Соотношение литературного языка и диалектов в ранних французских эпических памятниках

Соотношение литературного языка и диалектов в ранних французских эпических памятниках

Волкова З. Н

Среди письменных памятников на французском языке старшего периода особая роль принадлежит героическому эпосу [1]. Значение языка эпическом поэзии трудно переоценить, особенно в свете возникновения и формирования литературного языка начальной эпохи [2]. Эта проблема не нашла однозначного решения в современном романском языкознании.

Исходя из общепринятой классификации эпос Франции включает три цикла: королевский, Гарена де Монглана, или Гильома Оранжского и, так называемый, феодальный, где речь идет преимущественно о мятежных вассалах Карла Великого. Анализ языковых (фонетических) особенностей произведений королевского цикла, равно как и обоснование важности исследования фонетического уровня был предложен нами в статье [3, с.111 – 117]. Остановимся на наиболее ранних и представительных поэмах второго цикла, повествующих о верном вассале короля и преданном своей родине Гильоме Оранжском. Далее рассмотрим эпические песни, известные под названием “Нарбоннцы”, прославляющие деяния отца Гильома – Эмери и его сыновей, братьев Гильома, а затем произведения о Гарене, прародителе названных эпических героев, составленные не ранее XIII в. как прологи, или предтексты к поэмам о Гильоме.

Центральным произведением цикла Гильома Оранжского является древнейший памятник французской эпической поэзии “Песнь о Гильоме”. Ее единственная рукопись XIII в., хранящаяся в Британском музее, выполнена очень тщательно. В ней много сокращений, которые за исключением Jhu 434, 894, 2444 вм. Jhesu, согласно Д. Мак Милану, отсутствуют в клерикальных текстах [4, с. XXI]. Язык поэмы характеризуется значительным влиянием англо-нормандского диалекта, что в целом не нарушает метрику и ассонансы. Тем не менее, Ж. Ватле-Виллем не считает язык оригинала островным. Он отражает языковое состояние во Франции середины XII в. [5, с. 187]. В некоторых случаях англо-нормандизмы противоречат принципам версификации поэмы и являются поздними напластованиями. Это дает основание сопоставить важнейшие языковые факты народной латыни с их коррелятами в нашем тексте.

Рассмотрим эволюцию латинских гласных в ударном слоге в начальной позиции. Нар. лат. гласные: a, i, u, а также e и о (открытые и закрытые), претерпевшие значительные изменения в процессе исторического развития, имеют в “Песнь о Гильоме” следующие реализации:

А в конечной позиции в слоге как ei, ie, ee; с палатализованной согл. как ei, e, a, oi, ee; с носовой согл как ei; с ней же + палатальная как ei; [j] + а как ei; лат. суффиксу – ariu, – aria, – arie соответствует – er;

E открытое как e, ee, ei, eie; в сочетании с u как iu, iuw, iv; с неносовым сонантом как ei, ai, i; с носовой согл. + [j] как en; с ней же в конечной позиции в слоге как en, an, ein; с палатализованной как e; с l + согл. как eal, a;

E закрытое как oi, e, ai, i; в сочетании с неносовой как ee; с носовой конечной в слоге как an; с ней же + согл. как in;

I в конечной позиции в слоге как e, ei;

О открытое в конечной позиции в слоге как oe, о, e, u, eo; в сочетании с палатализованной как iu, oi, ui, i, eo, o; в позиции перед носовой как on, om, oin; o закрытое в конечной позиции в слоге как u (многократно).

Несмотря на характерное соответствие o – u в нормандском диалекте, в тексте встречаются и франсийские формы с o (buches/boche(s), duble/doble, hure/hore, jur(z)/jorz, pruz/ proz, truble(s)/troble); перед носовой как un; перед палатализованной как ui, u, oi;

U + [j] как u; в сочетании с палатализованной носовой как un.

Эволюция гласных народной латыни в данной позиции отлична от их изменений в конце слога, где:

А = а, ai, i; перед ударной велярной – o; с палатализованной – ai; с носовой – ei, e; e = a, i (в зиянии);

О открытое + палатализованная – oi, oa; о закрытое – u, ou, ow; с палатализованной – ui, u, e;

В сочетании с носовой – un;

U + e неконечное в слоге – ui; u + [j] – oi.

Приведенные выше преобразования вокализма народной латыни имели место в ряде диалектов. Поскольку язык поэмы, особенно ее вокализм, как бы двухслоен, целесообразно рассмотреть важнейшие фонетические корреляции материкового и островного вариантов. Перечислим языковые особенности поэмы, отличные от континентальных коррелятов. Франсийским гласным соответствуют: a – ai: vaissalement 1808; – i: Sarizins 3087; al – el: cunmunel 1696 (наряду с cunmunalement 332, 336);

E – ei: espeiez 1141; – ie: detries 3270, nief, nies (< лат. navis) 151, 1106; – ee: nees 1438;

En – ein (< e + n): teindre 2992; – an: sanz – везде, кромеsenz 472 (смешениеan иen);

– e: errur 470; – ie: eschiez 187; – ei: echeis 1093; o – oe: estoers 20; – u: on – un (оченьчасто);

On – um: um (< лат. homo) 263, 1586 нарядусhom, hon, om, em, en; ai – ei: meisne (оченьчасто); – a: a (< лат. habeo), aidra (часто); – e: mes 502; – ee: Neemeri 2932 (cf. Nemeri 2626); – oi: soi (< лат. sapio) 113; – ae: Aemeris 1438, Aelred 2061 нарядусAilred 3018, Ailre 3023;

Ain – ein: meintenir 1603 – maintenir 57, 181, 296; funteine 824 – funtaine 2011; ie – e: fert 397, 437 – fiert 321, 398. Обращает внимание контактное употребление fert/fiert, а также вариативность реализации гласной chet 885/chiet 1926/cheit 1855;

Ui – u: cusine 3001; dut 712 – doit 2993 и более частотным duit 525; Guburg 1176/ Guiburg (многократно); – iu: piu 469 наряду с pui(s) 767.

В консонантизме меньше регулярных соответствий. Нередки ошибки переписчика. К важнейшим особенностям относятся частое сохранение c [k] перед a: caple 3212, aprocad 1142; консонантный комплекс l + согл. сохраняет l только в графике; возможно в звучащей речи уже произошла вокализация: al > au; el > eal; el > al, el > ol (редко); ol > o.

Компенсаторные особенности консонантизма проявляются в ряде языковых фактов, как правило, виртуального характера. Так, довольно распространены утрата или эпентеза r: quatoze 2971, cunte < contra 2133, celestre 2133, 3013;удвоение или его снятие: r: charreit 3465; b: adubber 2832; f: naffrerent 1140; s и l: esspalles 1840; r: tere, cure (многократно; реже – terre, curre); s: assembler 97;взаимопереход m и n: m > n menbre (многократно); n > m: emfes 1446;озвончение/оглушение: t > d: mund 1524; v > f: joefne(s) 25.

Изменению могут подвергаться и консонантные комплексы в виде утраты или эпентезы: rn > r: jur 468, mn > mpn: Dampnedeu 820; замены согласной: sn – dn: raisne, reisne, resne 366 – rednes 1923 и др.

Следовательно, имеется несколько способов передачи одной и той же фонемы. Фонетическое варьирование в значительной степени обусловлено присутствием разнодиалектных и разновременных языковых фактов. Вместе с тем, Д. Мак Милан справедливо считает язык памятника консервативным [cf. 10, c. II].

Более поздний аналог “Песни о Гильоме” – поэма “Алисканс” – сохранилась в 13 рукописях [6]. Анализируемый нами текст XIII в., опубликованный Ф. Гессаром и А. Монтеглоном, записан в Артуа [7, c. XXXVIII]. Хранится в Национальной библиотеке Парижа. Имеет следующие фонетические особенности: утрата конечного l: ice вм. icel, ne вм. nel, de вм. del;

Замена es на a: Alachanz вм. Aleschanz, acrier вм. escrier, aploiter вм. esploiter, atrangler вм. estrangler, achaper вм. eschaper;

Употреблениедифтонгаau + l вм. a + l: paulazin вм. palazin, mauleir вм. maleir, chevaul вм. cheval, avaul вм. aval;

Утрата начального r в группе согл.: Betran вм. Bertran, cevelles вм. cervelles, maci вм. merci. Одна из древнейших поэм цикла Гильома “Коронование Людовика” относится к первой половине XII в. Сохранилась в девяти рукописях XIII-XIV вв. в Париже, Булони, Лондоне и Милане. Основные языковые особенности, характерные для пограничной области Иль-де-Франса и Пикардии, таковы:

Смешениеan иen спреобладаниемan: frans, Aleman, defent, desiranz, talent, comant, covenant, Bertrans, malement, champ, nient, comant, folement (лессаLIX);

Смешение an + согл. + e и en + согл. + e: essemple, avenante, reiames, Charlemaine, France, apende, Alemaigne, Bretaigne, Toscane (лессаII) (этачертаисключаетпикард – скийдиалект);

Стяжение ai > e (характерно для “Песни о Роланде”, традиционно считающейся записанной на общефранцузском языке, окрашенном (англо-)нормандизмами, где ai встречается в ассонансах и с a и с e: vait – chalt; frait – isnel; faire – Charles; faire – estre); этот переход является либо диалектным, либо временным (исторически дифтонг ai > e), поэтому считаем, что стяжение может квалифицироваться как более поздняя стадия развития дифтонга ai, и его не следует идентифицировать с диалектизмом; дифференциация разнодиалектных и разновременных форм становится невозможной);

Употребление o вм. oi: bos 23 вм. bois – черта северо-восточной и восточной областей Франции;

Неразличение комплексов с o + носовая или неносовая согл.: chevaleros, seignor, rasson, enveions, vos, seignor, otreions, baron, orgoillos (лесса XLIII) (смешение характерно для 80 стихов с XLIII по LII лессу. В других частях текста ассонанс на о + носовая согл. не нарушается – этот факт приводит некоторых исследователей к выводу о разных “авторах” разных частей поэмы [8, c. XI]. Примечательна форма reiame, засвидетельствованная и в других контемпорарных эпических текстах.

Следует обратить внимание на ряд диалектных форм, отнесенных филологами к восточным и... северо-восточным регионам Франции, например, местоимения mi 1698 и noz 939 (м. р.косв. п.) вм. nostres, инфинитив глагола chei’r 2034. Но они также присутствует в “Песни о Роланде” (chei’r, в том числе в ассонансах).

Поэма второй половины XII в. “Нимская телега” сохранилась в восьми рукописях XIII – XIV вв. в Париже, Булони, Лондоне и Милане. Согласно Ж. Л.Перье, опубликованная им рукопись написана на франсийском диалекте. Булонская версия – на пикардском. Но это скорее диалект копииста, чем язык оригинала [9, c. V]. Тогда получается, что списки одного и того же произведения “составлены” на разных диалектах и при этом почти в одновременно, что фактически немыслимо.

Поэма “Взятие Оранжа”, т. е. города, от которого Гильом Оранжский получил свое полное имя, сохранилась в поздних рифмованных переработках XIII-XIV вв., входящих в девять циклических рукописей Парижа, Булони, Лондона, Милана и Берна. Написана десятисложным стихом. Язык опубликованной Парижской версии, обозначенной А1, характеризуется следующими особенностями вокализма:

Стяжение дифтонга ai > e: a trete 36, chetif 110, Es la Chapele 1420, sesi, tret 120 (это явление имеет практически всеобщий характер, за исключением aigle 462, araisone 438, ai 226, mai 39);

Специфика о закрытого в ассонансах с ou: nevou 533, orgueillox 220, prou 1521/ pros 1024; в середине строки перед r: flor 205 (cf. fleur 273), meillor 241; в ряде случаев вм. о употребляется eu: glorieux 2, 499, neveu 19, orgueilleus 865; preu 1172, 1332; preuz 1085 (черты восточных диалектов);

Стяжение трифтонгов и дифтонгов: iee > ie: beisie 1268, entaillies 461 (черта восточных диалектов); ieu > eu: eulz 257, leux 1253, velz 1517; > iu: lieu 1317; oi > o: oseillons 246.

Среди основных особенностей консонантизма поэмы наблюдается: графическая реализация с вм. ch перед а: canel 41 вм. chanel, recaner 411 вм. rechaner;

Передача g перед e, i как [g] – Gilebert 419; обозначение ich вм. ch: saichie 1020, но sache 1561;

Написание ig вм. g: coraige 733, но corage 725 (обе формы находятся почти рядом!); неразличение m и n: enpire 1298/empire 1750;

Смешение s и ss: cortoisse 1588 вм. cortoise, mesagier 179 вм. messagier; утрата согл., преимущественно s, в консонантных комплексах: blame 1361 вм. blasme, dit 351 вм. dist (в результате получается омонимия грамматических форм: dit – 3л. ед. ч.наст. вр., в то время как dist – 3л. ед. ч. перфекта), ocit 235 вм. ocist.

Исходя из специфики языка поэмы К. Ренье считает, что она была составлена в области к востоку от Парижа [10].

Перейдем к рассмотрению языка двух редакций “Монашества Гильома” (I и II), датируемых XII в. “Монашество” I сохранилось в Парижской и Булонской списках, соответственно, начала и конца XIII в., составленных десятисложным ассонансиро – ванным стихом с большим числом рифм. К основным особенностям Парижской рукописи относятся:

Сохранение дифтонга ai (cf. ассонансы ai:a): laide, maistre, visage, quasse (лесса XXII); различение an и en. Единственное употребление malement 531 в лессе с ассонансом an; ассонанса c en нет; е + i > i: demie 193;

Oi < e, i входит в ассонанс с o: ois 643;

Смешение o + носовая или неносовая в ассонансах: parfont, sort, fuisson (лесса XXXII);

Ассонансы на o представлены по-разному: o + n + e; ou + n + e; o + m + e; o + n + tr + e; ou + m + e; ou + l + e; o + n + g + e: araisone, couroune, Rome, encontre, corone, nome, goune, proudoume, Bargelone, Nerbone, doune, essone, longe, oune (лесса VI).

Издатель поэмы В. Клетта считает обе рукописи зафиксированными на литературном (но не на разговорном) варианте пикардского диалекта [11, c. 217].

“Монашества Гильома” II сохранилось в семи рукописях XIII-XIV вв. на разных диалектах: Булонская – на пикардском, две Парижские и Миланская – на франсийском с элементами пикардского, третья Парижская – на франсийском, Бернская – на валлонском, Лондонская – на пикардском. Рукописи “Монашества” I и “Монашества” II записаны на разных диалектах примерно в одно время.

Следующие произведения сгруппированы вокруг отца знаменитого Гильома – Эмери. Поэма “Эмери Нарбоннский” известна в авторизованной переработке XIII в. Бертрана де Бар-сюр-Об. Сохранилась в пяти рукописях XIII-XIV вв. в Национальной библиотеке Парижа и в Британском музее в Лондоне. Это рифмованное произведение записано десятисложным стихом. Л. Демезон, издатель поэмы, считает, что она зафиксирована на франсийском и не содержит явно выраженных черт родного (шампанского) диалекта автора, как это имеет место, например, в текстах Жуэнвиля и в других авторских памятниках XIII в. области Реймса [12, c. XCVIII]. Основные фонетические особенности поэмы:

Неразличение an и en: mautalant, puissant, escient, anfant, virant, comment (лесса XVII);

Смешение-agne и-egne: plangne, ensengne, Alemengne, germaine, brehangne, Losengne (лессаLIV).

К частным случаям относится недифференцированное употребление mercier с рифмой на – ier: 1465, 1481, 3390 и на – er: 2094. Аналогичное явление встречается и в других эпических текстах, например, в “Рауле де Камбре” (лессы: IX, LXVI, CVII, CLXXXV).

Поэма “Гибель Эмери Нарбоннского” составлена в конце XII в. До нашего времени дошли четыре рукописи произведения середины XIII-XIV вв., хранящиеся в Париже и Лондоне, а также фрагменты, обнаруженные в Дюссельдорфе. Самая ранняя рукопись, принадлежащая Британскому музею, была опубликована Ж. Куре де Парком. Согласно издателю, язык поэмы не содержит конкретных характеристик, позволяющих отнести его в определенному диалекту [13, c. XXVI]. Среди фонетических особенностей поэмы отметим следующие: смешение an и en;

Неразличениеai + n иe + n: montaigne, glifaignes, tiegne, maine, plaigne, querre (лессаXXIX);

Развитие e закрытого из лат. a, за исключением De, ert;

Развитие e открытого из лат. e в неконечной позиции в слоге, за исключением: frete, fere, где e идентично ai (лесса CI).

Черты ряда диалектов, преимущественно восточных и северо-восточных областей Франции, характеризуют поэму “Нарбоннцы”. К важнейшим относятся такие:

Смешение an и en в конечной и неконечной позициях стихотворной строки, причем an может употребляться вм. en и наоборот: porchacent, profetisant, enfant, Norment (лессаLXX); emperere 2802, vangence 2670;

Параллельное употребление oi/ei: Droiz 2802;

Употребление в ряде случаев e вместо ai: fere 2801, 2803; plege 2688 (эта черта характерна и для англо-нормандского диалекта);

Развитие лат. – ellu в конечной позиции в – iau(s): biaus 2 (пикардизм); смешение g и j: barnaje 2687.

“Юность Гарена де Монглана” (XIII-XIV вв.), сохранившаяся в рукописи XV в., написана александрийским стихом. Издатели поэмы считают, что она составлена на пикардском диалекте. В. Йеран характеризует язык поэмы как “письменный” пикард – ский диалект, что соответствует понятию регионального варианта литературного языка. Копиист сохранил языковые черты XIII в. в более поздней рукописи [14, с.3 – 5]. О. Бизингер также относит язык поэмы к пикардскому диалекту и еще более определенно высказывается о ее регионально-языковой атрибуции, исходя из реализации е в закрытом слоге, характерной для предельно северных частей данной диалектной области (Эно, севера Камбре, Намюра и Льежа) [15].

“Песнь о Гарене де Монглане” XIII в. также написана александрийским стихом. Сохранилась в пяти рукописях XIII – XV вв., находящихся в библиотеках Парижа, Рима, Лондона и Трира. Исследователь поэмы Г. Менн считает невозможной ее диалектную локализацию. Он говорит о языковых фактах, позволяющих отнести ее язык к литературному [16, c.10], отмечая при этом присутствие элементов лотарингского и других диалектов восточных областей Франции [16, c.10 – 23].

Подводя краткие итоги исследования фонетических особенностей наиболее значимых произведений французской эпической поэзии цикла Гильома Оранжского, можно констатировать общефранцузский характер их языка при некотором присутствии диалектных черт, не всегда поддающихся строгой пространственной локализации. При этом “диалектизмы” могут совпадать с более поздними языковыми формами и, таким образом, не иметь территориальной атрибуции. Фиксация разных версий и вариантов одного и того же произведения на разных “диалектах” (точнее на общенародном языке с той или иной степенью диалектной окрашенности) не может означать практически одновременного создания конкретного памятника в разных регионах Франции, а иногда и за ее пределами. Здесь речь идет о мигрирующих текстах [3, c.117].

Следовательно, эпические произведения составлены на основе французского литературного языка старшего периода. Циркулируя по территории всей страны (и за ее пределами), проходя через территориальные и языковые барьеры, они вбирали в себя черты разных диалектов.

Список литературы

Волкова З. Н. Эпос Франции. История и язык французских эпических сказаний. М., 2009.

Волкова З. Н. Истоки французского литературного языка. М., 2008.

Волкова З. Н. Об интерпретации фонетических фактов. Вестник Университета российской академии образования. 2012, №1 (59).

La Chanson de Guillaume. Paris, 1949.

Wathelet-Willem J. Recherches sur la Chanson de Guillaume. Paris, 1975.

Tyssens M. La geste de Guillaume d’Orange dans les manuscrits cycliques. Paris, 1967.

Aliscans. Chanson de geste. Paris, 1870.

Le Couronnement de Louis. Chanson de geste. Paris, 1978.

Le Charroi de Nimes. Chanson de geste du XII s. Paris, 1982.

La Prise d’Orange. Chanson de geste de la fin XII s. Paris, 1969.

Les deux redactions en vers du Moniage Guillaume. Chanson de geste du XII s. Paris, 1911.

Aymeri de Narbonne. Chanson de geste. Paris, 1887.

La Mort Aymeri de Narbonne. Chanson de geste. Paris, 1884.

Die Enfances Garin de Monglane. Vergelegt von VJeran. Greifswald, 1913.

Die Enfances Garin de Monglane. Vergelegt von O. Bisinger. Greifswald, 1915.

Die Chanson de Garin de Monglene. VonH. Menn. Greifswald, 1913.


Зараз ви читаєте: Соотношение литературного языка и диалектов в ранних французских эпических памятниках