Загадка для лингвиста и нелингвиста: разбор термина “отрешить”


Николенкова Н. В.

Материалы по курсу “Русский язык и культура речи” для студентов-нефилологов

Озвученный утром 28.09 Указ Президента “О досрочном прекращении полномочий мэра Москвы” лингвистов заинтересовал в первую очередь словоупотреблением. Напомним обративший на себя внимание фрагмент документа:

“1. Отрешить Лужкова Юрия Михайловича от должности мэра Москвы в связи с утратой доверия Президента Российской Федерации” (http://www. kremlin. ru/acts/9052).

Очевидно не нейтральный стиль официального документа не мог не обратить на себя внимание как журналистов, так и филологической общественности. И довольно быстро появились отклики. Так, на сайте Грамота. Ру (http://www. gramota. ru/lenta/links/9_633) неожиданно появилась ссылка на статью с www. metronews. ru. В данной статье цитируются слова Президента Д. А.Медведева: “Это отрешение от должности, что означает увольнение, и происходит это не “достаточно нечасто”, а первый раз”, а далее приведен комментарий специалиста – заведующего кафедрой стилистики русского языка факультета журналистики МГУ Г. Солганика: “С точки зрения современного русского языка, “отрешить” – полная архаика. Слово встречается, но очень редко. Возможно, употребив в документе не стандартные “уволить”, “отстранить” и так далее, а именно устаревшее “отрешить”, президент хотел придать своим словам оттенок уважения” (http://www. metronews. ru/news4/; все выделения наши – Н. Н.).

Мы категорически не согласны с Г. Я.Солгаником. Известный ученый явно поторопился дать оценку, не проведя достаточно подробного разбора самого слова. Нам же показалось, что употребление в Указе такого интересного с лингвистической точки зрения слова должно заставить всех преподавателей русского языка (а сейчас студенты младших курсов почти каждого вуза изучают курс “Русский язык и культура речи”) объяснить студентам и характер его употребления, и то, почему слово обратило на себя внимание профессионалов.

Так получилось, что день выхода Указа совпал с нашей работой со студентами, изучающими указанный курс. И мы воспользовались этим, чтобы в полной мере продемонстрировать студентам этапы работы со словом и дать им самостоятельно провести такие (почти научные) исследования. Мы хотим предложить собранный материал для иллюстрации возможной работы со словом в курсе “Русский язык и культура речи”.

1. Чтобы объяснить внимание к глаголу “отрешить”, необходимо сначала обратиться к словарю. В размещенном на Грамота. Ру “Большом толковом словаре русского языка” под ред. С. А.Кузнецова предложено такое значение:

ОТРЕШИТЬ, – шу, – шишь; отрешенный; – шен, – шена, – шено; св. Книжн. Лишить связи с чем-л., отстранить от кого-, чего-л. Потрясение отрешило его от внешнего мира. Спорт, казалось, отрешил его от жизни. О. от дел.

Таким образом, “отрешить” в словаре не имеет пометы арх., стоит помета книжн. Такая же помета книжн. стоит в словарной статье “Толкового словаря русского языка с включением сведений о происхождении слов” (ИРЯ РАН, отв. ред. Н. Ю.Шведова, М., 2007, с. 596).

Обычно, разбирая лексические особенности официально-делового стиля, отмечают, что “лексическую основу официально-деловых текстов составляет нейтральная, употребимая в любом стиле лексика”[i]. Правда, никакого запрета на использование лексики книжной (и в некоторой степени даже архаичной) в официально-деловом стиле нет, даже наоборот: предлоги и союзы, имеющие более книжный в сравнении с нейтральным статус, широко употребимы в разных подстилях официальных текстов.

Объяснение данного противоречия между пометой в словаре и требованиями стиля покажет студентам, почему у специалистов-филологов употребление глагола “отрешить” в юридическом тексте вызвало определенное недоумение.

2. Большая части носителей языка слово “отрешить” действительно услышали в Указе от 28.09 впервые. Но электронные СМИ подсказали нам, что “отрешение” высокого чиновника произошло в РФ не впервые. “Первым уволенным стал губернатор Корякии Владимир Логинов <…>. После этого через год в отставку был отправлен глава Ненецкого округа Алексей Баринов, который к этому моменту уже сидел в СИЗО. Губернатор Амурской области Леонид Коротков, против которого было возбуждено уголовное дело, был отправлен в отставку в мае 2007 года” (http://www. gazeta. ru/politics/2010/09/28_a_3423585.shtml? incut4).

Естественно, с точки зрения словоупотребления интересно посмотреть формулировки указов об их отстранении. В первом случае нам не удалось найти текст указа, но обнаружена такая официальная ссылка: “9 марта Владимир Путин своим указом отрешил Владимира Логинова от должности губернатора “в связи с утратой доверия президента Российской Федерации, за ненадлежащее исполнение им своих обязанностей”” (http://www. governors. ru/). Текст Указа об отстранении второго из названных чиновников полностью совпадает с появившимся 28.09 текстом: “На основании <…> постановляю: …отрешить Баринова Алексея Викторовича от должности главы администрации Ненецкого автономного округа в связи с утратой доверия президента Российской Федерации” (http://www. rg. ru/2006/07/22). Тот же глагол “отрешить” употребляют СМИ 11 мая 2007, рассказывая об отставке Л. Короткова.

Очевидно, что Д. А.Медведев, употребляя “впервые”, говорил лишь о себе, его предшественник применил слово “отрешить” трижды. Вполне можно предположить, что общественность этих регионов тогда тоже удивилась, но сегодня, когда “филологически сложный” глагол добрался до Москвы, необходимо дать точное объяснение, в чем причина его употребления и какое у него значение. По крайней мере нам уже стало очевидно, что “отрешить” входит в число юридических терминов, чего не смогли понять некоторые журналисты и заведующий кафедрой стилистики Г. Солганик.

3. Далее мы проследили, как употребляется искомый глагол, и отметили как достаточно широкое его распространение в юридической литературе, так и весьма конкретное значение, что, вероятно, требует от лексикографов применить помету спец. юр. в словарных статьях.

В первую очередь глагол обнаруживается в двух важных юридических документах – статье 93 Конституции РФ и Федеральном законе “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации” от 6 октября 1999г.

В Конституции сказано: “Президент Российской Федерации может быть отрешен от должности Советом Федерации <..> 2. Решение Государственной Думы <..> и решение Совета Федерации об отрешении Президента от <..>…”[ii]. Закон 1999 года в статье 19 гласит: “Полномочия высшего должностного лица субъекта Российской Федерации <..> прекращаются досрочно в случае <..> г) отрешения его от должности Президентом Российской Федерации <..> 6. Решение Президента Российской Федерации об отрешении <..> влечет за собой отставку <..>”.

Таким образом, мы еще раз убедились, что слово входит в число юридических терминов. Термины в официальном стиле обозначают реалии социальной жизни. Мы знаем, что термины однозначны и имеют словарные определения. Следовательно, необходимо обратиться к словарям.

В Энциклопедическом словаре Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона есть статья “Отрешение от должности”, где указано: “по действующему уложению [это] одно из особенных наказаний, т. е. таких, которые применяются только к лицам, состоящим на государственной или общественной службе, за преступления и проступки по службе <..>”. Одно из важных требований к термину выполнено. Как термин, в начале века слово было употреблено в “Положении о выборах в Государственную Думу от 3 июня 1907 года” (Именной высочайший указ правительствующему сенату от 3 июня 1907 г.). В ст. 10 Положения указывается, что “в выборах не участвуют <…> 2) отрешенные по судебным приговорам от должности – в течение трех лет со времени отрешения, <…> 3) состоящие под следствием или судом по обвинениям в преступных деяниях, означенных в пункте 1 сей статьи или влекущих за собою отрешение от должности” (http://www. runivers. ru/doc).

И словарное определение, и употребление в царском указе подсказывают нам, что “отрешение” имеет отрицательный смысл, связано с наказанием чиновника, виновного в неблаговидных поступках.

Современные словари и справочники помогают нам убедиться, что сегодня термин использован также с отрицательным смыслом и в определенной степени стал аналогом иностранного понятия: “отрешение от должности” “в праве многих зарубежных стран <…> именуется импичментом” (http://dic. academic. ru/).

Термин встречается и в работах теоретиков права (в научном стиле). Так, Е. Н. Трубецкой (1863-1920) в “Энциклопедии права” пишет: “…можно указать множество случаев принуждения <…>. Допустим, что министр отрешает от должности судью <…>. В этих случаях мы видим принуждение <…>”[iii]. Не вдаваясь в юридические тонкости (мы намеренно убрали часть рассуждений Е. Н. Трубецкого), обратим лишь внимание на использование разбираемого нами слова в научном тексте, что подтверждает его терминологический характер[iv].

В результате мы пришли к выводу, что “отрешить” = “уволить, снять с должности чиновника за неблаговидные поступки; высшая степень административного наказания от более крупного чиновника к более мелкому и даже от государства к Президенту” (спец., юр.).

4. Таким образом разбирая со студентами, изучающими предмет “РЯ и культура речи”, интересное с филологической точки зрения слово, мы добились следующих целей:

– Предмет, не относящийся для многих студентов к разряду основных, профессиональных, стал соотноситься с реалиями современности.

– Студенты получили навык работы со словом – в словарях, в документах, в других источниках.

– Студенты узнали, что работа над одним словом может занимать довольно много времени и быть не механической (“посмотри в словаре значение и выучи его”), а творческой.

– Студенты-правоведы, мы надеемся, будут внимательнее относиться впоследствии к словам, предлагаемым ими в своих собственных законодательных сочинениях.

u Студенты-юристы неожиданно узнали специальный термин до изучения его в специальном предмете.

Вероятно, можно привести еще много положительных моментов, связанных с кропотливой и скрупулезной лингвистической работой в курсе “Культура речи”. Мы считаем, что выработка навыков подобной работы – во многом соотносимая с подлинными лингвистическими изысканиями – намного полезнее, чем выполнение ряда искусственных и часто скучных для студента упражнений даже самого лучшего из учебников.

Список литературы

[i] Сидорова М. Ю., Савельев В. С. Русский язык. Культура речи: Конспект лекций. М., 2005, с. 81.

[ii] Мы намеренно убираем все юридические формулировки. Наша статья лингвистическая, мы просто хотим показать, как и где используется слово.

[iii] Мы используем фрагмент обсуждения на Форуме портала Грамота. Ру – http://newforum. gramota. ru/. Заметим, что обсуждение данной темы на Форуме не обошлось без нашего участия, но (по понятным причинам) не будем раскрывать псевдоним, под которым автор фигурировал в обсуждении.

[iv] Для преподавателей, использующих учебное пособие: Сидорова М. Ю., Савельев В. С. Русский язык и культура речи. М., 2008, – заметим, что сопоставления работ Трубецкого и текста юридических документов есть в учебнике, в том числе как задания – с. 303 – 306).



Зараз ви читаєте: Загадка для лингвиста и нелингвиста: разбор термина “отрешить”