Заключение - Россия и сельское хозяйство

К началу XX в. Россия являлась аграрно-индустриальной страной среднего уровня капиталистического развития. Хотя сельскохозяйственное население Рос-сии более чем в четыре раза превышало торгово-промышленное, земледелие, животноводство, лесоводство и рыболовство, вместе взятые, приносили немногим более половины народного дохода. Около трети его приходилось на промышлен-ность, остальное давали транспорт, связь и торговля. Следует при этом отметить, что в отличие от западноевропейских государств, колонии которых были отделе-ны от метрополии морями, Российская империя представляла собой единый государственно-территориальный комплекс, включавший в свой состав районы, находившиеся на разных уровнях общественно-экономического развития. В част-ности, население Кавказа, Средней Азии и Сибири, составлявшее пятую часть жителей империи, в своей преобладающей части находилось еще на стадии зарождения капиталистических отношений. Остальные аграрные районы и терри-тории, слабо освоенные в хозяйственном отношении, имелись и в пределах Евро-пейской части Российской империи. В результате по производству промышлен-ных товаров на душу населения Россия существенно отставала от передовых капиталистических государств. Но по абсолютным размерам промышленного про-изводства она к началу XX в. вошла в пятерку крупнейших индустриальных держав мира, вплотную приблизившись к Франции по общей стоимости промыш-ленной продукции и превзойдя ее по ряду важнейших показателей развития промышленности: выплавке чугуна и стали, производству машин, потреблению хлопка.

Сложившаяся к началу XX в. отраслевая структура российской промышлен-ности свидетельствовала о том, что ее развитие в своей основе шло естественным путем, представляя собой органическое проявление процесса капиталистической эволюции всего народного хозяйства страны., Самыми крупными отраслями фа-брично-заводской промышленности в России, как и в странах Западной Европы в это время были пищевая и текстильная, рост которых являлся непосредственным результатом капиталистической эволюции сельского хозяйства. На их долю при-ходилось более половины всей стоимости промышленной продукции. Крупная пищевая промышленность, занимавшаяся переработкой сельскохозяйственного сырья, в частности мукомольное, сахаро-рафинадное, маслодельное, спиртоводочное и табачное производства, свидетельствовала о достаточно высоком уровне торгового земледелия в России. А наличие развитой текстильной промышленности, где главную роль играло работавшее преимущественно на импортном сырье хлопчатобумажное производство, основным потребителем которого было сельское население, говорило о далеко зашедшем процессе общественного разделения труда.

Обусловленное, прежде всего, внутренними общественно-экономическими по-требностями индустриальное развитие России так же, как и других стран, с запозданием вступивших на путь индустриализации испытало на себе значитель-ное и притом весьма противоречивое воздействие мирового капитализма. Возмож-ность использования технических достижений и организационно-хозяйственного опыта более развитых стран позволяла российской промышленности в той или иной мере миновать промежуточные этапы становления фабричного производства. Этот фактор обусловил, в частности, бурный рост хлопчатобумажного производ-ства в России накануне и особенно после реформы 1861 года. Благодаря ему некоторые новые отрасли российской промышленности и промышленные районы возникли сразу же на основе крупного машинного производства. Усилившийся в последней трети XIX в. приток иностранного капитала, сыграв важную роль в здании основного костяка железнодорожной сети в России, способствовал ускоренному прохождению страной стартового этапа индустриализации.

Но одновременно России пришлось решать сложную задачу преодоления конкуренции передовых индустриальных держав, уже господствовавших на мировом рынке. В конечном итоге эта задача была решена посредством усиленной таможенной защиты внутреннего рынка от иностранной конкуренции, что обусловило относительную автохтонность развития российской промышленности и облегчило монополизацию ее отдельных отраслей.

Деформирующее воздействие на индустриальное развитие России оказывала и экономическая политика царского правительства. Становление крупного машинного производства происходило здесь в условиях эволюционного перехода от феодального общественного устройства к капиталистическому при сохранении политической власти за прежним правящим классом - дворянством. Взяв на себя в 1861 г. инициативу буржуазных преобразований, российские дворяне попытались спустить на тормозах грозивший насильственной ломкой существующих порядков стихийный процесс утверждения капитализма в России, чтобы постепенно перестроив свои хозяйства по-капиталистически, сохранить занимаемые ми экономические и политические позиции. Вот почему царизм, с одной стороны, всемерно охранял феодальную монополию дворян на лучшую часть земельного фонда страны, всячески препятствовал капиталистической трансформации крестьянских хозяйств, ограничивал свободу коммерческого предпринимательства отвлекал львиную долю внутренних накоплений из сферы народного хозяйства на непроизводительные расходы, без которых было невозможно сохранение экономических и политических привилегий дворян. А с другой стороны, он активно поощрял железнодорожное строительство, поскольку последнее стимулировало товаризацию дворянских хозяйств, и содействовал развитию тех отраслей российской промышленности, которые обслуживали железнодорожное строительство.

Благодаря поощрительным мерам царского правительства, выразившимся не только в установлении охранительных таможенных пошлин, но и в предоставлении заводам крупных заказов и субсидий, уже в 70-е годы XIX в. вслед за основными отраслями легкой промышленности -- текстильной и пищевой -- в России утвердились и такие отрасли тяжелой индустрии, как машиностроение, взявшее на себя обеспечение российских железных дорог подвижным составом, и передельная металлургия, производившая для них рельсы. В последующие два десятилетия при поддержке правительства и активном участии иностранного капитала на юге Европейской России, где были открыты месторождения угля и железной руды, возник крупный горнопромышленный район с полным циклом металлургического производства.

Важную роль в складывании отраслевой структуры российской промышлен-ности сыграл промышленный подъем 90-х годов, завершивший собой стартовый этап индустриализации России. Характер этого подъема во многом определялся бурным железнодорожным, промышленным и городским строительством. В то время как промышленное производство в целом за годы подъема в России удвоилось, производство средств производства увеличилось втрое. При этом вы-плавка стали выросла в 6 раз, стоимость продукции машиностроения поднялась более чем в 4 раза, а число выпускаемых ею паровозов увеличилось в 10 раз. В общем итоге к началу XX в. на долю отраслей российской промышленности, производивших средства производства, приходилось около 40% всей промышлен-ной продукции.

Важной чертой российской промышленности была высокая концентрация про-изводства. Использование выработанных на Западе организационных форм и технологии крупнокапиталистического производства, иностранные инвестиции, правительственные заказы и субсидии - все это способствовало возникновению и росту крупных и крупнейших промышленных предприятий. В тех отраслях, где господствующее положение принадлежало ограниченному числу таких предприя-тий, конкурентная борьба между ними вела непосредственно к установлению монополии.

Факты заключения кратковременных соглашений между фабрикантами или торговцами с целью монополизации сбыта того или иного товара имели место в России еще в 60-70-е годы. Но полоса широкого развития монополистических объединений падает здесь на последнее двадцатилетие XIX века. Исходным ее моментом послужил экономический кризис начала 80-х годов. В условиях кризиса и сменившей его затяжной депрессии в ряде отраслей российской промышленнос-ти возникли достаточно устойчивые сбытовые объединения, которые не только регулировали цены, но также контингентировали производство и даже пытались выполнять функции приема и распределения заказов" Становление таких объеди-нений началось в России с отраслей промышленности, обслуживавших железно-дорожное строительство. В 80-е годы здесь образовалась целая группа объедине-ний, преследовавших цель, монополизации сбыта рельсов и рельсовых скрепле-ний, мостов и кессонов, вагонов и так называемых "железнодорожных принад-лежностей" (бандажей, осей, рессор и т. п.), а также изделий из меди, необходи-мых для производства паровозов (паровозные топки, трубки). Тогда же в метал-лообрабатывающей промышленности возникли и объединения для регулирования сбыта некоторых видов продукции широкого рыночного спроса: железа, гвоздей, иголок, листовой меди и пр.

Другой отраслью российской промышленности, где в 80-х годах начались интенсивные процессы монополизации, была добыча и переработка нефти. Они достаточно отчетливо проявились также в сахарном производстве. Кратковремен-ные монополистические соглашения или попытки их заключения имели место и в остальных отраслях.

Утверждаясь в народном хозяйстве России и обретая определенные организа-ционные формы, монополии приспосабливались к исторически сложившимся ком-мерческим традициям и правовым нормам. Промышленникам, преследовавшим цель простого раздела рынка или проведение отдельных кратковременных акций (устранение конкуренции на торгах при получении казенных заказов, поддержа-ние цен во время ярмарок и т. п.), не требовалось какой-либо специальной органи-зации. Сбытовые объединения, ставившие перед собой более сложные, и долговременные задачи, нуждались в постоянно действующем руководящем органа а также в аппарате для контроля, за исполнением условий соглашения его участни-ками, учета их операций по продаже монополизованной продукции и распределения между ними заказов на эту продукцию. Подобный аппарат, выполнявший первоначально учетно-распределительные функции, постепенно все более сосредотачивал у себя связи с рынком и превращался в посредника между отдельными участниками сбытовых монополий и клиентурой. Однако выполнению этой по-среднической роли препятствовало существовавшее в России законодательное запрещение соглашений торговцев для повышения цен на рынке. В 80-90-е годы достаточно прочные сбытовые объединения в российской промышленности действовали чаще всего под видом предпринимательских союзов ("Союз рельсовых фабрикантов", "Союз фабрикантов рельсовых скреплений", "Союз мостострои-тельных заводов", "Союз заводов, изготовляющих железнодорожные принадлеж-ности", "Вагонный союз", "Союз семи крупных фирм", "Союз бакинских керо-синозаводчиков", "Союз сахарозаводчиков"). Но, не будучи юридическим лицом, такие "союзы" не могли заключать сделок с клиентами. Лишь в начале 90-х годов были найдены организационные формы коммерческой легализации сбытовых монополий.

В некоторых молодых отраслях российской промышленности в 80-х годах сложилась своеобразная монополия одной крупной фирмы. Таково было положение Товарищества братьев Нобель в добыче и переработке нефти, Коломенского Общества -- в паровозостроении. Товарищества Российско-Американской ману-фактуры -- в производстве резиновых изделий и т. д.

Однако ни сбытовым объединениям, ни отдельным крупным фирмам не уда-лось, как правило, удержать занятых ими монополистических позиций, когда во второй половине 90-х годов новый промышленный подъем приобрел наибольший размах. В условиях подъема процесс концентрации производства и становления монополий, происходивший до сего времени в рамках отдельных отраслей, стал выходить за эти рамки. Резко обострившаяся конкуренция обрабатывающих пред-приятий из-за сырья и топлива породила тенденцию к комбинированию производ-ства. Наиболее яркое выражение она получила в развитии Товарищества братьев Нобель, объединившем в 1890-е годы большую группу предприятий, занимавших-ся добычей и переработкой нефти, транспортировкой и хранением нефтепродук-тов, организацией их сбыта и пр. Таким образом, в условиях кризиса и депрессии процесс концентрации производства шел как бы по горизонтали, порождая отрас-левые, монополистические объединения типа картелей и синдикатов, а в годы подъема он приобрел вертикальное направление, создававшее основу для появле-ния монополий трестовского типа.

Новые явления в процессе концентрации производства и капитала во второй половине 90-х годов были тесно связаны с начавшимся сращиванием российских банков с промышленностью, в ходе которого стали складываться формы капита-листической организации, свойственные финансовому капиталу -- "система учас-тии", личная уния руководителей банков и торгово-промышленных обществ. Это нашло свое выражение в возникновении "сфер интересов" крупнейших россий-ских банков в промышленности. К 1900 г. Петербургский Международный банк оказался заинтересован более чем в двадцати, а Петербургский Учетный и ссуд-ный банк -- почти в тридцати предприятиях. Многочисленные участия в торгово-промышленных обществах имели некоторые другие банки: Русский для внешней торговли, Русский Торгово-промышленный, Петербургский Частный.

"Сферы интересов" российских банков в промышленности представляли собой довольно пестрые конгломераты предприятий, т. к., втягиваясь в условиях про-мышленного подъема в учредительско-эмиссионные операции, банки не собира-лись надолго связывать себя с судьбами финансируемых ими предприятий. Лишь постепенно эти операции стали подчиняться более долговременным целям. Усили-вавшийся надзор банков за финансируемыми предприятиями вносил в стихийно возникавшие сферы их интересов элементы организации. Они проявились в стремлении к устранению конкуренции однородных предприятий и установлению сотрудничества между предприятиями смежных отраслей.

Поскольку банки были не в состоянии проводить учредительско-эмиссионные операции в одиночку, постепенно создавалась сложная сеть взаимных участии банков в промышленных предприятиях. К концу 90-х годов на основе совместно-го финансирования промышленности произошла уже определенная группировка крупнейших российских банков. Участия четырех из них -- Русского для внеш-ней торговли, Петербургского Международного, Петербургского Учетного и ссуд-ного и Русского Торгово-промышленного -- переплетались особенно тесно. Одна-ко, сотрудничая между собой, эти банки в то же время вели напряженную борьбу за лидерство. Более сплоченными были группы, образованные некоторыми второ-степенными банками, особенно так называемая Поляковская группа, включавшая шесть коммерческих и три земельных банка.

Процесс зарождения банковских групп в России был связан и с начавшимся международным переплетением финансового капитала. При учреждении промыш-ленных предприятий российские банки нередко выступали совместно с иностран-ными банками или действовали в качестве их посредников. Сложный узел отно-шений российских и иностранных банков нелегко распутать, тем более, что часто они являлись партнерами по одним делам и конкурентами -- по другим. Но элементы группировки наметились и здесь.

Следует отметить, что в 90-е годы иностранные финансовые группы, основав-шие предприятия в России, хотя и сотрудничали в их финансировании с россий-скими банками, но стремились не выпускать руководство ими из своих рук. Поэтому они предпочитали действовать через учрежденные за границей акционер-ные компании и менее охотно вкладывали свои капиталы в российские общества. Вложения в иностранные компании составляли в 1893-1900 гг. около 60% прирос-та суммы иностранного капитала, занятого в действовавших в России акционер-ных предприятиях.

Но по мере укрепления позиций крупнейших российских банков и промышлен-ных группировок иностранному капиталу приходилось все более считаться с ними. К концу 90-х годов российские банки стали играть заметную роль даже в электротехнической промышленности, где действовали главным образом филиалы иностранных фирм. А монополистические группировки, сложившиеся в нефтяной промышленности, уже настолько окрепли, что активно вступили в борьбу за мировой рынок.

Экономический кризис, разразившийся на исходе 1899 г., открыл собой завер-шающий этап утверждения монополий и формирования финансового капитала в России. Обострив до предела конкурентную борьбу, он вызвал гибель множества промышленных предприятий, место которых на рынке сбыта, заняли предприятия более сильные в финансовом и организационно-техническом отношении. Хотя снижение общего объема промышленного производства в России было невелико, свыше трех тысяч предприятий оказались закрыты за годы кризиса.

Похожие статьи




Заключение - Россия и сельское хозяйство

Предыдущая | Следующая