СВОБОДА ВОЛИ И НРАВСТВЕННАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЛИЧНОСТИ

Учреждение образования

“Витебский государственный технологический университет”

Контрольная работа

По курсу “Этика”

Студентки заочного факультета

2 курса, группа ЗКд-18, шифр 071759

Беляцкой Анны Александровны

Витебская область

Г. Лепель

Ул. Войкова д.5

Индекс: 211174

Витебск, 2009

СВОБОДА ВОЛИ И НРАВСТВЕННАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЛИЧНОСТИ

План:

1. Детерминизм и свобода человеческого выбора……………………………………….. 3 стр.

2. Нравственная свобода личности…………… 9 стр.

2.1 Виды нравственной своды ……………. 12 стр.

3. Моральная ответственность………………..14 стр.

4. Литература……………………………………17 стр.

1. Детерминизм и свобода человеческого выбора

Детерминизм в этике – это концепция, отрицающая нравственную свободу выбора и рассматривающая нравственное поведение человека с точки зрения причинно-следственной обусловленности. Противоположностью детерминизма является индетерминизм, объявляющий безусловную независимость нравственной свободы как основного выражения личности. Проблема детерминизма и индетерминизма в этике предполагает, таким образом, существенно важный и принципиальный вопрос: что является основанием нравственного выбора – предопределенная необходимость или свобода. Детерминисты отрицают свободу. Одни из них утверждают, что все в мире подчиняется законам Вселенной, в том числе и мораль. Зная законы, можно предсказывать явления. Если в настоящее время человеческое поведение предсказывать пока невозможно, то в будущем, когда о нем узнают больше, предсказание станет возможным. Человек поступает согласно действующим во Вселенной законам, которые направляют мировое развитие к всеобщей разумной цели. Это этика космической телеологии. Другие детерминисты утверждают, что мораль определяется биологической эволюцией и есть результат эволюционного развития человека. Это так называемая эволюционная этика. Некоторые детерминисты сходятся на том, что нравственный выбор определяется безотчетным стремлением человека к наслаждению и счастью. Это этика гедонизма и эвдемонизма.

Идеи детерминизма в своей классической (недиалектической) форме наиболее полно разработаны французским ученым-математиком, астрономом и физиком Пьером Симоном Лапласом (1749-1827 гг.). Согласно лапласовскому детерминизму, существует строго однозначная связь между физическими величинами, характеризующими состояние системы в начальный момент времени (координаты и импульсы в классической механике), и значениями этих величин в любой последующий (или предыдущий) момент времени. Кажется очевидным, что во Вселенной Лапласа все детерминировано, следовательно, случайность, столь необходимая для свободы выбора, является лишь мерой нашего незнания законов реальности. На первый взгляд, представляется естественным и несомненным вывод о том, что Лаплас не оставляет места истинной свободе выбора. Забегая вперед, можно сказать, что, строго говоря, лапласовский тотальный детерминизм не является препятствием к существованию неустранимой случайности и, таким образом, свободного волевого действия индивида. Парадоксальное заключение: как одновременно могут быть истинными две противоположности? Нам не понадобится диалектика, чтобы решить эту антиномию. Но для начала следует сделать краткое отступление о двух подходах к решению проблемы свободы выбора.

Детерминизм и индетерминизм являются двумя исторически сложившимися системами, в рамках которых протекало все развитие взглядов по вопросу свободы выбора. По своему характеру обе эти системы относятся к области метафизики. Проиллюстрируем это утверждение следующим примером. Предположим, что мы обсуждаем некоторое событие, которое со всей очевидностью является следствием выбора из множества потенциальных решений. Такие события регулярно происходят в нашей жизни, например, некто N просыпается с утра по звонку будильника и чувствует сильное желание продолжить свой сон. При этом он стоит перед выбором: продолжить сон (возможность А ) или встать и пойти на работу (возможность В ). N осознанно делает выбор в пользу А и в итоге опаздывает на работу со всеми вытекающими отсюда проблемами с работодателем. Казалось бы, очевидно, что если бы N сделал выбор в пользу В, этих проблем не было бы.

С одной стороны, N руководствовался в своих действиях вполне осознанными мотивациями: мотив А (продолжить сон) оказался сильнее, нежели мотив В (избежать последствий опоздания). Следовательно, выбор был в некотором смысле предопределен обстоятельствами. Это подтверждается и тем фактом, что, достаточно хорошо зная тип темперамента и другие психологические характеристики N, можно было предвидеть характер его действий в достаточно высокой вероятностью. С другой стороны, кажется, что N был полностью свободен в своих действиях в том смысле, что ничто не делало невозможным выбор В.

Но что, строго говоря, нам дает право говорить о том, что альтернативное решение вообще было возможно? Ведь из того, что что-то можно вообразить вовсе не следует, что это воображаемое нечто может быть реализовано. В то же время, для того, чтобы подтвердить свободу выбора экспериментально, нужно вернуть N в абсолютно идентичную ситуацию, причем для того, чтобы эксперимент можно было считать чистым, мы должны были бы восстановить состояние всех элементов области Вселенной, которые в момент выбора могли быть причинно связаны с N. Боле того, нам необходимо восстановить прежнее состояние психики самого N, в противном случае эксперимент нельзя будет назвать удачным. Для того чтобы поставить такой опыт, нам, очевидно, пришлось бы область Вселенной, которая причинно связана с N, “подвинуть” во времени назад до момента, предшествующего моменту принятия решения, что запрещено стрелой времени. Но даже в том случае, если бы мы чудесным образом сумели это сделать, остается неразрешимая проблема индукции, согласно которой любое количество циклов опыта, дающее один результат, не может служить для философа окончательным доказательством того, что данная последовательность событий имеет место всегда. Исходя из этого, можно утверждать, что проблема свободы выбора в терминах детерминизма/индетерминизма суть проблема метафизическая и не может быть разрешена каким-либо экспериментальным путем. Короче говоря, даже при всем том, что принцип причинности подтверждается в физике со всей полнотой, даже при учете фундаментальных законов сохранения и симметрии, в детерминизм, равно как и в индетерминизм, можно только верить.

Наконец, свобода выбора отрицается в глубинной психологии, предметом исследования которой стали глубинные силы личности, ее влечения и тенденции. В трактовке мотивов поведения человека глубинная психология отводит активную динамическую роль бессознательным мотивациям. Эта роль настолько значительна, что сам человек не может заранее знать, как он поступит в тот или иной момент, в той или иной ситуации.

Таким образом, с точки зрения всех детерминистских концепций, человек осуществляет нравственный выбор не свободно, а под воздействием определенных космологических, биологических и психологических законов, которые господствуют над человеком и определяют его нравственное поведение. Детерминисты могут сказать, что человек считает себя свободным лишь потому, что он сознает срои желания и свои действия, но причины, которые их вызвали, он не сознает. Например, в ситуации выбора человек избирает ту цель действия, для которой разница между суммой привлекательных моментов и суммой неприятностей будет максимальной, но при этом он может забывать о том, что есть определенные природные и культурные факторы, которыми обусловлена ценность избираемой им цели. Следовательно, его выбор не является внутренне свободным, а предопределен внешними условиями. Личность человека есть структура устойчивая, самобытная и оригинальная, но, вместе с тем, структура динамичная, открытая для выбора и осуществления различных возможностей, структура, всегда находящаяся в процессе развития и совершенствования. Становление личности совершается в диалектическом единстве внешней обусловленности и внутренней свободы, причем основной тенденцией в становлении личности является ее восхождение в направлении от эмпирической свободы к свободе трансцендентальной.

2. Нравственная свобода личности

“Быть свободным – значить не делать так,

Как поступают и думают все.

Отказаться от свободы – значить перестать

Быть личностью, стать как все.

Поэтому человек – если он человек –

Обречен быть свободным”

Ж.-П. Сартр

Нравственная свобода – это способность личности осуществлять посредством разума господство над чувствами и желаниями. Из приведенного определения нравственной свободы с непосредственной очевидностью следует, что в этическом смысле свобода человека есть не что иное, как его самообладание. Раскрыв понятие самообладания, мы тем самым сумеем раскрыть содержание понятия нравственной свободы. Самообладание личности проявляется в двух связанных между собой аспектах ее бытия – природном и экзистенциальном – и предполагает осуществление человеком двух принципов формирования – аскетического и этического. Смысл аскетического принципа состоит в том, что человек как личность призван к обладанию своей духовно-телесной природой. Власть человека над природными влечениями, чувствами и желаниями достигается в реализации им принципа добровольного воздержания. Личное самосознающее “я” себя открывает, выявляет и актуально осуществляет в своей духовно-телесной природе, которая дана “я” в его обладание и является областью самореализации и самоопределения личности. Власть личного “я” над чувствами и желаниями является существенно важным... аспектом в самореализации человека. Осуществление человеком аскетического принципа, выражающегося через добровольное воздержание и выявляющего должное отношение его “я” к его природному началу, составляет основное, фундаментальное, содержание нравственной свободы личности.

Экзистенциальный аспект нравственной свободы человека раскрывается в становлении и самовыявлении личности на фоне ее этического отношения к другим, подобным ей, личностям. В бытии личности имеются два экзистенциальных момента, на которых она утверждается. Первый момент – это оригинальность и неповторимость личности, ее не сводимость ни на что другое. Ведь лично то, говорит А. Ф. Лосев, что оригинально, своеобразно, неповторимо, несводимо ни на что другое и, прежде всего, неразрушимо ни в пространстве, ни во времени. Второй момент – это невозможность для личности осуществлять свое бытие вне общения с другими, подобными ей, личностями. Утверждая себя как личность, человек стремится к общению, к признанию ценностного своеобразия других людей, без чего его собственный внутренний мир не будет сиять богатством и полнотой. Стремление человека к общению предполагает его нравственную свободу, то есть господство над собственными интересами и стремлениями. Без нравственного самообладания и свободы человек не способен преодолеть свой природный эгоизм и подчинить его свободе и интересам ближних. Основанное на началах нравственной свободы отношение к ближнему включает, во-первых, признание другой личности, во-вторых, уважение к ней, в-третьих, заботу о благе этой личности, то есть заповеданную Евангелием любовь. Таким образом, любовь и свобода взаимосвязаны. Но при этом любовь в действительности не ограничивает свободу, а, наоборот, несет человеку освобождение. Как этический принцип отношения к человеку любовь наиболее полно и глубоко выражает экзистенциальный аспект нравственной свободы личности.

Вместе с тем свобода не столько факт, сколько возможность – подлинное завоевание человеческой личности. Она должна достигаться вопреки препятствиям и неблагоприятным обстоятельствам, с которыми мы сталкиваемся. Быть свободным – значить завоевывать свободу. Едва ли можно сказать, что свобода существует, скорее свободы мы добиваемся. Быть свободным гораздо труднее, чем отказаться от свободы: ведь такое понимание свободы требует идти против течения, восставать против общепринятых норм, быть “чужим среди своих”. Не каждому по плечу это “тяжкое бремя свободы”. Только отдельные личности реализуют свое право на свободу – в моральном творчестве, инакомыслии или диссидентстве. Правда, бунт этих людей, как правило, оказывается неоцененным, а сам “бунтующий человек” (А. Камо) часто бывает обречен на неудачную и трагическую судьбу.

2.1 Виды нравственной свободы.

В зависимости от степени актуализации нравственного самоопределения человека, его свобода разделяется на три вида: формальную, реальную и идеальную.

Понятие формальной свободы вводится для обозначения состояния человека, которое характеризуется нравственной непорочностью и невинностью, когда ум человека еще не знает реальности нравственного зла и когда чувства и желания находятся в подчинении разуму. Примером пребывания человека в состоянии формальной свободы является свобода прародителей в раю и свобода детей. В состоянии формальной свободы нет антагонизма между умом, чувствами и желаниями человека. Формальная свобода открывает возможность нравственного выбора. Когда человек сознательно осуществляет нравственный выбор, его формальная свобода становится реальной свободой.

Реальная нравственная свобода – это свобода самоопределения в ситуации морального выбора. Реальная свобода характеризуется напряжением духовных сил человека, осуществляющего нравственный выбор. В состоянии реальной свободы ум находится в борьбе с помыслами, чувствами и наклонностями природы. Желая осуществить господство разума над эмоциями и влечениями, человек стремится компенсировать противоречие, возникающее между умом, чувством и волей, и подчинить чувство и волю нравственному идеалу и долгу.

Идеальная нравственная свобода характеризуется сверхъестественным харизматическим даром, доводящим реальную свободу до совершенства. Идеальная нравственная свобода – это свобода святых праведников, находящихся в обладании Божественной благодати. В состоянии идеальной свободы нравственный выбор теряет свою драматическую напряженность, человек может желать, выбирать и творить только добро, в результате чего совершение зла ни теоретически, ни практически является невозможным. Идеальная нравственная свобода – это полная свобода человека от власти греха, достигаемая духовным подвигом человека при содействии Божественной благодати.

3. Моральная ответственность

С проблемой свободы тесно связан вопрос о моральной ответственности, которая проявляется как обратная сторона свободно принятого решения, как естественное следствие свободы выбора. Быть свободным, самостоятельным – значить быть ответственным. Более того, свобода и ответственность находятся в прямой зависимости: чем шире свобода, тем больше ответственность. Эта связь и дала основание философам называть свободу не благом, а трудной участью человека.

В некоторых этических концепциях, а иногда и в нашем сознании связь между свободой и ответственностью разрывается: свобода относиться к области прав личности, без нее невозможно счастье, а ответственность воспринимается как одна из нелегких и малоприятных обязанностей. Нередко люди смешивают стремление к независимости с желанием избежать ответсвенности, а свой поступок оправдывают, объявляя его своим личным делом.

Вместе с тем не существует противоречий между свободой и ответственностью: существуют разные виды и разная мера ответственности.

Виды ответственности определяются тем, перед кем\чем и за что человек несет ответственность. В этом смысле можно выделить:

1. ответственность человека перед самим собой : я делаю выбор и в конечном итоге “выбираю себя”, свою жизнь, свою судьбу и поэтому несу за нее ответственность; этот вид ответственности проявляется в наших сомнениях, чувствах вины, страха, сожаления, раскаяния и пр.;

2. ответственность человека за свои конкретные действия и поступки перед другими людьми, особенно если затрагиваются их интересы; такая моральная ответственность (угрызения совести, боязнь общественного мнения) зачастую совпадает с правовой и административной ответственностью;

3. ответственность человека перед миром и человечеством, проявляющаяся, пользуясь терминологией экзистенциализма, как забота о мире, вызванная тревогой о нем. Это наиболее сложный вид ответственности, выражаемый обычно формулой “Я отвечаю за все”. Здесь не может быть ни административной, ни правовой ответственности, более того, эта ответственность может отрицаться и не осознаваться человеком.

Наиболее распространенным и общепринятым является второй вид ответственности – он конкретнее, понятнее и привычнее. Попытки внушить человеку ответственность первого и третьего вида часто вызывают негативную реакцию.

Быть ответственным – значить уметь думать о других, о последствиях своих действий – не будут ли они в ущерб другому. Основанием здесь выступает “золотое правило” нравственности.

Мера моральной ответственности разных людей в различных ситуациях неодинакова. Зависит она прежде всего от самостоятельности совершаемого действия. Однако наличие принуждения не снимает ответственности с человека. И если он совершает низкий поступок под принуждением, то все равно должен нести за него моральную ответственность. Поэтому сфера моральной ответственности не совпадает со сферой личной безопасности: даже угроза смерти не может, например, оправдать предательство, совершенное ради спасения собственной жизни. Моральная расплата за него – презрение, осуждение, моральная изоляция, нравственное падение.

Мера ответственности зависит также от значимости совершаемого деяния для судеб других людей. Так, в экстремальной ситуации, когда нужно немедленно принять решение, от которого может зависеть жизнь людей, мера ответственности намного выше, чем в обычное время. Трагические последствия чернобыльской катастрофы в значительной степени результат безответственности людей, которые обязаны были в критический момент принять соответствующие решения, но побоялись, побоялись за свое благополучие и тем самым подвергли людей дополнительной опасности.

Мера ответственности определяется и масштабами принимаемых решений: она будет различной в зависимости от того, идет ли речь о судьбе отдельного предприятия или о судьбе государства (например, принятие решения о начале военных действий).

Мера ответственности определяется также влиятельностью, авторитетом, общественным положением или должностью личности, принимающей решения: ответственность президента страны намного выше, чем ответственность трамвайного диспетчера. Вместе с тем моральная ответственность – не придаток к должности или служебному положению. Каким бы ответственным не было дело, порученное человеку, оно не способно автоматически наделить его чувством ответственности, ибо это особое качество личности: у одних людей развитое, у других находящееся в зачаточном состоянии.

4. Литература

1. Золотухина-Аболина Е. В. Курс лекций по этике:-Ростов н\Д.: “Феникс”, 1999 г.

2. Этика. Экспресс-курс. Мишаткина Т. В/ 4-е изд., Минск: “Новое знание”, 2008 г.

3. Зеленкова И. Л., Беляева Е. В. Этика: учебное пособие – Мн.: НТООО “ТетраСистемс”, 1997 г.

4. Губин В. Д., Некрасова Е. н. Основы этики: Учебник – М.: Форум Инфра -М, 2008 г.


Зараз ви читаєте: СВОБОДА ВОЛИ И НРАВСТВЕННАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЛИЧНОСТИ