Направление деконструктивизма


1. Деконструктивизм как течение в искусстве

Деконструктивизм — направление в современной архитектуре, оформившееся как самостоятельное течение в конце 1980-х годов в Америке и Европе и затем распространившееся в том, или ином виде по всему миру. Деконструктивизм неразрывно связан с культурой постмодерна, однако принято различать постмодернистскую архитектуру и архитектуру деконструктивистскую. Более того, архитекторы, причисляемые к деконструктивизму, часто отказываются от подобного определения своих работ, что, впрочем, соответствует самому духу деконструктивизма, которому присуще нежелание быть ограниченным какой-либо классификацией или определением, стремление к постоянной изменчивости и поиску иных форм самовыражения.

В теориях есть различия и достаточно значительные, но при этом между этими двумя концепциями много общего. Чарльз Дженкс, например, часто причисляет крупнейшего американского архитектора и теоретика деконструктивизма Питера Айзенмана к постмодернизму (от чего сам Айзенман отказывается, настаивая на том, что деконструктивизм — отличен во многом от постмодернизма). Впрочем, если рассматривать оба направления на уровне теорий, то больше мы обнаружим сходства, чем различий. Можно говорить о том, что деконструктивизм — часть постмодернизма, но с несколько иным отношением к наследию модернизма, более тесной связью с архитектурными теориями начала XX века, а также с более радикальным (часто даже агрессивным) отношением к потребителю, более глубоким исследованием проблем современной архитектуры, поиском новых форм (но не игрой с историческими формами, чем занимается большинство архитекторов, считающих себя постмодернистами). Возможно, деконструктивистская архитектура самая сложная и отдаленная от массового потребителя, это архитектура мегаполисов и “нового поколения”, материальное воплощение экзистенциализма.

Деконструктивистская теория отличается от постмодернизма (если говорить достаточно глобально) тем, что деконструктивизм размывает и разрушает общую картину мира, наиболее ярким воплощением которой является архитектура. Постмодернизм все же больше некое настроение современной культуры, которое сказывается чаще в практике искусства и жизни. Что же касается архитектуры, то здесь постмодернизм сказывается более мягко, игриво, по сути, он не переворачивает всех представлений об архитектуре, главное его достижение — критика принципов модернизма, но не создание небывалой, “другой” архитектуры.

Деконструктивисты превращают архитектуру в способ исследования современного мира, в интуитивное искусство, похожее на поэзию, которая не призвана удовлетворять каким-либо потребностям или репрезентировать какую-то функцию. Часто архитекторы – деконструктивисты не делают различий между реальными объектами и планами и чертежами – все равноценно, что также является пересмотром архитектуры, отказом от иерархии.

Деконструктивизм, как и постмодернизм, тесно связан с постструктурализмом. Согласно мысли И. Ильина, постструктурализм в целом можно определить как общеметодологическую основу, на базе которой деконструктивисты и постмодернисты выстраивали свои концепции, отличающиеся в основном сменой исследовательских приоритетов, иными идейно-эстетическими ориентациями и более практическим характером анализа.

Наиболее значимыми для архитекторов – деконструктивистов стали идеи Жака Деррида, который одно время даже принимал участие в архитектурных проектах Питера Эйзенмана и Бернара Чуми. Также очень важна связь деконструктивизма с психоанализом, путешествиями в подсознание, отказом от рационалистического примата разума. “Путь к другой архитектуре заключается не в том, чтобы репрессировать классику или модерн, а в том, чтобы взрезать их хирургическим путем и искать то, что было подавлено. Пожалуй, в этом состоит суть деконструктивизма”.

Говоря об истоках деконструктивизма в архитектуре необходимо подчеркнуть важность для его концепций русского конструктивизма 20-х годов, однако, у него есть ряд отличий, характеризующий его как явление эпохи постмодернизма. Так, например, в отличие от жизнестроительного настроя конструктивистов и модернистов, деконструктивисты очень часто программно отрицают пожелания заказчика (проект музея, в котором невозможно повесить картины П. Эйзенмана — принципиальная позиция). Такое пренебрежение удобством заказчика есть не что иное, как оспаривание, переворачивание, трансформация и размывание концепции европейской архитектуры, идущей со времен Витрувия. Удобство, равно как и функция, более не является главным составляющим архитектуры, ее отличием.

Деконструктивизм архитектура постмодернизм

2. Архитектура деконструктивизма

Деконструктивизм как направление в архитектуре 20 века появляется в конце 80-х годов. По определению теоретика деконструктивизма Жака Дерида, это не стиль, а метод, подход архитекторов к основам основ традиционного подхода к архитектуре как виду искусства. Это не разрушение построенных зданий, а сознательное создание конфликта между тем, как человек привык воспринимать язык и смысл, и тем, что он видит.

Деконструктивизм – это вопрос архитекторов самим себе, можно ли освободить архитектуру от гегемонии эстетики, красоты, пользы, функциональности, так ли уж незыблемы понятия порядка и беспорядка и можно ли построить здание, отрекшись от всех общепринятых глубинных принципов создания архитектурных сооружений, в том числе: тектоники, равновесия, вертикалей и горизонталей, или все же архитектору, разрушив старые принципы, необходимо создать что-то свое. Отрекаясь от старых принципов, необходимо создать новые формы, новое пространство, новые типы зданий, в которых эти мотивы “написаны” заново, утратив свою изначальную гегемонию. А создать, значит сказать “да”, а не “нет”.

Среди основных представителей этого направления стоит упомянуть П. Эйзенмана, Б. Чуми, Д. Либескинда, Х. Фуджии. Очень показательный образец деконструктивистского эксперимента в архитектуре – Институт солнца – был построен фирмой Бениш и партнеры в Штутгартском университете.

В соответствии с совместным Германско-Саудовским научным проектом в университете предполагалось построить специальное здание для проведения различных исследований по использованию солнечной энергии, проходящих как в помещении, так и на открытом воздухе.

В результате на окраине огромного кампуса было построено небольшое здание с весьма важной ролью. Эта особая роль предопределила архитектурный проект этого сооружения, в котором отразились происходящие в нем инновационные исследования.

Два других фактора повлияли на выбор строительных методов и материалов для этого здания – необходимость построить его очень быстро и скромный бюджет.

Внешние формы и внутренние помещения этого странного сооружения из стекла и стали в полной мере могут дать представление о том, что такое деконструктивизм в архитектуре: обилие острых углов, нарушенные связи смещенных горизонталей и вертикалей, перекошенные окна, беспорядочный ритм проемов, стоящие под углом опоры, которые ничего не несут, выступающие отовсюду то ли части конструкций, то ли инженерные коммуникации, ощущение полного беспорядка в привычном смысле этого слова.

По-видимому, архитекторам все же удалось создать здание, подходящее для заданной функции, сказав тем самым “да”. Так как эксперименты деконструктивистов не прошли еще испытания временем, трудно говорить о значении или бесполезности их усилий с точки зрения дальнейшего развития архитектуры. Но скорее всего, пути развития лежат в более позитивных эстетических архитектурных программах.

3. Деконструктивизм в интерьере

Мировоззренческой платформой деконструктивизма служат положения современного французского философа Жака Дерриды, критикующего метафоричность всех форм современного европейского сознания, заключающегося, по его мнению, в принципе “бытие как присутствие”, абсолютизирующем настоящее время. Выход из этой метафизичности Ж. Деррида видит в отыскании ее исторических истоков путем аналитического расчленения /”деконструкции”/ самых различных текстов гуманитарной культуры для выявления в них опорных понятий и слоев метафор, запечатлевающих следы последующих эпох.

Хотя основные положения мировоззрения Дерриды опираются на его работу с языком и письмом /науку о письме он называет “граммотологией”/, он применяет положения своей теории и к архитектуре деконструктивизма.

В этом отношении интересна его оценка победившего на международном конкурсе проекта генерального плана парка Ла Виллет в Париже арх. Бернара Муми. В проекте Б. Чуми парк насыщен россыпью легких преимущественно одно-двухэтажных павильонов – “фоли” – ярко окрашенных металлических сооружений, композиции которых основаны на комбинациях образов и приемов русского авангарда. Деррида пишет, что “фоли вносят в общую композицию ощущение сдвига или смещения, вовлекая в этот процесс все, что до этого момента, казалось, давало смысл архитектуре… “Фоли деконструируют прежде всего семантику архитектуры. Они дестабилизируют смысл, смысл смысла. Не приведет ли это назад к пустыне “антиархитектуры”, к нулевой отметке архитектурного языка, при которой он теряет сам себя, свою эстетическую ауру, свою основу, свои иерархические принципы?.. Бесспорно нет. Фоли… утверждают, поддерживают, обновляют и “переписывают” архитектуру. Возможно, они возрождают энергию, которая была заморожена, замурована, похоронена в общей могиле ностальгии.

Наряду с Фоли принципам декона подчинена композиция и ряда крупных сооружений парка ла Виллет. Так, например, в 6- этажном здании “Города музыки” /1984-1990 гг. арх. К. Портзампарк/ криволинейное железобетонное покрытие “оторвано” от основного массива здания и “парит” над стеклянным витражом, заполняющим разрыв между массивными наружными стенами и покрытием. Прием фоли повторен немецкими архитекторами Шнайдером и Шумахером в здании “Инфо-бокс” /1996 г./ на площадке строительства и реконструкции Потсдамер – платц в Берлине. Этот длинный красный “железный ящик” поднят над землей трехвегвыми стальными опорами. По законам декана на углу железная стена разрушена и заменена большим светло-голубым витражом. В интерьере наружные стены отделены от перекрытий широким /до одного метра/ зазором. В качестве примера немецкого декона в архитектуре может служить и решение многоэтажного жилого дома, расположенного в центре Берлина на углу Кохштрассе и Фридрихштрассе, недалеко от разрушенной “Берлинской стены”. Этот 8-этажный дом построен по проекту арх. П. Эйзенмана. Светлозеленый объем углового дома с характерными для конструктивизма плоской крышей и крупными прямоугольными светопроемами содержит такие характерные для деконструктивизма элементы композиции, как подрезку угла здания с консолированием двух верхних этажей, введение цвета с наложением на плоскость фасада трех прямоугольных сеток облицовки – белой, серой и розовой с разными размерами прямоугольных ячеек, что приводит к сбивке масштаба и зрительной деконструкции здания. Той же визуальной деконструкции служит “нематериальная” витражная фактура стен первого этажа по углам дома. По замыслу автора первый этаж должен был перекликаться с Берлинской стеной, для чего был скоординирован с ней по высоте /3,3 м/ и содержал плоские глухие участки наружных стен. Однако эта ассоциация осталась чисто литературной, образно не детерминированной.

Интересно, что при декларативно излагаемой принципиальной разнице творческих программ, композиционные приемы мастеров декона и постмодернизма в проектировании зачастую оказываются общими. Это положение легко подтвердить, сопоставив решение выше описанного дома Эйзенмана с композицией близко расположенного /на углу Кохштрассе и Вильгельмштрассе/ 7- этажного дома, возведенного по проекту одного из ведущих мастеров постмодерна – Альдо Росси. Так же как и первый, этот дом занимает ответственное градостроительное положение, замыкая своим угловым объемом перспективы пересекающихся улиц и поддерживая репрезентативность примыкающей застройки. Композиционно дом расчленен на ряд грубо материальных коричных блоков “нематериальными” 5-этажными витражными вставками. На фасадах кирпичных блоков применена перебивка масштабов проемов, активно использованы цветовые контрасты /красный кирпич, желтые пояса, окрашенные в интенсивный зеленый цвет стальные надоконные перемычки/. В компоновке фасада – характерная для декона “сбивка масштаба” – ряды обычных светопроемов перебиваются крупными двухэтажными светопроемами, объединяющими по четыре окна увеличенных размеров.

Основным композиционным “ударом” служит глубокая и высокая /в 4 этажа/ угловая подрезка с опиранием верхних этажей на одиночный столб гипертрофированного сечения. Активная композиционная роль столба подчеркнута и его цветом – белый цвет контрастирует с краснокирпичным фасадом.

4. Жак Деррида – основатель деконструктивизма

Деррида, Жак (15 июля 1930 — 9 октября 2004) — французский философ и теоретик литературы, основатель деконструктивизма.

Деррида — один из наиболее авторитетных философов постмодерна. Пользовался огромной популярностью в США.

Основной тезис: Мир есть текст. Критиковал европейскую традицию логоцентризма. Настаивал на необходимости практики деконструкции, в процессе которой выясняется, что текст – это случайный набор цитат-архиследов.

Считал себя продолжателем и критиком идей Хайдеггера и Фрейда. Испытал влияние Луи Марена. Ввел в философский и даже газетный язык ряд важных понятий, таких как деконструкция, письмо, дифферанс, след. Написал около восьмидесяти книг и более тысячи статей, интервью и т. п.

Деррида придерживался левых убеждений. В традициях французской “ангажированной мысли” (Сартра, Фуко) полагал, что интеллектуал должен активно участвовать в жизни общества и быть политической фигурой.

Публично и печатно выступал в защиту нелегальных иммигрантов. Способствовал распространению во Франции практик мультикультурализма.

Выступал в поддержку восточноевропейских диссидентов. В 1981 году во время пребывания в Праге был арестован. Освобожден после личного вмешательства президента Миттерана.

В 1995 году входил в предвыборный штаб Лионеля Жоспена, кандидата-социалиста на президентских выборах.

5. Танцующий дом

Танцующий дом – одно из известных сооружений деконструктивизма

Танцующий дом в Праге – две цилиндрические части здания в стиле деконструктивизма, в шутку называемые “Джинджер и Фред”. Как и многие деконструктивистские сооружения, резко контрастирует с соседствующим цельным архитектурным комплексом рубежа XIX–XX веков.

Дом расположен в районе Прага 2, на углу Рессловой улицы и набережной. Авторы проекта — хорватский архитектор Владо Милунич и канадский архитектор Фрэнк Гери. Строительство велось с 1994 по 1996 годы. Строительство дома курировал лично Вацлав Гавел.

Здание представляет собой офисный центр, в котором располагаются несколько международных компаний. На крыше находится французский ресторан, с удивительным видом на Прагу.

Танцующий дом был построен на месте разрушенного в ходе бомбардировки Праги американской авиацией здания, построенного в стиле неоклассицизма в конце 19 века. Идея строительства нового здания на месте руин, портящих лицо города, вплоть до 1960-х принадлежит Вацлаву Гавелу, бывшему президенту Чехии, который на протяжении многих лет проживал по соседству.



Зараз ви читаєте: Направление деконструктивизма