Теневая экономика в России 6

Федеральное агентство по культуре и кинематографии Российской Федерации

Пермский государственный институт искусства и культуры

Факультет культурологии

Курсовая работа

По экономической теории

Теневая экономика в России

Исполнитель:

Тихомирова

Елена Николаевна,

Студентка гр. ЗМТ – 21в

Преподаватель:

Деменева Н. М.

Пермь

2008

Содержание :

Введение 3

Глава 1. Определение и сущность теневой экономики

1.1. Понятие теневой экономики 4

1.2. Структура теневой экономики 8

1.3. Масштабы теневой экономики 10

Глава 2 Причины и последствия теневой экономики

2.1. Причины возникновения теневой экономики 12

2.2. Эволюция теневой экономической деятельности 14.

Глава 3. Пути ограничения роста “теневой” деятельности на экономику России

3.1. Практикуемые подходы к “высветлению” “теневой” экономики 17

3.2. Создание правовых экономических условий по сокращению “теневой” экономики 20

Заключение 23

Список использованной литературы 25

Введение

В экономической науке есть немало неисследованного. Но, пожалуй, трудно найти другой такой пример, когда масштабы экономического явления и степень его изученности были бы настолько несопоставимы. Эта проблема теневой экономики, которая охватывает все сферы жизнедеятельности общества.

Теневая экономика представляет собой очень трудный для исследования предмет; это феномен, который относительно легко определить, но невозможно точно измерить, т. к. практически вся информация, которую удается получить ученому-экономисту, является конфиденциальной и разглашению не подлежит.

Теневая экономика представляет интерес, прежде всего с точки зрения всего влияния на протекание большинства обычных, “нормальных”, экономических явлений процессов: формирование и распределение дохода, торговли, инвестирования и экономического роста в целом. Это влияние теневых отношений в России настолько велико, что представляет опасность для экономической безопасности и суверенитета государства в целом и совершенно очевидна необходимость их анализа.

Актуальность проблем, выбранной мною курсовой работы, не нуждается в специальном обосновании. Удельный вес и влияние криминального сектора в экономике приблизились к той черте, за которой вероятна утрата обществом контроля за направленностью социально-экономических и политических процессов.

В условиях криминализованной экономики возрастает потребность в комплексном изучении теневой, скрытой от регистрации и противоправной экономической деятельности как с позиции криминологии, криминалистики, уголовного права, так и экономических наук.

Структура и содержание курсовой работы предусматривает освещение наиболее важных тем и вопросов. Материал выстроен в определенной последовательности. В первой главе можно ознакомиться с определением и сущностью теневой экономики. Во второй главе акцент делается на причины и последствия теневой экономики. В третьей главе даются рекомендации по решению данной проблемы.

Глава 1. Определение и сущность теневой экономики

1.1. Понятие теневой экономики

Проблемы теневой экономики привлекли внимание исследователей еще в 30- х годах. В конце 70-х годов появились серьезные исследования этой сферы.

Одной из первых серьезных работ в этой области является работа П. Гутманна (США) “Подпольная экономика” (1977 г.), в которой обращалось внимание на недопустимость игнорирования ее масштабов и роли. В 1983 году в г. Белефелде была проведена первая международная конференция по теневой экономике, на которой было представлено около 40 докладов, затрагивавших проблемы теневой экономики в условиях различных хозяйственных систем. В отечественной науке и экономической практике интерес к проблемам теневой экономике отчетливо проявился в 80-е годы. Это было обусловлено как социально-экономическими причинами, связанными с возрастанием ее роли в народном хозяйстве и криминализацией, так и с идеологическим причинами.

Последние проявились в стимулировании руководством страны научных исследований, направленных на выявление деформаций и дискредитацию командной социально-экономической системы государственного социализма. В настоящее время единого общепринятого универсального понятия теневой экономики не сформулировано. Многообразие позиций обусловлено, как правило, различиями в характере решаемых авторами теоретических и прикладных задач, а также в методологии и методике исследования.

Рассмотрим основные подходы к определению интересующего нас понятия. Исследователи при изучении теневой экономики руководствуются в основном следующими целями: фундаментальный теоретический анализ, статистическая оценка, оптимизация социально-экономической политики, совершенствование правоохранительной деятельности, обеспечение экономической безопасности. Учетно-статистический подход. При учетно-статистическом подходе основным критерием выделения теневых экономических отношений выступает их неучитываемость, то есть отсутствие фиксации официальной статистикой.

Наиболее последовательным и развитым является учетно-статистический подход на основе методологии системы национальных счетов (СНС) ООН. Понятие теневой экономики определяется исходя из основной цели СНС – максимально точного учета всех видов экономической деятельности, обеспечивающих реальный вклад в производство валового внутреннего продукта (ВВП).

В состав производительной части теневой экономики, включаемой в ВВП, включаются следующие элементы: 1. Показатели законной деятельности, скрываемой или приуменьшаемой производителями в целях уклонения от уплаты налогов или выполнения других обязательств; 2. Показатели неформальной (неофициальной легальной) деятельности, в том числе:

– деятельность некорпорированных (то есть непосредственно принадлежащих одному владельцу, часто – семейных) предприятий, работающих для собственных нужд, то есть производство товаров и услуг, произведенных в домашних хозяйствах и ими же потребленных;

– деятельность некорпорированных предприятий с неформальной занятостью

(временные бригады строителей и т. п.). 3. Показатели неофициальной нелегальной деятельности, в том числе:

– легальные виды деятельности, которыми занимаются нелегально (например, без лицензий и специальных разрешений);

– нелегальная деятельность, представляющая собой запрещенные законом производство и распространение товаров и услуг, на которые имеется эффективный рыночных спрос (производство и распространение наркотиков, проституция, контрабанда).

Преимуществом данного подхода является возможность количественной оценки скрытой части производительной экономической деятельности на основе общепринятой методологии СНС, использования результатов расчетов при формировании экономической политики и международных сопоставлений.

Результаты расчетов параметров теневой экономики по методологии СНС являются исключительно ценными для формирования социально-экономической политики, особенно в сложившейся в России ситуации, когда проблема контроля над теневой экономикой перешла из категории чисто полицейских в разряд экономико-политических. Вместе с тем, данный подход не лишен недостатков. Отметим наиболее важные. В рамках концепции СНС не удается сколько-нибудь удовлетворительно оценить масштабы, структуру и влияние криминальной деятельности, не связанной с производством реального ВВП. В состав теневой экономики, с одной стороны, включаются все виды как общеуголовных, так и экономических преступлений, что чрезмерно расширяет границы теневой экономики, а с другой стороны их учет ограничивается тем влиянием, которое они оказывают на производство и потребление ВВП текущего года и использование этой информации ограничивается целями уменьшения погрешностей статистических расчетов.

Формально-правовой подход. В качестве ключевого критериям выделения теневых экономических явлений выступает отношение к нормативной системе регулирования. Конкретными критериями являются: уклонение от официальной или государственной регистрации, от государственного контроля; противоправный характер. Д. Макаров[1] В. М. Есипов[2], главной отличительной особенностью теневой экономической деятельности, считают ее неконтролируемый характер. Последний заключается в недоступности экономической информации для ее получения открытыми контрольными методами.

В. О. Исправников для отнесения экономических явлений к теневым использует критерий противоправности и уклонения от официальной регистрации[3] П. Ореховский использует для отнесения к теневой экономике более жесткий критерий – отсутствие государственной регистрации сделок.

Комплексные подходы. В рамках комплексного подхода в качестве основы выделения теневой экономики используются различные сочетания рассмотренных ранее критериев.

Например, А. Н. Шохин использует для выделения явлений теневой экономики такие критерии, как отсутствие учета, нерегламентированность и противоправность1 Т. И. Корягина2 в состав теневой экономики включает экономическую деятельность не фиксируемую статистикой, запрещенную законом, а также приписки, спекулятивные сделки, мошенничество, связанное с получением и передачей денег (некоторые экономические преступления).

Классификация теневых экономических явлений. Рассмотрим классификацию теневых экономических явлений по различным основаниям. В зависимости от характера результата выделяют теневую экономическую деятельность:

1. производительную, вносящую реальный вклад в производство валового национального продукта;

2. перераспределительную, не связанную с реальным созданием экономических благ, но перераспределяющую доходы и имущество. По отношению к официальной экономике различают внутреннюю и параллельную экономику.

Под внутренней экономикой понимаются встроенные в официальную экономику теневые отношения, связанные с официальным статусом их участников. Другими словами, теневая экономика трактуется с этой точки зрения как нерегистрируемая деятельность тех же самых агентов, которые действуют и в регистрируемой части экономики. Данный подход последовательно реализуется Д. Макаровым3 Параллельная (вторгающаяся) экономика – теневые отношения, не связанные с официальным экономическим статусом их участников. Данной позиции при характеристике теневой экономики придерживается Гинзбург В. (Ginsburgh V.), который рассматривает ее как особый сектор с особой производственной функцией, где занята без официальной регистрации часть рабочей силы4. В зависимости от стадий воспроизводственного цикла выделяют:

– теневое производство;

– теневое распределение (скрытое от учета распределение доходов, экономические преступления);

– теневой обмен (реализация нелегально произведенной продукции, правонарушения в сфере потребительского рынка, реализация незаконно полученных ценностей);

– теневое потребление (потребление продукции собственного производства, удовлетворение деструктивных, асоциальных потребностей).

Трактовка теневой экономики у большинства авторов включает в ее состав экономическую деятельность на всех стадиях воспроизводственного цикла. Исключение составляет статистическая концепция, рассматривающая теневую экономику как производительный сектор, участвующий в создании ВВП. Подходы к определению теневой экономики различаются также и в зависимости от принимаемых во внимание механизмов координации ее отдельных сфер и секторов. Выделяют в связи с этим:

– теневой рынок;

– неформальную экономику;

– властно-насильственный механизм, связанный преимущественно с применением или угрозой применения насилия.

Если изучение теневого рынка как неотъемлемого элемента теневой экономики является общим правилом, то неформальный сектор ряд авторов в состав теневой экономики не включают. Властно-насильственный механизм как элемент теневой экономики признается лишь не многими исследователями. По видам рынков и находящихся в обороте экономических ресурсов выделяют:

– теневые экономические отношения на рынках потребительских товаров и услуг;

– на рынках инвестиционных товаров;

– на финансовых рынках;

– на рынке труда;

– других рынках (информации, технологий, интеллектуальной собственности).

1.2 Структура теневой экономики.

В структуре теневой экономики с известной степенью условности могут быть выделены следующие основные сферы или блоки: Производительный сектор (нелегальная экономика), обеспечивающий реальный вклад в производство валового внутреннего продукта: легальные виды деятельности, осуществляемые нелегально, например, без лицензии или специального разрешения; скрытое производство в легальной экономике; б) нелегальная (неформальная, по терминологии СНС-93) занятость, работа по найму; в) запрещенная законодательством экономическая деятельность.

Перераспределительный сектор теневой экономики включает различные преступления экономической направленности. В литературе для обозначения отдельных элементов этого сектора теневой экономики используется различные понятия. Т. И. Корягина использовала термин “фиктивная экономика” – экономика приписок, спекулятивных сделок, взяточничества и всякого рода мошенничеств, связанных с получением и передачей денег. 1

В. О. Исправников включает в этот сектор также деятельность, направленную на получение необоснованных выгод и льгот субъектами хозяйствования на основе организованных коррупционных связей 2.

Существую два особых сектора экономики, которые также являются неконтролируемыми и нерегламентированными, не отражаемыми, как правило, в статистическом учете. Это сектор домашней и сектор общинной экономики. Домашняя экономика представлена сферой общественно-необходимого производительного домашнего труда, который не оплачивается и находится вне сферы товарного обмена. В домашнюю экономику включается трудовая деятельность по производству продуктов, которые заменяют товары, приобретаемые за деньги в сфере официальной экономики.

Признаками домашней экономики являются: производительный характер, отсутствие учета, официальной регламентации, не противоправный характер, отсутствие обмена в рыночной и нерыночной формах. Общинная экономика представлена системой производства и реализации благ и услуг, которая основана на обмене в не денежной форме. Она действует в рамках сообществ, складывающихся на базе различных форм социальных связей: родственных, соседских, дружественных отношений, близости культур, религиозных взглядов, профессии, идеологической ориентации и т. п.

Общинная экономика – это форма развития домашней экономики при выходе последней за пределы семьи. Если обмен благами в рамках различного рода общин начинает осуществляться в денежной форме, общинная экономика переходит в нелегальную.

Признаками общинной экономики являются: производительный, не противоправный, характер, обмен в не денежной форме, несоблюдение принципа эквивалентности, нерегламентированность, не учитываемый характер.

Данные сектора, на мой взгляд, не следует относить к теневой экономике. Связано это с тем, что сокрытие от учета и налогообложения в этих сферах не происходит. Обязанности официальной регистрации и уплаты налогов законодательство не предусматривает. Данная деятельность не носит, как правило, противоправного характера. Такое понимание теневой экономики оправдано и с криминологических позиций при рассмотрении ее в качестве фактора экономической преступности. Сферы домашней и общинной экономики не связаны с выходом за рамки правового поля и не являются факторами криминализации экономических отношений.

1.3 Масштабы теневой экономики

Измерение теневой экономики, оценка ее масштабов является достаточно сложной задачей. Это связано с самой ее природой – теневая экономика носит скрытый характер и возникает из-за стремления избежать измерения. Для ее измерения используются различные, преимущественно косвенные методы.

Рассмотрим современное состояние и масштабы теневой экономики в различных странах, используя результаты исследований австрийского экономиста Фридриха Шнайдера (Университет Линц, Австрия), представленные в журнале “Эксперт”1.

Всего в мире в теневом секторе создается как минимум 8 трлн долларов добавленной стоимости ежегодно, не попадая в бухгалтерские отчеты предприятий и в официальную статистику как отдельных государств, так и международных организаций. Таким образом, по своим размерам глобальная теневая экономика сопоставима с экономикой США – страны, имеющей самый крупный ВВП в мире.

Во второй половине 90-х годов в развитых странах теневая экономика была эквивалентна в среднем 12% ВВП, в странах с переходной экономикой – 23%, а в развивающихся – 39% ВВП.

В странах с развитой рыночной экономикой отмечается постоянный рост масштабов теневого сектора. В 1998 году страной с наиболее высокой долей теневого сектора является Греция (29,0% официального ВВП). К странам с наибольшим теневым сектором относятся также Италия (27,8%), Испания (23,4%) и Бельгия (23,4%). Среднее положение занимают Ирландия, Канада, Франция и Германия (от 14,9% до 16,3%). Наиболее низкие показатели доли теневого сектора имеют Австрия (9,1%), США (8,9%) и Швейцария (8,0%). Таким образом, даже в относительно благополучных странах абсолютный объем теневой экономики составляет в США – 700 млрд долларов, в Италии – 310 млрд, а в Великобритании – 190 млрд долларов. Наиболее быстрый рост масштабов теневого сектора в 80-90-е годы наблюдался в Греции, Италии, Швеции, Норвегии и Германии. Например, объем теневой экономики Германии с 1975-го по 1997 год вырос в пять раз – с 60 до 300 млрд долларов. Причем неофициальный сектор рос в Германии со скоростью 8% в год – значительно быстрее, чем официальный ВВП.

Наибольших масштабов достиг теневой сектор экономики в развивающихся странах. Так, теневая экономика в Нигерии достигает 76% от официального ВВП. Значительный масштаб теневого сектора отмечается также в Таиланде (71%), Египте (68%), Боливии (66%) и Панаме (62%). Фактически в большинстве развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки можно говорить скорее о существовании “параллельной”, или “второй” экономики, ненамного уступающей по масштабу экономике официальной. Если в странах Запада в теневом секторе работают в основном небольшие фирмы, а заработки от деятельности используются как дополнительный источник дохода, в развивающихся странах ситуация иная. Мигранты из сельской местности неспособны найти работу в легальном секторе и вынуждено добывать основные средства в экономике теневой. Повсеместная коррупция и изъяны в законодательстве способствуют тому, что значительная часть хозяйственной деятельности оказывается неучтенной официальными властями.

Постсоциалистические страны. Согласно различным исследованиям, наибольшее значение в первой половине 90-х годов теневой сектор имел в экономике Грузии (43-51% официального ВВП), Азербайджана (34-41%) и России (27-46%). Для всех постсоветских стран характерна одна тенденция: теневая экономика активно растет, в среднем с 26% в 1990-м до 35% в 1995 году.

Многие компании на постсоветском пространстве (даже крупные, с участием государственного капитала) прибегают к теневым операциям наряду с вполне легальной деятельностью в официальной экономике.

В Восточной Европе наибольший масштаб теневая экономика приобрела в балканских странах – Македонии, Хорватии и Болгарии (около 40% ВВП). В Албании экономика практически полностью функционирует в теневой сфере. В Албании, где среднегодовой доход гражданина составляет всего 70 долларов, сегодня только по официальной статистике на 3,2 млн. населения насчитывается 500 тысяч автомобилей, причем 60% из них – это “Мерседесы”. В то же время в 1990 году их было всего 5 тысяч. Основная часть автомобилей угнана из западноевропейских стран.

Россия. Если в 1973 году теневой сектор в СССР равнялся примерно 3% ВВП, в 1990-1991 годах – 10-11%, то в 1993 году он составлял 27% ВВП, а еще через три года, согласно данным Московского института социоэкономических проблем, – уже 46%. Особенность и уникальность российской теневой экономики связана с такими чертами, как уход от налогов, бегство капитала за рубеж, двойная бухгалтерия, челночная и бартерная торговля, скрытая безработица, коррупция. Теневая экономика в России неравномерно представлена в различных отраслях. Так, по оценкам российского Госкомстата, если в строительстве на теневой сектор приходится около 8% деятельности, то в торговле этот показатель превышает 63%. Еще одной чертой новой теневой экономики в России стало широкое распространение скрытой занятости. Согласно недавним исследованиям, 27% трудоспособных россиян (а это 21 млн. человек) имеют официально не учтенную вторую работу, причем около половины из них заняты в “посреднической деятельности”, треть – в розничной торговле, а оставшиеся – в челночном бизнесе.

2.1. Причины возникновения теневой экономики.

Причины теневой экономики различны для всех регионов мира, однако, комплекс причин существования теневого бизнеса при рынке будет более разнообразным, в особенности, если иметь в виду не самые устоявшиеся отрасли рыночной экономики.

Обычно выделяют три группы факторов, которые способствуют развитию теневой экономики:

1. Экономические факторы: высокие налоги (на прибыль, подоходный налог и т. д.); Официально доля всех налоговых постановлений в России была в 1993-1995 гг. на уровне 30-33% ВВП. Это почти столько же, сколько и в США, но гораздо меньше по сравнению, к примеру, со скандинавскими странами (в Швеции – 61%). Существуют разные оценки доли изымаемой у предприятии прибыли: от 60 до 80- 90%. Как известно, налоговое изъятие свыше 50% прибыли лишает предприятие стимулов к активной производственной деятельности.

Уход экономики в “тень” является следствием общего состояния экономики. При плачевном состоянии официальной экономики работа в ее теневом секторе может иметь множество преимуществ. С другой стороны, кризисное состояние экономики вынуждает предпринимателей искать более привлекательные ниши для своей деятельности. Одной из них и является теневой сектор.

2. Социальные факторы: низкий уровень жизни населения, что способствует развитию скрытых видов экономической деятельности; высокий уровень безработицы и ориентация части населения на получение доходов любым способом;

Растущая безработица, поток беженцев, невыплаты заработной платы и т. д. являются прекрасной “питательной средой” для теневой экономики. Люди, потерявшие работу или не получающие долгими месяцами заработную плату, соглашаются на все условия нелегальной, теневой занятости: отношения с работодателем подчас основываются только на устной договоренности, никакие больничные и отпускные не оплачиваются, увольнение возможно без всяких социальных гарантий и тем более без предупреждения и т. д.

Для работодателей такие отношения более чем выгодны: работники оказываются весьма заинтересованными в том, чтобы теневой бизнес “хозяина” оставался таковым; работодатели обладают неконтролируемой властью над наемными работниками; прямые финансовые выгоды заключаются уже в том, что никаких налогов на фонд оплаты труда платить не надо и т. д.

3. Правовые факторы: несовершенство законодательства; недостаточная деятельность правоохранительных структур по пресечению незаконной и криминальной экономической деятельности; несовершенство механизма координации по борьбе с экономической преступностью. ( незащищенность прав собственности)

Порождает у предпринимателей психологию временщика. Соответствующее хозяйственное поведение исходит из того, что если права собственности могут быть рано или поздно нарушены и существующее законодательство и правоприменительная практика отнюдь не гарантируют их надежную защиту, надо использовать имеющиеся возможности по максимуму. Если можно избежать уплаты налогов, максимизировать всеми способами свою прибыль, то это надо делать. ( Политическая нестабильность)

Этот фактор также, как и “незащищенность прав собственности”, стимулирует и развивает психологию временщика. Так как неизвестно, что будет завтра, все средства хороши для приумножения капитала. Важно отметить, что если в периоды политической нестабильности теневая экономика развивается очень динамично, то официальная, напротив, замирает. Причем ее объем уменьшается не только за счет “затенения”, но и по причине элементарного свертывания деятельности “до лучших времен”.

В зависимости от развития рыночных отношений, состояния экономики в целом причин существования теневой экономики будет больше или меньше, степень влияния разных из них будет варьироваться. Также на развитие теневой экономики влияют экономическая свобода, граничащая со вседозволенностью деформация морально этических требований.

2. 2. Эволюция теневой экономической деятельности

Сравнение результатов исследований, проведенных социологическим центром академии с разрывом в 10 лет (в мае 1990 г. и в феврале 2001 г.), позволяет судить об изменениях, которые произошли за эти годы в теневой экономике.

Первый бесспорный факт состоит в резком увеличении доли населения, осуществляющего теневую деятельность. По данным опроса, в 1990 г. наряду с работой по официальному месту занятости подрабатывали на теневом рынке труда около 8% трудоспособного населения. В 2001 г. доля населения, совмещающего работу в официальной экономике с теневой деятельностью, составила 41% от количества опрошенных. Из их числа треть (34%) занимается незарегистрированным бизнесом, а 66% – работают по найму на теневом рынке труда. Кроме этого, немало людей, которые порвали с официальной экономикой и заняты только на нелегальном рынке труда. С учетом того, что в теневой экономике реализуются интересы большой массы населения, требуется максимальная продуманность мер государственного воздействия на нее. В ином случае неизбежен рост социальной и политической напряженности в обществе.

Второй существенный аспект выражается в том, что за годы реформ теневая экономика заняла в нашем обществе качественно иную нишу. Раньше она была в роли антагониста идеологической системы и командной экономики, хотя и компенсировала изъяны последней. Теперь же она и официальная экономика имеет общую рыночную основу и в известной мере общую идеологическую базу.

Но объективные противоречия между ними, в центре которых находится государство, стали более существенными. В повседневной практике это выражается в том, что интерес государства состоит в пополнении финансовых ресурсов за счет налогоплательщиков. А вектор интереса предприятий и населения развернут прямо противоположно. На этом и держится теневая экономика, сокращающая налогооблагаемую базу, а то и прямо торпедирующая “бремя” налоговых и других выплат. В нынешних условиях, при которых официальная экономика выживает с большим трудом, не способна обеспечить эффективную трудовую занятость и приемлемый жизненный уровень людей, теневая экономика, как говорится, обречена на дальнейшее развитие.

Возможности применения репрессий против нее ограничены, да и прямое административное давление малопродуктивно. Поэтому необходим поиск таких экономических решений, которые будут способствовать сбалансированию интересов государства и других субъектов экономических отношений.

Третья важная сторона проблемы связана с тем, что теневая экономика выросла до масштабов параллельной экономики. Прежде она была только спутником официальных товарно-денежных отношений и занимала несколько процентов ВВП. Участие в ней выражалось в приписках объемов работ и продукции, в мелкой спекуляции, в разных видах нелегального ремесленничества и т. п.. В настоящее время ее удельный вес, по оценкам экономистов, достигает 20 – 30%, а то и 40% ВВП. Она срослась с официальной экономикой и часто конкурирует с ней в использовании трудовых, материальных и финансовых ресурсов.

По данным опроса руководителей предприятий и организаций, 38,3% из них в прошлом (2000 г.) регулярно или периодически занимались выпуском “левой” продукции, 57,6% – постоянно или достаточно часто нанимают работников без официального оформления. На частных предприятиях практика нелегального труда наблюдается чаще, чем государственных. Проникновение теневой экономики в разные отрасли народного хозяйства показывают такие примеры. В декабре 2000 г. (только за один месяц) осуществляли на теневом рынке пошив и ремонт одежды 19,9% опрошенного населения, ремонт квартир и сантехники – 15,8%, ремонт бытовой техники – 12,5%, пользовались услугами автосервиса – 10,9%, покупали стройматериалы и заказывали строительные работы – 10,5% и т. д.

Приведенные факты говорят о величине вклада теневой экономики в удовлетворение массовых потребностей населения. Этот вклад также заслуживает внимательного учета при разработке мер воздействия на нее.

Учета как в плане насыщения рынка товарами и услугами, так и в связи с ценами, ибо теневой рынок более адекватен нежели официальная экономика платежеспособности населения.

Четвертая особенность развития ситуации проявляется в том, что теневая экономика образует симбиоз с теневой деятельностью представителей органов власти и активно утверждается в социальной и духовно-психологической сферах общества. Проникновение теневых отношений в органы правопорядка, юстиции и нелегальная коммерциализация бюджетных учреждений таковы, что вряд ли стоит рассчитывать на их самоочищение.

Во-первых, в различных структурах государственной службы пустила глубокие корни чуть ли не отлаженная система поборов; во-вторых, при, в принципе, самом негативном отношении общества к поборам многие граждане предпочитают откупаться при решении жизненно важных вопросов.

Однако проблема столь остра, что противодействие ее разрастанию требует решительных мер. Бюрократическое вмешательство в экономику, инициируемое с целью наживы, глушит легальную экономическую деятельность, стимулирует развитие теневых отношений и превращает в фарс борьбу государства с их распространением. Кроме того, наличие теневых отношений в системе государственных учреждений, в здравоохранении, образовании, науке, культуре резко ускоряют процесс утраты правовых и нравственных ограничителей в обществе. Неслучайно в 1990 г. однозначно осуждали “левую” работу в рабочее время 71% опрошенного населения, в настоящее время – только 28,2%. Раньше торговлю вне магазинов считали зазорной 85%, ныне – 42,2% населения и т. д.

Самопроизвольное оздоровление общественной морали и правового сознания маловероятно. Лобовые призывы к населению от имени налогового ведомства типа “Уплати налоги и спи спокойно” недостаточны, чтобы исправить ситуацию. По данным опроса, только 23,5% руководителей предприятий видят реальную опасность быть уличенными в уклонении от налогов; считают допустимым не платить налоги с доходов от индивидуальной трудовой деятельности 64,3% населения.

В то же время в обществе имеются социально-психологические предпосылки восстановления нравственных ограничителей и правовых табу, так как в массовом сознании нарастает недовольство процессами морального упадка и даже демонстративной вседозволенности. Например, 73,9% опрошенного населения считают совершенно недопустимым уклонение от уплаты налогов и финансовые махинации в крупном бизнесе. Вызывает большое раздражение у многих людей, особенно у руководителей предприятий, вымогательство денег в медицинских учреждениях и учебных заведениях, в дорожно-патрульной службе и криминальной милиции, в судах и прокуратуре, в целом в органах власти. В массовом сознании растет понимание того, что теневая экономика наносит обществу больше вреда, чем пользы. Об этом свидетельствуют сопоставимые материалы опросов, проведенных в мае 1990 г. и в феврале 2001 г. И это представляет собой хороший ресурс, а также опору для реализации новой государственной политики, направленной на развитие экономики и оздоровления российского общества в целом.

Несмотря на то, что в 2001 г. в сравнении с 1990 г. в оценках теневой экономики утратила значение ориентира идеологическая сторона, вектор распределения мнений о ней изменился от положительного полюса к отрицательному. Среди руководителей предприятий, опрошенных в феврале 2001 г., примерно такое же распределение мнений: ответили, что от теневой экономики больше пользы 2,7%, и польза, и вред – 29,5%, больше вреда – 54,9%, затруднились ответить – 12,9%. Такое массовое настроение в принципе является благоприятной основой для инициатив высших эшелонов государственной власти по оздоровлению экономических отношений и упорядочению системы их регулирования.

Глава 3. Пути ограничения роста “теневой” деятельности на экономику России

3.1. Практикуемые подходы к “высветлению” “теневой” экономики

В государственных властных структурах, общественных организациях и научных учреждениях доминируют два подхода к решению проблем “теневой” экономики.

Первый – радикально-либеральный, реализуемый с конца 1991 – начала 1992 г. и связанный с целевыми установками на сверхвысокие темпы первоначального накопления капитала. Печальные итоги воплощения данного подхода налицо: отмеченные выше критические масштабы “теневой”” составляющей отечественной экономики и образование мощных финансово-производственных кланов, проникающих в высшие эшелоны власти, с одной стороны, подавление нормальной предпринимательской деятельности, прежде всего малого бизнеса, – с другой.

Не случайно у некоторых политиков стали появляться идеи относительно того, чтобы “провести полную легализацию всей “теневой”” экономики и начать жизнь с чистого листа”. Вряд ли такие веяния получат общественную поддержку, в том числе со стороны “теневиков” – хозяйственников, испытавших все “прелести” сотрудничества с организованными преступными сообществами и желающих “начать жизнь с чистого листа” без угрозы быть застреленными, снова подвергаться налетам рэкетиров и т. п.

Второй – репрессивный – подход возник как своеобразная реакция на социальные негативы описанного либерального. Он предполагает: расширение и усиление соответствующих подразделений МВД, ФСБ, налоговой инспекции, налоговой полиции и Министерства финансов РФ; улучшение взаимодействия спецслужб в рассматриваемом отношении, формирование системы тотального контроля и доносительства: общее ужесточение законодательства, направленного против “теневой”” экономики, усиление мер наказания. В качестве одной из попыток реализации репрессивного подхода можно рассматривать принятие Государственной Думой в первом чтении представленного Минфином РФ законопроекта “О государственном контроле за соответствием крупных расходов на потребление фактически получаемым физическими лицами доходам”.

Идея проекта, казалось бы, естественна: поскольку государству не удается зарегистрировать доходы, следует поставить под контроль расходы граждан (от 500 до 1000 минимальных окладов в течение года) и подобным путем, во-первых, выявить действительные доходные параметры состоятельных групп населения, во-вторых, принудить их раскрыть источники сокрытых средств, в-третьих, собрать недовыплаченные налоги. Однако для достоверного прогнозирования последствий проектируемых действий необходимо вернуться к причинам разбухания “теневой” части экономики. Их много, но главные замыкаются на сложившиеся общие условия хозяйствования. Последние подавляют отечественное производство, вынуждают предпринимателей укрывать доходы от неподъемных налогов и выводить капитал из производства в финансовую сферу и за границу, криминализируют общество. Не только богатый мировой опыт (в том числе примеры латиноамериканских стран), но и практика преобразований в России свидетельствуют: “теневая” экономика есть реакция хозяйствующих субъектов и граждан на систему, которая поставила их в положение жертв правового и экономического беспредела (чего стоит недавнее публичное признание председателем Верховного суда РФ того, что судебные решения исполняют криминальные структуры).

Реализация рассматриваемого законопроекта лишь ужесточит эту систему. Под пресс попадут прежде всего мелкие и средние предприниматели, а также те трудящиеся, которым удалось получить некоторые денежные средства сверх мизерных окладов (у воротил же бюрократическо-криминальной экономики, в руках которых как раз и сосредоточена основная масса не контролируемых государством доходов, особых проблем не возникнет: их регистрируемые доходы, образующие “надводную часть айсберга”, настолько велики, что достаточны для оправдания любой текущей покупки, сколь значительной бы она ни была). Причем поведение этих “накрываемых” карающими статьями закона лиц спрогнозировать несложно: чтобы не “засвечиваться”, они или отложат на время кампании крупные покупки (что безусловно снизит общую хозяйственную активность), или постараются обойти закон (к примеру, подкупать возможных осведомителей, оформлять торговые сделки по частям или вообще их не документировать). Приближенные же к власти имеют высокие шансы обрести благодаря законопроекту эффективные экономические и политические рычаги для шантажа и устранения конкурентов (внешне мотивы задействования этих рычагов будут самыми благовидными – наказание за сокрытие доходов). Став фактором поощерения тотального доносительства, подобный закон не дал бы никаких гарантий от утечки соответствующей информации от чиновников уголовному миру.

Не более благоприятными будут, пожалуй, и социальные результаты использования преимущественно репрессивных методов. Проводя этот курс, власти столкнутся с сопротивлением не только “теневиков” – хозяйственников, ставших, как уже отмечалось жертвой губительных для производства общих условий хозяйствования, но и значительной части рабочих, которым “теневая” экономика помогает своевременно получать заработную плату и избегать безработицы. Поддержка же подобных мер со стороны сравнительно слабых ныне групп рядовых бюджетников, пенсионеров, рабочих и служащих “лежащих на боку” предприятий, как представляется, не позволит создать оптимального баланса сил в обществе. Уровень поддержки населением властей при использовании комплекса репрессивных мер оценивается экспертами как “относительно низкий”, а уровень сопротивления властям – как “относительно высокий”. В общем, задействование репрессивных методов, не сулящее перспектив существенного обогащения государственной казны, чревато ростом социального напряжения: всплеском безработицы, ослаблением кадрового потенциала руководящего звена экономики (в связи с возможным бегством способных хозяйственников за границу и вывозом капитала) и т. п.

Существует мнение о том, что предлагаемый вариант легализации теневого капитала желателен, но нереалистичен, ибо “теневики” – хозяйственники этого не захотят. Однако в этой дискуссии важно принять во внимание следующие очевидные обстоятельства.

Предприниматели рассматриваемой категории постоянно находятся под “дамокловым мечом”, причем угрозы идут и от государства, и от криминальных элементов. Уходя от налогов, “теневик” – хозяйственник не избегает поборов: взяток чиновникам-коррупционерам и платы криминалитету. Экономические последствия этих поборов ддя предпринимателей те же самые, что и результаты жесткого налогового прессинга, однако соответствующие средства выплачиваются государственным и частным рэкетирам, а значит, налицо состав преступления. Такое положение комфортным не назовешь, и с накоплением минимально достаточного капитала у его субъекта (особенно с увеличением возраста и появлением перспективы передачи денег по наследству) резко нарастает стремление “спать спокойно”.

Однако это лишь морально-психологическая сторона дела. А есть и чисто экономические факторы, связанные, в частности, с тем, что любая сфера, в том числе “теневая”, имеет свои пределы поглощения капитала, и раньше или позже “теневики” – хозяйственники оказываются перед необходимостью выхода за границы занятой ниши.

Наиболее активными критиками идеи легализации “теневого” капитала являются представители правоохранительных органов. И это понятно: по долгу службы они обязаны бороться с любыми нарушениями закона, а вся “теневая” сфера в большей или меньшей степени кримина-лизирована (это, как говорится, следует “по определению”). Но здесь стоит вспомнить народную мудрость: “не пойман – не вор”.

3.2. Создание правовых экономических условий по сокращению “теневой” экономики

Практически ни у кого не вызывает сомнения, что существующая налоговая система – это тормоз для дальнейших финансово-экономических преобразований. НЭП в свое время легализовал скрытые капиталы. Существенную роль при этом сыграла разумная налоговая политика: налог составлял 25% дохода частника.

Это позволило ему развернуться, причем прежде всего в сферах, работающих на потребителя. Когда же власть решила вытеснить частника, налоги стали повышаться: сначала до 30%, а затем, с переходом к индустриализации и массовой коллективизации, до 90% и более.

Оппоненты налоговой реформы часто приводят такой пример: уменьшим налоги – завалим бюджет. К сожалению, они не замечают, что именно из-за высоких налогов бюджет пустой. К тому же, кроме налогов, есть и другие источники пополнения казны.

Следует вспомнить, как много надежд возлагалось еще недавно на приватизацию. Безвозмездная приватизация заведомо не могла обеспечить должный приток средств для инвестирования, финансовой стабилизации и решения социальных проблем. Но сегодня возможен переход к денежной форме приватизации с привлечением инвестиций. Где же их взять? Из легализованных теневых источников.

Так, например, в п.2 Указа Президента от 20 февраля 1996 года “О передаче субъектам РФ находящихся в федеральной собственности акций Акционерных Обществ, образованных в процессе приватизации” в качестве покупателей акций справедливо указываются в первую очередь граждане. Но если бы к этому добавить, что их средства могут быть инвестированы без представления доходных деклараций и с налогом не выше 25%, скажем, в акции сельского хозяйства, строительства и стройматериалов, пищевой, легкой промышленности, то это безусловно, дало бы импульс притоку солидных средств в эти отрасли.

Нельзя не видеть, что вопрос о декларациях – исходный вопрос практического осуществления легализации. Минфином был представлен в правительство законопроект “О государственном контроле за соответствием крупных расходов на потребление фактически получаемым физическими лицами доходам”. По замыслу создателей это должен быть эффективный рычаг контроля властей над соответствием расходов граждан получаемым доходам, в первую очередь при покупке транспорта и недвижимости.

В принципе, документ правильный, соответствует мировым стандартам. Есть в нем определенная логика. Однако практика его применения без учреждающих изменений правохозяйственных условий, без программы репартации капиталов, ушедших за рубеж, может быть такова, что данный закон расширит масштабы “теневой” экономики.

Аналогичный вывод напрашивается и по законопроектам по легализации доходов, полученных преступным путем.

Как представляется, проблема легализации теневого капитала должна базироваиться на следующих принципах:

– благоприятные для бизнеса изменения правохозяйственных условий

-(налоговая политика, приватизация, внеэкономическая деятельность), причем изменения, носящие упреждающий характер к необходимому усилению карательных мер;

-четкое разграничение капиталов криминальных элементов и теневиков – хозяйственников и учет данного разделения в законодательных актах по борьбе с организованной преступностью и коррупцией, о легализации преступных доходов, в Уголовном Кодексе.

– формирование нового отношения к отечественным предпринимателям, в том числе к “новым русским”, проживающим за рубежом, отношения на основе эффективной программы репартации капиталов и превращения их в инвестиционный ресурс России;

– укрепление доверия к власти, предполагающего в качестве одной из мер демонстрацию эффективной защиты населения от финансовых мошенничеств, защиты сбережений, капиталов и самого института частной собственности;

– Установление общественного контроля за деятельностью хозяйствующих субъектов в границах правового поля. Механизм такого контроля должен быть основан на данных о правонарушениях в сфере экономики, что облегчает выбор партнера в деловых отношениях.

Отмывание “грязных” денег и легализация теневых капиталов – это отнюдь не одинаковые процессы, хотя криминалисты зачастую их отождествляют, понимая под криминальным доходом любую экономическую выгоду, полученную в результате нарушений. “Грязный” бизнес захлестнул российскую экономику. Свыше трех тысяч организованных преступных группировок специализируются на “отмывании” доходов, половина из них организовала для этого собственные легальные хозяйственные структуры. В этих целях путем насилия и шантажа установлен контроль над десятками тысяч субъектов рынка. Современные теневики получают доходы не только от преступной деятельности, но и в результате совершения хозяйственных, финансовых, таможенных нарушений.

Уголовная ответственность за легализацию незаконных доходов находится над нами уже с 1 января 1997 года, времени вступления в силу нового Уголовного Кодекса Российской Федерации. Но его статья 174 не в полной мере отражает многообразие и опасность такого рода операций. Кроме того, одних уголовно-правовых мер явно не достаточно. Необходимы, как показывает международный опыт, согласованные меры административного и финансового контроля за денежными и имущественными операциями юридических и физических лиц и соответствующее законодательство.

Мировым экономическим сообществом признано, что одной из самых больших угроз безопасности бизнеса становится использование банковской системы для совершения крупномасштабных финансовых преступлений, сокрытия и “отмывания” денег, добытых преступным путем. Криминальные круги эффективно используют в своих интересах традиционную закрытость банковской информации от внешнего контроля, стремление финансовых институтов любой ценой привлечь клиентов.

Абсолютизация банковской тайны, долгие годы служившая на благо банковского дела, оборачивается сегодня своей изнанкой, противоположностью.

Цивилизованные банковские сообщества понимают необходимость налаживания контактов с контролирующими органами в интересах как собственной безопасности, так и безопасности всей экономической системы. Если отечественные банки и другие кредитные институты не оценят серьезность ситуации – вседозволенность при отсутствии надлежащего контроля, они могут оказаться отсеченными и изолированными от мирового финансового сообщества (как это произошло, например, с некоторыми странами Персидского залива).

В большинстве развитых стран приняты и совершенствуются системы мер по предупреждению и пресечению использования финансово-кредитных институтов в преступных целях. Новый законопроект “О предупреждении легализации (“отмывании”) доходов, полученных незаконным путем” учитывает опыт стран с развитой банковской системой и российскую специфику. В законопроекте закладывается подробная схема противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, определены правомочия госорганов. Он позволяет поставить под контроль легальными, правовыми средствами широкий спектр доходов, ускользающих от налогов и пополнить бюджет.

Когда особо крупные средства ставятся под контроль государства и общества, организованная преступность лишается свой мощной экономической основы.

Заключение

Итак, какую же политику и действия проводить государству? Следует учесть, что основа теневого оборота и роста преступности – неучтенные доходы экономических агентов и неисполнение ими же своих обязательств.

Поэтому необходимо сделать налично-денежный оборот и неуплату налогов экономически невыгодными и юридически наказуемыми. Примерная программа действий следующая:

– Следует всячески стимулировать безналичный денежный оборот. Например, гражданам, получившим доходы на банковский счет и не обезналичивающим их, можно учитывать половину уплаченного ими НДС. Таким образом, НДС, акцизы и подоходные налоги при этом будут “отсасывать” деньги из теневого оборота;

– Необходимо запретить бесконтрольное представление и привлечение кредитов, отчуждение собственности и принятия на себя обязательств неплатежеспособными предприятиями и гражданами;

– Важно децентрализовать, укрепить судебную и правоохранительные органы, закрепив за соответствующими институтами часть налоговых доходов;

– Необходимо превратить защиту прав акционеров, инвесторов и кредиторов в государственный приоритет.

Реализация предполагаемых мер приведет к снижению объема кредитных и фондовых операций при обеспечении их эффективности и надежности. Многократно возрастут масштабы безналичных расчетов – это для финансовой элиты. Государство получит прирост бюджетных доходов и расходов. Менеджеры обретут перспективу упрочения своего положения легальным образом вместо вынужденной тактики разворовывания остатков имущества предприятия. Подавление налично-денежного и безналичного платежно-расчетного оборота приведет к увеличению потребности в безналичной рублевой массе и облегчит решение проблем дедоллоризации экономики и стабилизации рубля.

Нет нужды доказывать, что криминальное общество не в силах обеспечить внедрение инноваций и экономический рост; хуже того, разрушая систему снабжения населения социальными благами (прежде всего образования, здравоохранения, социального обеспечения), оно обрекает себя на деградацию. В то же время такая система может быть относительно устойчива только при задействовании внешних источников со всеми вытекающими негативными последствиями.

Программа интеграции теневого капитала с легальным – лишь одна, но обязательная составляющая нового курса в экономической политике, суть которого – во всемерном поощрении отечественного товаропроизводителя.

В настоящее время легализация теневых капиталов, направляемых в легальную экономику – едва ли не единственный (в смысле реальной возможности мобилизации) источник крупномасштабного инвестирования в народное хозяйство. Правительство загнало предпринимателя “в тень”, и теперь обязано предоставить последнему возможность из нее выйти.

Карательные меры к теневикам-предпринимателям приведут к безвозвратной потере для страны огромных капиталов, в создание которых тем или иным путем вложен труд практически каждого россиянина. Заставить эти средства работать для общего дела – задача, достойная истинных реформаторов.

Список использованной литературы

Закон РФ “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках” 22 марта 1991 г.

Закон РФ “О лицензировании отдельных видов деятельности” (с изменениями от 26 ноября 1998 г., 22 декабря 1999 г.) от 25 сентября 1998 года N 158-ФЗ Закон РФ “О местном самоуправлении в Российской Федерации” Указом Президента РФ “О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий” (1992 г.) Законопроект “О государственном контроле за соответствием крупных расходов на потребление фактически получаемым физическими лицами доходам”

1) Егоршин В. М., Колесников В. В. Преступность в сфере экономической деятельности. СПб.: Фонд “Университет”, 2000

2) Кудрявцев В. Н., Лунеев В. В., Н а у м о в А. В.

Организованная преступность и коррупция в России (1997 – 1999). М.:

ИНИОН, 2000.

3) Клямкин И. М., Тимофеев Л. М. Теневая Россия: Экономико – социологическое исследование. М.: РГГУ, 2000

4) Косалс Л. Теневая экономика как особенность российского капитализма. –

Вопросы экономики. – 1998

5) Латов Ю. В. Экономика вне закона. Очерки по теории и истории теневой экономики. М.: МОНФ, 2001

6) Скобликов П. А. Имущественные споры и криминал в современной

России. М.: Дело, 2001. 344 с

7) Сатуев Р. С., Шраер Д. А., Яськова Н. Ю. Экономическая преступность в финансово-кредитной сфере. М.: Центр экономики и маркетинга, 2000.

8) Сергеев Е. Теневики. Борьба с дельцами теневой экономики. М.:

ООО “Фирма “Хельга””, 2000.

9) Сигов В. И., Смирнов А. А. Теневая экономика: генезис, современные тенденции, стратегия и тактика вытеснения из национального хозяйства России: Учебное пособие. СПб.: Изд-во СПбУЭиФ, 1999. 10) Слинько И. А. Вторичная занятость, задолженности по заработной плате, уклонение от налогов и предложение на российском рынке труда.

М.: Российская экономическая школа, 1999 11) Свенссон Б. Экономическая преступность, – М.: Прогресс, 1997 12) Пинкевич Т. В. Преступления в сфере экономической деятельности: уголовно-правовая характеристика, система, особенности квалификации.

Ставрополь, 1999. 13) Панова Е. И. “Теневой” сектор и экономический рост. М.: Российская экономическая школа, 1998 14) Тимофеев Л. М. Институциональная коррупция: Очерки теории. М.:

РГГУ, 2000. 15) Шестаков А. В. Теневая экономика: Учеб. пособие. М.: Издат. дом

“Дашков и К”, 16) Исправников В., Куликов В.: “Как “высветлить” реформируемую экономику”, РЭЖ №5-6, 1997 г. 17) Кузнецова Т.: “Некоторые аспекты исследования неформальной экономики в

России”, Вопросы экономики №9, 1998г 18) Матвеев А.: “Экономика и жизнь” Январь 1999 № 01 (8747) 19) Телешун С.: “Теневая политика – явление не всегда отрицательное”,

Ведомости, 8.08.97 20) Щербакова Л.: “Сереем “всем миром” “, Эко №6, 1997 г

Http://newasp. omskreg. ru/ http://chinovnik. uapa. ru/old/index. html http://corruption. rsuh. ru/index. html http://www. anti-corr. ru/ http://www. russ. ru/antolog/predely/4/kordon. htm http://www. ruseconomy. ru/nomer1_200101/ec27.html

———————– [1] Макаров Д. Экономические и правовые аспекты теневой экономики в России// Вопросы экономики. 1998. № 3. [3] См.: Есипов В. М. Теневая экономика: Учебное пособие. М.: ОНиРИО Московского института МВД России, 1997. [4] См.: Исправников В. О. , Куликов В. В. Теневая экономика: иной путь и третья сила. – М.: “Российский экономический журнал”, Фонд “За экономическую грамотность”, 1997. 1 См.: Шохин А. Н. Социальные проблемы перестройки. – М.: Экономика, 1989. 2 См.: Корягина Т. И. Теневая экономика в СССР. – Вопросы экономики. – 1990. -№ 3. 3 См.: Макаров Д. Экономические и правовые аспекты теневой экономики в России// Вопросы экономики. 1998. № 3. 1 Эксперт, №12 (223) от 27 марта 2000. 1 Капитаны теневых капиталов рвутся к власти// Российская газета. 1997. 1 октября. с.3 2 Шмелев Н. Неплатежи – проблема номер один российской экономики//Вопросы экономики. 1997. №4. с. С. 27.

1 Шмелев Н. Неплатежи – проблема номер один российской экономики//Вопросы экономики. 1997. №4. с. 28.

1 Проблема влияния скрытой экономической деятельности на структуру экономики глубоко исследована в работах Бруно Даллаго. 1 Косалс Л. Теневая экономика как особенность российского капитализма. – Вопросы экономики. – 1998. – № 10. – С. 76-77. 1 Свенссон Б. Экономическая преступность, – М.: Прогресс, 1997, – С. 72-73. 1 Лунеев В. В. Углубление социального контроля преступности (Материалы круглого стола). – Государство и право, 1999, № 9. – С. 63.


Зараз ви читаєте: Теневая экономика в России 6