Язык эскимосов Берингова пролива


ЯЗЫК ЭСКИМОСОВ БЕРИНГОВА ПРОЛИВА

Название обусловлено ареалом распространения, принято в отечественном языкознании.

До середины XX века язык эскимосов Берингова пролива (Э. Б.п. я.) был распространен на островах Большой Диомид (РФ) и Малый Диомид (США) в Беринговом проливе (эскимосские названия – о. Имаклик и о. Иналик) и частично на побережье Аляски (мыс Принца Уэльского). В настоящее время на территории РФ носителей Э. Б.п. я. не осталось.

Принадлежит к эскимосско-алеутской семье. Э. Б.п. я. Относится к группе инуит (инупиак, инупик). Близок к диалекту зал. Нортон языка инуитов Аляски. Пограничное положение между диалектами группы инуит на Аляске и диалектами группы юпик на Чукотке находит отражение в особенностях грамматического строя и лексики Э. Б.п. я.

Письменности и письменных памятников не имеет.

Лингвистическая характеристика.

Э. Б.п. я. отличается от других языков группы инуит тем, что он в течение многих веков находится под воздействием науканского диалекта языка азиатских эскимосов (группы юпик) и соседнего иносистемного чукотского языка.

Фонологические сведения.

Фонемный состав Э. Б.п. я. не отличается существенно от общеэскимосского, однако в процессах фонетических чередований и словообразования имеются значительные расхождения.

В отличие от диалектов группы юпик, в Э. Б.п. я. отсутствуют согласные звуки х, х,, а глухой щелевой звук лъ не получил статуса фонемы.

Отмечается два типа ударения – динамическое и тональное.

Слоги по модели подразделяются на открытые, закрытые и замкнутые: а-ва “дед”, па-на “копье”, ак,-ток, “большой”, нык,-сак, “тюлень”. Кроме этих типов слогов имеются слоги с дифтонгообразным сочетанием гласных в открытых и замкнутых слогах, ср.: сиу-тык “уши”, к, а-к, а-зуйт “вороны”. Таким образом, образуется шесть типов слогов: V, CV, VC, CVC, CVV, CVVC.

В отличие от диалектов группы юпик, в Э. Б.п. я. не происходит ассимилятивного расподобления смычных к,, к в щелевые х,, х при сочетании с глухими согласными, ср. сатк, ок, “сверло” – сатк, ок, ток, “сверлит”, умек “две лодки” – умек, пут “две лодки наши”.

Морфология.

Морфологический тип Э. Б.п. я. – агглютинативно-синтетический, как в других эскимосских языках. Части речи выделяются те же, что в диалектах группы юпик. (См. “Азиатских эскимосов язык”).

Существительное обладает теми же категориями, что и в чаплинском диалекте языка азиатских эскимосов. Материальные показатели числа и падежа совпадают с чаплинскими, кроме форм продольного и сравнительного падежа: прод. – гун, – гыкун, – тыгун; сравн. – тун, – кситун, – зитун. Формы притяжательности имеют ряд морфологических отличий от чаплинских, ср.:

Ед. ч. обладателяМн. ч. обладателя
1 л.Ед. ч.Уме-га “лодка-моя”Умек,-пут “лодка наша”
Дв. ч.Уме-ка “лодки две мои”Уме-к-пут “лодки две наши”
Мн. ч.Уме-тка “лодки мои”Уме-пут “лодки наши”

Личные показатели у имен в косвенных падежах располагаются между основой и падежным суффиксом (ср. уме-пси-нун “к лодке вашей”, где – пси – суф. 2-го лица мн. числа обладателя, – нун – падежный суффикс).

Имена качественные и относительные, местоимения, числительные, глаголы, причастия и деепричастия категориально и структурно те же, что в чаплинском диалекте, хотя формы соответствующих показателей могут и различаться. Служебные разряды слов – те же, что в чаплинском.

Основным способом словообразования является агглютинативная аффиксация. Основосложение отсутствует. Именные словоформы образуются по модели: непроизводная основа + один или несколько словопроизводящих суффиксов + показатели числа, притяжательности и падежа, ср.: умек, “лодка” > умек, шак “материал для лодки” > умек, шага “материал для моей лодки” > умек, шагнын, “из материала для моей лодки”. Глагольные словоформы также могут включать значительное число словообразовательных суффиксов, ср. ан – “выходить” > анираток, “выходит”; анирак, ток, “выходит с чем-либо”; анитк, ураг, ыга “просит выйти кого-либо”; анититк, усиг, агыга “уговаривает кого-либо вывести кого-либо”; анилък, аток, “выскакивает”; аникын, а?рак, ток, “медленно выходит”; анисуг, ок, ток, “хочет выйти”; анивиураток, шаурок, “непременно должен выйти”.

От именных основ образуются отыменные глаголы. Ср.: атыку-н, о-нлах,-тух,-тыфка-врыга-нлах,-лъыг,-нак, а-к, йа-г, а-к, а “одежд-маленьких-сделать-много-заставить-быстро-сделать-намеревался-я”, т. е. “я намеревался заставить его сделать для меня много маленьких одежд”; в слове только одна лексически значимая часть – атыкук “верхняя одежда”.

Отглагольные имена образуются посредством суф. – нык,/-ник,, лъык,, – вик и ряда других, ср.: ыскуг, ник, “учение”, ыскулык, “обучение”, ыскуг, вик “место учения (школа)” – от основы ыску – “учиться”.

Синтаксис.

Синтаксис специально не описывался, однако, скорее всего, не имеет значительных отличий от синтаксиса чаплинского диалекта (см. “Азиатских эскимосов язык”).

Лексика Э. Б.п. я. представляет собой результат взармодействия ареалов юпикских и инуитских диалектов общеэскимосского языка. Наибольшее влияние инуитской лексика наблюдается в сфере глагола.

Диалектного членения не имеет.

Список литературы

Меновщиков Г. А. Язык эскимосов Берингова пролива. Л., 1980.



Зараз ви читаєте: Язык эскимосов Берингова пролива