Ситуация


Ситуация (лат.) – распределение всех действующих лиц произведения в их взаимоотношении к развитию действия. Являясь моментом развития интриги, С. порождает определенные условия, преодоление которых ведет действующих персонажен к взаимной борьбе, результатом чего оказываются новые обстоятельства, создающие новую С. Зарождение новой С. из решения конфликта ранее существующей С. делает сюжетное построение произведения совершенным: подобная связанность и обусловленность С. дает возможность видеть эволюцию характеров в их непрерывном, органическом и противоречивом развитии. Некоторые литературоведы – представители психологического и формального направления (Зейферт) пытались даже построить весь анализ композиции литературного произведения на исследовании доминирующей С. произведения.

Система чередования С. – единичных слагаемых элементов композиции – определяет собой общий характер архитектоники художественного произведения и сильнейшим образом влияет на ритм развития темы. Поэтому для каждого из литературных родов и жанров можно установить наиболее типичные системы С., а также – в результате взаимодействия жанров – смешанные и переходные их системы. Особенно четко противостоят друг другу системы С. драмы и эпоса (романа): в первой обычна – об отклонениях см. ниже – одна доминирующая система С., притом С. как правило действенных, и лишь в качестве тормозящих действие моментов и в развязке выступают С. статические: эти особенности драматической системы С. были формулированы в учении об единстве действия. Напротив, для эпоса (романа) обычно соединение нескольких систем С., объединяемых пространственно или хронологически; при этом, широко вводя элементы описания, эпос (роман) необходимо перемежает С. действенные с С. статическими; эти особенности системы С. в эпосе (и романе) вызывали неоднократно повторявшиеся попытки разложить то или иное эпическое произведение на более мелкие единицы (теория гомеровского эпоса Вольфа, теория “кантилен” в применении к средневековому эпосу, теория новеллистической композиции романа). Разумеется между типическими системами С. обоих поэтических родов возможны многочисленнее переходные системы.

Наконец не следует забывать, что С. в своем историческом существовании не остается однотипной и однообразной; напротив, в каждый новый период развития искусства С. приобретает особые, выражающие специфические черты данного стиля, свойства. Так напр. в драме логически ясные, последовательные, примитивные ситутации Эсхила (“Просительницы”, “Скованный Прометей”) сменяются психологически завуалированными и композиционно усложненными ситуациями Софокла и особенно Эврипида (“Царь Эдип”, “Алкеста” и др.).

В античной трагедии в целом смена С. определяется роком, господствующим над смертными: герой постоянно оказывается ввергнутым в трагическую С. не в результате своих поступков, но в результате тяготеющей над людьми и богами судьбы.

С. средневековой мистерии отличались величайшей композиционной раздробленностью, отражающей компилятивный принцип создания мистерии; разрешение коллизии не вытекало из С., но осуществлялось путем вмешательства божества (развязки мираклей). Фарсовая С. имела в своей основе, как и сам фарс, одно или несколько анекдотических событий (фарс о чане, “Адвокат Патлен”). Подобная С. строилась на принципе неожиданного завершения коллизий, и тем самым на нарушении общепринятых норм поведения.

В спектаклях commedia dell’arte анекдотическая непредвиденность С. – полная случайность и алогичность их связи – достигала наивысшей степени. Новая С. рождалась тут же на сцене – в момент импровизации комедианта, на обязанности которого лежало подчинение всех импровизационных С. сценарной схеме спектакля.

Если фарсовая система С. определяла собою в известной степени характер С. импровизационного театра, то раздробленные, мистериальные С. оказали существенное влияние на динамику чередования ситуаций в трагедиях драматургов Елизаветинского периода. Классический театр XVI-XVII вв. полностью уничтожил дробные, эпизодические, обособленно существующие С., сковав их в очень последовательную цепь событий, составляющих собою абсолютное единство действия.

Бытовой буржуазный театр, добиваясь иллюзорности показываемых со сценических подмостков событий, создавал подчеркнуто будничные С., не допуская в них ничего, нарушающего нормальный ход событий. В противовес этому С. романтич. театра строились на эффекте остро неожиданном и преувеличенном. В искусстве импрессионизма, неспособном показать явление в его закономерности и социальной координированности, С. обособляется и приобретает самодовлеющее значение: художник-импрессионист ограничивается лишь изображением смены переживаний, пробуждаемых единичной, вырванной из потока явлений, фиксируемой в статике С. (драма Метерлинка).

Система С. в советской литературе и драматургии, правдиво отражая реальную действительность, убеждает в закономерности развиваемых событий.



Зараз ви читаєте: Ситуация