Представления о душе и смерти у народов коми

У к.-з. и к.-п. существовали единые представления о существовании души-дыхания (“лов”). Именно после ухода этой души, т. е. с прекращением дыхания человек считался мертвым. Вероятно, под влиянием христианских воззрений считалось, что в течении сорока дней после смерти “лов” находилась на земле и посещала родной дом. Для этих посещений, чтобы душа покойника могла умыться, вплоть до сороковин (поминок на 40-й день) в какую-либо посудину наливалась вода, а в углу висело чистое полотенце. После сороковин “лов” уходила в иномир.

Представления о мире мертвых было двойственным. С одной стороны, это были христианские рай и ад, но с другой, существовало стойкое убеждение, что место обитания душ умерших, не локализованное конкретно в пространстве, находится в непосредственной близости от мира людей, благодаря чему между умершими и их сородичами сохраняется постоянная тесная взаимосвязь. Эти, безусловно, древние, дохристианские воззрения находили отражение в сохранявшихся у к.-з. и к.-п. вплоть до недавнего времени четких пережитков культа предков. К “родителям” обращались за помощью перед началом любых важных хозяйственных начинаний (севом, жатвой и т. д.), считалось, что умершие неустанно заботятся о благополучии своих живых сородичей. В свою очередь, живые, чтобы обеспечить эту помощь, были должны периодически устраивать душам умерших родственников поминальные угощения, как можно чаще вспоминать их добрым словом, при посещении бани приглашать их помыться вместе и т. д. Обидевшиеся на недостаточное внимание “родители” могли наказать своих живых близких неудачей в хозяйственных делах или даже наслать на кого-либо из них какую-нибудь болезнь. По сведениям В. П. Налимова, души тех умерших, о которых... окончательно забыли их потомки и больше не устраивали им поминки уходили “на другую планету”, т. е. другой иномир, уже не сообщающийся с миром земным.

У большинства этнографических групп к.-з. сохранялись представления и о другой душе человека, душе-тени, душе-двойнике. Называли ее “орт” (у ижемских к.-з. – “урес”, у печорских – “душенька” < рус.). Оставаясь невидимой, душа-орт всю жизнь сопровождала человека. Видеть орт могли лишь некоторые колдуны, а также те, кто прошел под гробом или под мордой лошади, везущей покойника. Появлялся перед глазами людей или, оставаясь невидимым, как-то обнаруживал свое присутствие орт либо пред смертью человека, которому он принадлежал, либо как свидетельство для близких о его смерти, если она произошла не дома. Видимый орт имел облик человека, душой-тенью которого он являлся. За орта признавалась также птица, залетевшая в дом или забежавшая в него белка. Невидимый орт давал о себе знать какими-либо звуками или же передвиганием и ронянием домашней утвари. На верхней Выми существовали оригинальные представления о том, что орт бывает с головой и безголовый. Увидеть орта с головой означало лишь предвестие какого-то неприятного события для человека – его двойника. Безголовый же орт означал его скорую неминуемую смерть, причем, отсутствие головы не мешало сразу же узнать этого человека. После смерти человека, т. е. когда его тело покинула душа-дыхание, душа-тень тоже его оставляла и отправлялась в путешествие. Целью этого путешествия было посещение всех мест, где при жизни побывал покойник, как бы далеко они не находились. Куда девалась душа-тень после этого достоверных сведений не имеется.


Зараз ви читаєте: Представления о душе и смерти у народов коми