических архаизмов помогает правильно понимать язык писателей-классиков. А иногда их словоупотребление не может не заставить нас серьезно задуматься…

С архаизмами шутить нельзя! Не следует и пренебрегать ими: дескать, уходят из языка, ну и пусть, забудем их! Не спешите выносить приговор устаревшим словам. Бывают случаи, когда они возвращаются в язык, вновь вливаются в состав активной лексики. Так было, например, со словами солдат, офицер, прапорщик, министр, советник, получившими в современном русском языке новую жизнь. В первые годы революции они успели архаизоваться, но потом вернулись, обретя новое значение.

Архаизмы, как и историзмы, необходимы художникам слова для создания колорита древности при изображении старины.

Поэты-декабристы, современники и друзья А. С.Пушкина, использовали старославянскую лексику для создания гражданско-патриотического пафоса речи. Большой интерес к устаревшим словам был отличительной чертой их поэзии. Декабристы смогли в архаизующейся лексике выделить тот пласт, который можно было приспособить для выражения свободолюбивых идей.

Оценив выразительные возможности высокой архаической лексики, А. С.Пушкин и в поздний период творчества обращался к ней как к незаменимому источнику возвышенного звучания речи. Кого оставят равнодушными, например, пронизанные славянизмами строки из пушкинского “Пророка”?

Восстань, пророк, и виждь, и внемли,

Исполнись волею моей

И, обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей.

Не только А. С.Пушкин и его современники, но и поэты более позднего времени находили в архаизмах средство возвышенного звучания речи. На протяжении всего XIXи даже в начале XXвека устаревшие слова воспринимались как поэтизмы и не казались столь архаичными, как теперь.

Мы стараемся учиться у писателей хорошему литературному языку. Анализируя использование ими архаизмов и историзмов, мы вправе задать себе вопрос:” А можем ли мы сами украсить нашу речь этими выразительными словами?”. Вопрос не праздный…

В заключение хочу пожелать, чтобы мы овладели искусством использования историзмов и архаизмов и не допускали ляпсусов, вызывающих улыбку собеседника.


Зараз ви читаєте: Историзмы и архаизмы