Одноактантные элементарные простые предложения с семантикой движения в хантыйском языке


Одноактантные элементарные простые предложения с семантикой движения в хантыйском языке

В. Н. Соловар

Статья посвящена семантической классификации глаголов движения, моделированию простого предложения как единицы языка, описанию семантики одноактантной модели движения на материале казымского диалекта. Мы опираемся на работы М. И. Черемисиной и ее учеников [см., например: Черемисина, 1989; 2004;Черемисина, Скрибник], в которых описываются критерии выделения основной единицы синтаксиса – ЭПП. В его состав вводится предикат и его обязательные распространители. С этих позиций модель простого предложения понимается как двусторонняя единица языка, имеющая план выражения и план содержания. Планом содержания ЭПП является пропозиция - типовая обобщенная семантика предложения. План выражения ЭПП мы представляем структурной схемой, которая с помощью символов отображает возможный способ морфологического выражения каждого компонента модели.

Глаголы движения (ГД) выражают пространственные отношения и обладают большой коммуникативной значимостью. Мы представляем семантическую классификацию глаголов движения, опираясь на классификацию глаголов ненецкого языка, выполненную В. В. Шиловой [см.: Шилова], а также описываем семантику одноактантных моделей, формируемых глаголами движения, по структурной схеме N1 s ⇔Vf Mot sub.

В хантыйском языке, на наш взгляд, глаголы движения включают три основных семантических компонента пропозиции движения: 1) субъект движения, 2) изменение положения субъекта в пространстве и 3) путь, включающий сему трассы, а также начальную и конечную точки передвижения. Кроме этих компонентов, семантика глаголов движения включает различные компоненты, характеризующие процесс движения, которые можно разделить на следующие группы:

1) компоненты, характеризующие субъект движения: p ǫ r λə t’ λ ‘ ə ti ‘летать’, w ǫ t’ ś i ‘плыть (о человеке, животном)’, śɔ s iti ‘литься (о воде)’, i λ p ӑ riti ‘сыпаться’ (о сыпучих предметах), λӑ riti ‘катиться (о круглых предметах)’, p ɔ siti ‘капать’ (о жире, воде), wa ŋ k ə r λ ij əλ ti ‘извиваться (о черве)’:

А) количество субъекта:

K aw ə rti ‘виться, двигаться, плавать (о большом количестве комаров, людей, рыбы)’ букв. ‘кипеть’,

Б) размер субъекта: ara s ŭλ iti ‘рассыпаться’ (о мелких предметах), s ŭλ iti (о мелких предметах) ‘сыпаться’; ara riwti ‘рассыпаться’ (о мелких предметах), riwti ‘разлетаться (о небольших предметах, масле)’, i λ p ӑ riti ‘падать, сыпаться (о мелких предметах)’;

2) компоненты, характеризующие процесс движения:

А) способ движения, например: wa ŋ k ti ‘ползти’, s ǫ t s i ‘шагать’, naw ə rti ‘прыгать’, χǫχəλ ti ‘бежать’, l 0 t ś i ‘подпрыгивать’, χӑ tij əλ ti ‘медленно двигаться’, p ǫ r λə ti ‘взлететь’,

Б) цель движения: χŏ nt ə pt ə ti ‘уходить, уезжать, унося что-либо/кого-либо от погони’,

В) средство передвижения: nawr əλ ti ‘скакать верхом или ехать на нартах, в которые запряжены животные’; χӑ t ə t’ λ ‘ ə ti ‘кататься на лыжах, санках’, χǫχλəλ ti ‘ехать рысцой’,

Г) причина движения: śŏ r ŏ mtti ‘разлететься, разбежаться от неожиданного испуга’;

3) компоненты, характеризующие путь движения:

А) неопределенное, или “чистое”, движение: jiti ‘ехать, идти, лететь’ (навстречу говорящему); λӑ riti ‘кружиться’; χӑ tti ‘двигаться, передвигаться’, s ǫ t s i ‘шагать, передвигаться пешком’; k as λ ti ‘перекочевывать, переселяться’ и др.,

Б) векторная характеристика старта: єtti, k im єtti ‘выйти’, k im k arєm ə ti ‘двинуться наружу’, k im la k nєm ə ti ‘вывалиться’, i λ єp ə tti ‘вылиться из котла при кипении’, l ŭ t λə ti ‘вырваться, освободиться (от кого-либо)’ и др.,

В) векторная характеристика финиша: m ӑ nti’уйти, уехать, уплыть; j ŏχə tti ‘приехать, прилететь, приплыть’; j ӑŋχ ti ‘cходить, слетать, съездить’; λ atti ‘сесть (о птицах, самолете), p ŭ tl ə ti ‘проникнуть, пробраться в закрытое пространство’,

Г) векторная характеристика трассы движения: k ӑ tna χӑ tti ‘раздвинуться’, k ӑ tna m ӑ nti ‘разойтись’, w ŭ n s i ‘перейти, переехать через пространство, преграду (вода, лес и др.)’, λӑ riti ‘кружиться’, nǫχλə sti ‘гнаться за кем-либо’, i λ pitti ‘упасть’, n ŏχ χǫŋχ ti ‘залезть’, mo χə tti ‘объехать кругом’, s ǫ pa m ӑ nti ‘ехать напрямик’ и др.,

Д) конкретное место: λ є λ ti ‘сесть на транспорт’.

В лексическое значение хантыйских ГД включается способ передвижения и сема неопределенного движения.

ГД описывают следующие способы передвижения:

– двигаться быстро: p ǫ s ŋə λ ti ‘нестись быстро, как дым’;

– двигаться хаотично: k єr λ ij əλ ti ‘двигаться в разные стороны’, k ӑ t’rєm ə ti ‘извиваться’, śӑχ riti ‘пастись’ (об оленях) и др.;

– двигаться хаотично и быстро: w ŏś iti ‘метаться, бегать туда-сюда’;

– двигаться медленно: r ŏ ps əλ ti ‘тащиться, двигаться’, є λ mij əλ ti ‘еле передвигаться’, t ӑ ritij əλ ti ‘притащиться’;

– движение в среде: r ŭŋ k ati ‘брести (по воде)’, i λ p ŭ tr ə mtti, p ŭ tr ə mtti, s ǫ j λə ti ‘провалиться, упасть в воду, утонуть’, n ɔ p ə tti ‘нести течением’, la k nєm ə ti ‘провалиться в землю, воду’, n ŏχ χŭ w λə ti ‘всплыть’.

Глаголы направленного движения заключают в себе указание на 2 пункта – старт и финиш:

1) в горизонтальной плоскости: m ӑ nti ‘уходить’, j ŏχə tti ‘приехать’, wanam ə ti ‘приблизиться’;

2) в вертикальной плоскости: n ŏχ χǫŋ÷ti ‘взбираться, подниматься’, i λ s ǫ j λə ti ‘провалиться’, n ŏχ w ŭ ratti ‘залезть вверх’, i λ w ɔχəëti ‘спуститься’;

Ориентация движения относительно субъекта наблюдения: m ӑ nti ‘уйти от субъекта наблюдения’, jiti, j ŏχə tti ‘двигаться к субъекту наблюдения’, χŏ ntati ‘уходить, уезжать от погони’, l ŭ t λə ti ‘освободиться, вырваться от кого-либо’;

– относительно пространства, имеющего внутренний объем или другое пространство: λŏŋ ti ‘войти, влезть’, k im єtti, єtti ‘выйти, вылезть’, k im λӑ r ŋəλ ti ‘выкатить’, k im χǫχəλ ti ‘выбежать’, k im r ӑ k ə nti ‘выпасть, вывалиться’ и др.;

– относительно исходного пункта: j ŏχ i k єr λə ti ‘вернуться’;

– относительно поверхности земли: i λ la k nєm ə ti ‘провалиться’, n ŏχ χǫŋ ч ti ‘залезть’, n ŏχ w ŭ ratti ‘залезть с трудом’, i λ r ӑ k ə nti ‘упасть’, k eriti ‘упасть’, k єr ə t’ λ ‘ ə ti ‘валяться’.

Глаголы ненаправленного (неориентированного) движения - это j ӑŋχ ti ‘ходить’, χǫχə t’ λ ‘ ə ti ‘бегать’, wa ŋ k ij əλ ti ‘ползать’, w ǫś ij əλ ti ‘плавать’, χӑ tij əλ ti ‘двигаться’, nawr ə t’ λ ‘ ə ti ‘прыгать’ и др.

Глаголы движения на основании направления можно представить как однонаправленные и разнонаправленные ГД. Их семантика может обозначать:

1) движение туда и обратно: j ӑŋχ ti ‘cходить’;

2) движение из одного места в разных направлениях: ara m ӑ nti, ara p ŏ liti (об искрах), ara riwti (о мелких предметах) ‘разлетаться’, ara χӑ tti ‘раздвинуться’, ara χǫχəλ ti ‘разбежаться’, ara m ӑ nti ‘расходиться’;

3) движение в одно место: j ӑχ a j ŏχə tti ‘cобраться вместе’, p ɔχ la ӑ k t əś ti ‘собраться в кучу’, j ӑχ a єtti ‘встретиться’;

4) движение в два направления: k ӑ tna χӑ tti ‘раздвинуться в две стороны’, k ӑ tna j ӑŋχ ti ‘расходиться’, k ӑ tna m ӑ nti ‘разойтись’, k ӑ tna λ є λə mti ‘сесть на транспорт и поехать в разные стороны’.

Структурная схема NAg Nom⇔Vf subявляется общим планом выражения для построения моделей ЭПП хантыйского языка с различной семантикой: действия/деятельности, состояния, поведения и эмотивного отношения, восприятия, речевой деятельности, движения и др. Эти модели имеют в хантыйском языке одинаковую структуру, но различаются планом содержания: типовым значением – пропозицией, которая представлена глагольными предикатами разных ЛСГ, и семантической ролью актанта (субъект).

В данной статье предметом рассмотрения является модель движения субъекта N Nom S ⇔Vf Mot.

Эта модель движения субъекта формируется одновалентными глаголами движения. Типовая семантика модели – “субъект совершает движение”. Такое движение, осуществляемое живым существом, частью его тела, а также каким-либо предметом, можно назвать состоянием в широком смысле слова. Таким образом, эту одноактантную модель движения можно считать моделью состояния движения, в которой отмечается наличие или отсутствие движения у субъекта и которая имеет 3 семантических варианта:

1. Минимальное движение без изменения положения в пространстве: k ӑ r λə ti ‘застыть в неподвижном положении’, k єr ə t’ λ ‘ ə ti ‘валяться’, n in λ s ij əëti ‘потягиваться’, λɔλ ‘ ś i ‘стоять’, ŏλ ti ‘лежать’, ɔ m ə sti ‘сидеть’, iënŭ rti ‘нагнуться’, ɔ witi ‘покачиваться из стороны в сторону’, nŏχ ati ‘шевелиться’, t’ ɔ iti ‘висеть’. Например: N ӑŋ jє s a λǫλ n noχaλən ‘Ты немного бы пошевелилась’; Λ a ŋ k i p ŭ npi λɔ w λɔλ ‘ ‘Конь серый (букв. ‘цвета белки’) стоит’; Χ ӑ t λ ɔ m ə sti pit ə s ‘Солнце стало садиться’.

2. Изменение положения в пространстве: i λ s ǫ j λə ti ‘погрузиться, утонуть’, k im єtti ‘выходить’, naw ə rm ə ti ‘поскакать’, nŏχλə ti ‘сдвинуться’, χŏ nta m ӑ nti ‘перевернуться, находясь в лодке’, nŏχλə ti ‘сдвинуться с места’, n ŏχ с ŏχλə ti ‘приподняться’, n ŏχ χŭ w λə ti ‘всплыть’, χӑ tij əλ ti ‘передвигаться’, n ŏχ λɔλ ‘ ə mtti ‘вскочить’, n ŏχ єp ə tti ‘подняться (о воде)’, є λ mij əλ ti ‘еле шевелиться’, l ǫ t’ ś i ‘подпрыгивая приседать’, l ӑ mpєm ə ti ‘мельтешить’ и др. Например: M ŭ w ɔwєməλ ‘Земля покачивается’; χɔ p ə λ χŏnta mӑnəs ‘Лодка=его перевернулась’; M ŏ j n ӑŋ є λmijə λλən ‘Что ты еле шевелишься’; Λ ij əλkim єtλ ‘Гной=его выходит’; Ap ə le λ nŏχ λɔλəmtəs ‘Младший брат=его вскочил’; Ś i i k en t ǫ p ś i χӑtijə λ ‘Этот мужчина еле передвигается’; N’awrєmen lǫt’λ ‘ ‘Ребенок=твой, подпрыгивая, приседает’.

3. Движение как процесс: χŏλ ‘iti ‘литься’ (о жидкости), riwti ‘лететь’ (об искрах), ŏ wti ‘течь’, χӑλ iti ‘быстро течь’ (о течении реки), χŏλ iti ‘бежать легко, как бы скользя’, p ǫ r λə ti ‘улететь’, t ӑ ritij əλ ti ‘притащиться’, sǫ t s i ‘шагать’, sǫsə mti ‘зашагать’, naw ə rti ‘прыгать’, wa ŋ kti ‘ползти’, χǫχəλ ti ‘бежать’, n ŏχ jiti ‘подниматься’ (букв.: вверх идти), n ɔ p ə tti ‘нести течением’ и т. д. Например: Sєm ji ŋ k λ a λ χŏλ i λə t ‘Слезы текут’; Jetn ɔλŋ a λŭ w ś i tariti λə s ‘К вечеру он притащился’; W ŭλ i λ a λ k erij ə m ŏ t ə t, t ǫ p s ǫ tl ə t ‘Олени обессиленные, еле шагают’; Ma siri ӑ n m ӑ n л ə m ‘Я впереди не пойду’; Χ i λ ije, m ŏ j ajn – k e λ n j ŏχə ts ə n ‘Внучек, с какими новостями приехал’; J ŏχ anew t ɔ wi ji ŋ k ŏ wie λ г λ ś i χӑλ ij əλ ‘Река быстро течет’ (букв. ‘течение весенней воды реки=нашей так и течет быстро’); Pє λŋ aj ; t t ӑ ta j ӑŋχλ ; t ‘Комары здесь летают’; Χ ŏ jat j ӑŋχ ma λ, pa w ɔ j isa ӑ nt ǫ m ‘Кто-то ходил, и зверей совсем нет’; J ŏλ n ɔ m ə sta λ sa χə t χǫλə m nє λŏŋə s ‘Когда он сидел дома, три женщины вошли’; Χ ǫŋχ aja ji λə t, s ɔ ra χǫ n j ŏχə t λə t ‘Против течения едут, не скоро (они) приедут’; P ӑλŋ ew n ŏχ ś i ji λ’Туча поднимается’ (букв. ‘вверх идет’).

Многозначные глаголы движения способны формировать различные семантические варианты за счет своей сочетаемости, этот процесс можно наблюдать на примере глаголов m ӑ nti ‘уйти, уехать, улететь’, j ŏχə tti ‘приехать, прилететь, прийти’.

Глаголы m ӑ nti, j ŏχə tti в основном значении формируют модель движения. Пропозиция: кто – движется. В позиции субъекта находится имя в основном (именительном) падеже, выраженное названием лица или названием животных, птиц, природных явлений, веществ, предметов. При этом движение осмысляется как процесс:

Ime λ tuman λ a λ wujma λ , ś i m ӑ nma λ’Жена=его ключи=свои взяла=оказывается, и ушла=оказывается’; jetna jis, pa in k ŭ t ə p p ŏχəλ m ӑ nti ӑ k t əśə s, im ə λ tijn, ta ŋχ a, ś i m ӑ n ə s ‘Наступил вечер, и средний сын собрался ехать, наконец, видимо, уехал’; W ŏχӑ arle ŋ k i m ӑ n əλ ‘Лиса идет’; M ɔ rti m ŭ w w ɔ jat mu λ ti k ε m m ӑ ns ə t ‘Южные птицы в основном улетели’; L ŭ k en λελλ ta m ӑ n ə s ‘Глухарь низко полетел’; ÷ɔ pew m ӑ n ə s ‘Лодка=наша ушла’; M ӑ riti p ӑλŋ ew m ӑ n ə s ‘Гром прошел’; Jina ś i, jertew m ӑ n ə s ‘Действительно, дождь прошел’; A ś e λ j ε s a w ǫλ j ŏχə t əλ ‘Скоро отец=его приедет’.

Данная модель имеет семантические варианты, при ее реализации в эмоциональной сфере в позиции субъекта находятся имена s ӑ m ‘сердце’, λ i k’злость’:

In n ε s ӑ m əλ ś i m ӑ n ə s ‘Эта женщина испугалась’ (букв. ‘сердце=ее ушло’), λ ik k əλ m ӑ n ə s ‘Он перестал сердиться’ (букв. ‘злость=его ушла’).

Глагол j ŏ ч ə tti сочетается только с субъектом λ i k : Λ i k ε m j ŏχ t ə s ‘Я рассердился’ (букв. ‘злость=моя пришла’).

В интеллектуальной сфере движение передается при сочетании предиката с субъектом, отвлеченным именем jas əŋ ‘слово’, при этом мы имеем устойчивое фразеологическое сочетание: jas ŋəλ λ aj ə m m ǫŋχ iti m ӑ n əλ ‘Он говорит убедительно’ (букв. ‘слово=его как обух топора идет’); λ U w l ŏ p ə m jas ŋəλ k it ə m nɔλ iti m ӑ n əλ ‘Сказанное им слово как выпущенная стрела летит’.

Физиологическое состояние передается при сочетании предиката с именами is ‘дыхание’, s ŏ r ə m ‘смерть’, . λə m ‘сон’:

Is əλ m ӑ n əλ ‘Находится в состоянии клинической смерти’ (букв. ‘дыхание=его ушло’); S ŏ rm əλ j ŏχ t ə s ‘Смерть=его пришла’ (находится при смерти); Ń awrеm ɔλ m əλ j ŏχ t ə s ‘Ребенок захотел спать’ (букв. ‘ребенка сон пришел’).

Предикат jo χə tti в сочетании с именем. λə m передает начальную фазу состояния, при сочетании с именем j ǫ r ‘сила’ передает физическое состояние субъекта: j ǫ r λ ӑ n jo χӑ t λ ‘Сил не хватает’ (букв. ‘сила=его не приходит’).

Данная модель выражает время, если позицию предиката замещает глагол m ӑ nti, а в позиции субъекта находится имя, указывающее на время, это могут быть слова: χӑ t λ ‘день’, χŭ w n ǫ p ə t ‘длинный век’, ɔλ’год’, s ŭ s ‘осень’:

Ś iti χӑ t λəλ m ӑ n ə s ‘Так день=его прошел’; I ɔλəλ ś i m ӑ n ə s ‘Один год=его прошел’;ewi χŭ w n ǫ pt əλ m ӑ n əλ , pu χ χŭ w n ǫ pt əλ m ӑ n əλ ‘Длинный век девушки проходит, длинный век парня проходит’;s ŭ s m ӑ n ə s, t ӑλ m ӑ n ə s ‘Осень прошла, зима прошла’.

Модель движения NAg Nom ⇔ Vf subварьируется разносторонне: парадигматически, структурно и семантически.

Парадигматическое варьирование данной модели ЭПП проявляется в категориях лица, времени, отрицания, модальности (формы наклонений), аспектуальности. Однако, как и другие ЛСГ глаголов, глаголы движения могут иметь неполный объем парадигмы, это может зависеть от значения конкретного глагола. Отрицание меняет значение пропозиции на противоположное: Wantati, in iken k ŭ r λ a λ – j ɔ s λ a λ nŏχ a λə t ‘Смотрите, у этого мужчины ноги-руки шевелятся’; Wantati, in i k en k ŭ r λ a λ – j ɔ s λ a λ ӑnnŏχ a λə t ‘Смотрите, у этого мужчины ноги-руки не шевелятся’; In imen, m ӑ tte, χӑ λ ew ə t j ŏχӑ t λ ‘Эта женщина, оказывается, завтра приедет’; In imen, m ӑ tte, χӑ λ ew ə t ӑ n j ŏχӑ t λ ‘Эта женщина, оказывается, завтра не приедет’; J ӑ na ś i, ar k ӑ λ i ӑ nt m ӑ n λ’Действительно, не течет много крови’; N ӑŋ χӑλ ew ə t λǫλŋ j ӑŋχ s ə n ‘Ты бы завтра сходила’; T ӑ ta a λ k єr ə t’ λ ‘a, m ӑ na ‘Не валяйся здесь, иди’.

В парадигму модели движения входит глагол pitti, который представляет начальную фазу процесса движения, например: Jєrt p ɔ siti pit ə s ‘Дождь стал капать’; Λ ŭ w n ɔ ч χə r j ŭχ ew əλ t i λ w ɔχəλt i pit ə s ‘Он с кедра стал спускаться’; Ś ӑ ta m ŏ λ ti сŏχati pit ə s ‘Taм что-то стало шевелиться’.Некоторые глаголы движения передают начинательность с помощью глагола s ɔ nt ə m ə ti ‘собраться’: In imi jetn m ӑ nti s ɔ nt ə m ə s ‘Эта женщина вечером собралась ехать’.

Кроме глагольных форм индикатива, императива и сослагательного наклонения, модально-временные формы хантыйского языка представлены формами неочевидного наклонения. К неочевидному наклонению А. Д. Каксин относит модально-временные формы хантыйского глагола с показателем

-м – (прош. в.), – т – (наст.-буд. вр.) и – ты пит-т – (буд. вр.) [см.: Каксин, 75]. В этом ряду автором не приведена форма глагола: =ты пит=м= (прош. вр.). А. Д. Каксин считает, что форма неочевидного наклонения на – м – может соотноситься с формой настоящего времени. Данную форму глагола мы считаем формой прошедшего времени:

Λuw

χŭwn

Wŭratijəλti

Pit=m=a λ

Λuw

χŭwn

Wŭratijəλ=ti

Pit=m=aλ

Он

Давно

Шевелиться=PrP

Начал=оказывается=PP=3Sg

‘Он давно шевелиться начал, оказывается’

Pŏχєm

Tӑm tӑλ

sǫsijəλti

Pit=m=a pit=m=apit=m=aλɔ λɔɔ

Pŏχ=єm

T ӑm tӑλ

sǫ̝sijəλ=ti

Pit=m=aλ

Сын=POSS/1Sg/Sg

Эта зима

Ходить=PrP

Начал=оказывается=PP=3Sg

‘Мой сын этой зимой ходить начал, оказывается’

В казымском диалекте хантыйского языка форма так называемого неочевидного наклонения – одна, она присоединяет показатели времени и лица. Эта грамматическая форма в зависимости от контекста передает эквиденциальность или миративность:

N ӑη pa n awrєm ə t k i nś a s ɔ ra s ə k χǫχəλ =m=en ‘Ты по сравнению с другими детьми быстрее бежал=оказывается’; Ewen t ӑ m χӑ t λ siri sə k ŏλ =m=a λ ‘Дочь=твоя сегодня пораньше спать легла=оказывается’; Ŏ pen χŭ wn m ӑ n=m=a λ ‘Сестра=твоя давно уехала=оказывается’.

Семантика неочевидного наклонения довольно часто может быть раскрыта только в контексте: так, форма на – t – в составе причастия имеет значение настояще-будущего времени; для передачи неочевидности действия в будущем времени в предложении должны присутствовать специальные лексемы, проецирующие такую неочевидность в будущем, типа χӑλ ew ə t ‘завтра’. При сочетании причастной формы на – t – с союзом χǫ n передается семантика длительности действия в будущем, время завершения этого действия неизвестно говорящему: Χ ǫ n j ŏχə t=t=єm ‘Когда приду я’, т. е. неизвестно, когда движение завершится. Приведем еще примеры: Χ ǫ n n ӑη j ŏχ tant=t=en ‘Когда ты доберешься’; Χ ǫ n m ŭη j ŏχ t ə ptij əλ tew ‘Когда мы доберемся’.

Для передачи сомнения в каких-либо выводах в сочетании с формой неочевидного наклонения используется частица χŏ ras ə p ‘похоже’: I k en m ӑ n=m=a λ χŏ ras ə p ‘Муж=твой ушел, похоже’; W ŭλ i λ am χǫ nti p ǫ s asa λŏηə t λ ‘ ə =m=e λ χŏ ras ə p ‘Олени=мои когда-то в загон заходили, похоже’.

Следует отметить, что некоторые глаголы ЛСГ движения имеют индивидуальный или особенный объем парадигмы: так, например, глаголы χŏ rєm ə ti ‘увезти быстро’, wa η k ə r λ ij əλ ti ‘извиваться’ не имеют формы неочевидного наклонения, а глагол k aw ə rti ‘виться, двигаться (о множестве людей, комаров, рыб)’ не имеет формы с отрицательной частицей ӑ n.

Модальный и отрицательный варианты данной модели можно представить и другой структурной схемой: N PrP ś ir= // ӑ nt ǫ. Например: Ma χӑλ ew ə t j ӑηχλə m ‘Я завтра схожу’; Ma χӑλ ew ə t j ӑηχ ti ś ir=єm ӑ nt ǫ ‘Я завтра не могу съездить’.

Модальный вариант образуется при участии номинализаторов ś ir, k єm, pi ś ‘возможность’, k a s’желание’, wєr ‘привычка, цель, намерение’ (букв. ‘дело’)’, k ǫ m ‘возможность, связанная с временем’, каждый из которых вносит свою семантику. Данные номинализаторы могут присоединять лично-притяжательные суффиксы. Отрицательный вариант формируется с помощью отрицательного слова ӑ nt ǫ m (ӑ nt ǫ). Например:

T ӑ m w ǫ ns ɔ t w ɔ j k ŭ t ə n χŏλ ta m ӑ nti ś ir w ǫλ ‘Среди такого большого количества зверей куда пойдешь’; N ӑη χŏλ na naw ə rti k єm=en ӑ nt ǫ ‘Ты еще не можешь прыгать’; ma j ŏχə tti pi ś =еm ӑ nt ǫ ‘Я не могу прийти’ (букв. ‘прийти возможности=’моей нет’); Λ a λ ‘ j ɔχλ a λ ś iw ɔλ ‘ ə ms ə t pa n o χ ati pi ś =e λ ӑ nt ǫ m ‘Военные загляделись и не могут шевелиться’; in t ӑ m χӑ t λ m ӑ nti pi ś = ə n ӑ nt ǫ ‘Сегодня они не могут уйти’ (букв. ‘идти возможности нет’); Jaj ə n j ŏχə tti k a s = əλӑ nt ǫ ‘Брат=твой не хочет приехать’; Ma w ɔs a m ӑ nti wеr=еm w ǫ s ‘Я намеревалась пойти в село’ (букв. ‘я в село идти дело=мое было’); Мa isa r ǫ pitti k ǫ mєm ӑ nt ǫ , n ӑη m ӑ nєm isa t ŏ rast əλə n ‘Я не могу работать, ты мне все мешаешь’.

Как видно из примеров, для передачи модальной семантики происходит грамматическая перестройка предложения, что влечет за собой изменение структурной схемы. Она может быть представлена следующим образом:

N1 S Ladlok PrP N1 Vf sub. В позиции предиката бытийный глагол w ǫλ ti употребляется в прошедшем и настоящем времени.

По структурной схеме N1 S PrP N1 obj Vf subстроится модальный вариант, указывающий на обладание субъектом какой-либо привычкой, свойством. Позиция инфинитной формы глагола занята основным смысловым глаголом, компонент N1 замещается номинализатором wєr ‘дело’, спрягаемым является глагол t ӑ jti ‘иметь’:

Аmp əλ k ŭ r i λ pij ə n λӑ riti wєr t ӑ j əλ’Собака = его имеет привычку крутиться под ногами’ (букв. ‘крутиться дело имеет’); λŭ w k a səη χӑ t λ jo χ tij əλ ti wєr t ӑ j əλ ‘У него привычка каждый день приходить’ (букв. ‘приходить дело имеет’); Ś i χɔ pen ɔ witi wєr t ӑ j əλ ‘Эта лодка обычно качается’ (букв. ‘качаться дело имеет’).

Та же структурная схема позволяет выразить намерения, желания субъекта движения, в этом случае позиция N замещается именем nom ə s ‘мысль’, позиция сказуемого замещается глаголом wєrti ‘делать’: Ma λŏη єm ə ti n ŏ m ə s wєrs ə m ‘Я решил зайти’ (букв. ‘зайти мысль сделал’); Aj ewen χ ontati n ŏ m ə s wєr ə s ‘Младшая дочь=твоя задумала сбежать’ (букв. ‘сбежать мысль сделала’); ëiw sǫ pa m ӑ nti n ŏ m ə s wєrs ə t ‘Они решили перейти прямо’ (букв. ‘перейти прямо мысль сделали’).

Названные модальные слова имеют различные сочетаемостные возможности, иногда это зависит от ЛСГ глаголов, с которыми они сочетаются.

С помощью модальных слов m ɔ s λ ‘нужно’, ӑ n m ɔ s λ ‘не нужно’, r ӑχλ ‘можно’, ӑ n r ӑχλ ‘нельзя’, λӑηχ ati ‘хотеть’ образуются структурный и модальный варианты, которые передает необходимость действия, ненужность его, возможность/невозможность: NDat PrP(ӑn) r ӑχλ (m ɔ s λ). При этом структура предложения подвергается изменениям, так как субъект переходит в актант, требующий позиции (кому), предикат принимает форму причастия:

M ӑ nєm n ŏχ w ŭ ratti m ɔ s λ’Мне нужно взобраться вверх’; K ŭ rn m ӑ nti ӑ n m ɔ s λ ‘Не нужно идти пешком’; N ӑη en λӑ riti ӑ n r ӑχλ’Teбе нельзя кружиться’; M ӑ nєm χŭ wn r ӑχλ naw ə rti ‘Мне давно можно прыгать’; Ma χŭ wn χŏ ntati λӑηχ a λə m ‘Я давно хочу сбежать’.

Описанная одноактантная модель имеет грамматический вариант N1 S ⇔Vf ob, в котором предикат выражен глаголом объектного спряжения. Нам встретилось пока всего четыре примера: Pєtren r ɔ man j ŏχ i n u χ t ə s λ e ‘Петр неожиданно двинулся назад’; Ma ś i p ǫ s η əλ sєm ‘Я понесся быстро, как дым’; Λ ŭ w j ŏλ ta χ єmli λəλ e ‘Он сзади тащится’ (букв. ‘сзади тащит себя’); Ma l ӑnśəλλ єm ‘Я плетусь’.

Список литературы

Каксин А. Д. Категория наклонения-времени в северных диалектах хантыйского языка. Томск, 2000.

Черемисина М. И. О теоретических вопросах модельного описания предложений // Предложение в языках Сибири. Новосибирск, 1989. С. 3- 18;

Черемисина М. И. О системности в сфере моделей предложения // Теор. пробл. синтаксиса и лексикологии языков разных систем. Новосибирск, 2004. С.406- 419.

Черемисина М. И., Скрибник Е. К. О системе моделей элементарных простых предложений в языках Сибири // Гуманитар. науки в Сибири. № 4. Новосибирск, 1996. С. 46- 57.

Шилова В. В. Пространственные модели элементарных простых предложений в ненецком языке. Новосибирск, 2003.



Зараз ви читаєте: Одноактантные элементарные простые предложения с семантикой движения в хантыйском языке