Преступления против безопасности движения транспорта требуют адекватного наказания


Преступления против безопасности движения транспорта требуют адекватного наказания

Батурин А., Трефилов А. Законность, 2005.

А. Батурин, Беловский транспортный прокурор.

А. Трефилов, старший прокурор отдела по надзору за исполнением законов на транспорте и в таможенных органах прокуратуры Кемеровской области.

Многочисленные хищения на железнодорожном транспорте представляют огромную угрозу для безопасности движения поездов. До недавнего времени хищения железнодорожных устройств и деталей совершались исключительно для последующего сбыта в качестве сырья для цветной и черной металлургии.

Но сейчас увеличилось число хищений железнодорожных комплектующих в целях их использования именно по функциональному предназначению. В условиях интенсивного развития промышленности Кузбасса, увеличения протяженности подъездных путей пропорционально растет потребность промышленных предприятий в железнодорожных материалах для строительства, эксплуатации и ремонта пути, ремонта локомотивов и вагонов. Сложившейся ситуацией на рынке железнодорожных материалов пользуются преступники, избравшие наиболее легкий способ обогащения – хищение материалов и комплектующих.

В большинстве случаев преступные посягательства направлены на завладение узлами подвижного состава (в первую очередь деталями и устройствами тормозного оборудования), материалами верхнего строения пути, средствами СЦБ и связи, устройствами энергоснабжения.

Количество преступных посягательств на перечисленные объекты по оперативному участку обслуживания Кузбасского УВД на транспорте на протяжении последних десяти лет составляло от 400 до 800 в год. В 2004 г. зарегистрировано 423 преступления рассматриваемой категории, которыми причинен ущерб на 3 млн. 740 тыс. руб.

Вызывает тревогу увеличение числа преступлений, напрямую влияющих на безопасность движения. Отмечен рост хищений железнодорожных деталей с действующих путей сообщения.

Так, в июне – сентябре 2003 г. на железнодорожном перегоне станций Мыски – Кийзак зарегистрировано 4 факта хищения накладок “АпАТэК” на изолирующих стыках, которые привели к разрыву рельсовой колеи и создали угрозу схода подвижного состава. В декабре того же года аналогичный случай зарегистрирован на 352-м километре перегона Зеньково – Спиченково. Только в результате экстренных мер, принятых работниками службы пути, удалось избежать крушения поездов. В истекшем году зарегистрировано 39 фактов разоборудования верхнего строения пути.

С недавнего времени к основным предметам преступных посягательств вновь добавились грузы: в 2004 г. зарегистрировано 336 преступлений. Рост преступлений этой категории в сравнении с 2003 г. составил 9%. Впервые за последние годы количество хищений грузов составило более 17% от числа преступлений, зарегистрированных транспортной милицией. Ущерб составил 2 млн. 722 тыс. руб. Причем это только официальная статистика. Практика указывает на высокую латентность названных преступлений. Много хищений грузов остается без внимания правоохранительных органов из-за отсутствия претензий грузополучателей.

Помимо причинения имущественного ущерба владельцу и перевозчику хищения грузов из подвижного состава железнодорожного транспорта тоже представляют угрозу безопасности движения. Так, 12 декабря 2004 г. при отправлении с главного пути ст. Новокузнецк – Пассажирский грузового поезда произошла расцепка последних четырех вагонов. По горячим следам милиционеры Новокузнецкого ЛОВДТ задержали ученика 9-го класса Т. и нигде не работающих, ранее судимых Г. и Р., которые, расцепив вагоны состава, пытались похитить из них чугунные слитки.

Неблагополучная обстановка сложилась на станции Байкаим, расположенной в черте города Ленинска – Кузнецкого. По прибытии на станцию поездов с металлом местные жители, в том числе подростки, с целью хищения забираются на подвижный состав, откуда сбрасывают изделия из металла непосредственно на железнодорожные пути. От машинистов, в том числе пассажирских поездов, систематически поступают сообщения о нахождении в габарите железнодорожного пути посторонних предметов.

Учитывая высокую общественную опасность преступлений, совершаемых на транспорте, прокуратурой области совместно с Кузбасским УВД на транспорте, Кузбасским отделением Западно-Сибирской железной дороги проводятся мероприятия по профилактике и пресечению незаконного вмешательства в безопасную работу железнодорожного транспорта. Однако полагаем, что одна из причин недостаточно эффективной работы правоохранительных органов в этом направлении – несовершенство уголовного законодательства.

К сожалению, значительный объем нормативных актов, принятых в последние годы законодательными и исполнительными органами власти с целью усиления защищенности наиболее важных объектов жизнеобеспечения, вместо усиления ответственности за нарушения безопасной работы железнодорожного, воздушного и водного транспорта повлек ее неоправданное смягчение.

Так, действия лица, похитившего накладку с изолирующего стыка рельсовой колеи и тем самым создавшего возможность крушения пассажирского поезда с несколькими сотнями пассажиров, квалифицируются по ст. 158 УК РФ как обычная кража, т. е. примерно так же, как действия лица, укравшего товар с прилавка магазина. А при стоимости накладки менее одного минимального размера оплаты труда (720 руб.) такие действия не влекут уголовной ответственности.

Повреждение или приведение в негодное состояние в результате хищений транспортных средств, путей сообщения, средств сигнализации и связи в случае отсутствия тяжких последствий и причинения ущерба вообще не является уголовно наказуемым деянием.

Действующий уголовный закон содержит несколько составов преступлений, предусматривающих уголовную ответственность за повреждение и уничтожение чужого имущества.

Так, диспозиция ч. 1 ст. 167 УК предусматривает уголовную ответственность за умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба.

Диспозиция ч. 1 ст. 267 предусматривает уголовную ответственность за разрушение или приведение иным способом в негодное для эксплуатации состояние транспортного средства, путей сообщения, средств сигнализации или связи либо другого транспортного оборудования, если эти деяния повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека либо причинение крупного ущерба.

Диспозиция ст. 215.2 определяет в качестве объекта преступного посягательства объекты энергетики, электросвязи, жилищного и коммунального хозяйства или другие объекты жизнеобеспечения, не предусматривая при этом в своем простом составе никаких вредных последствий.

Именно поэтому в следственной и судебной практике нередко действия злоумышленников, направленные на хищение и разоборудование устройств железной дороги, квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 158 и 215.2 УК.

Во многом такая практика обусловлена стремлением восполнить пробел законодательства, связанный с фактической декриминализацией указанного вида деяний, и усилить ответственность за разрушение или приведение иным способом в негодное для эксплуатации состояние транспортного средства, путей сообщения, средств сигнализации или связи либо другого транспортного оборудования. Однако подобная практика противоречит требованиям закона.

Согласно ч. 3 ст. 17 УК РФ, если преступление предусмотрено общей и специальными нормами, то совокупность преступлений отсутствует, а уголовная ответственность наступает по специальной норме. То есть применительно к квалификации действий лиц по повреждению и приведению в негодность объектов железнодорожного транспорта может быть применена только ст. 267 УК. В данном случае она выступает специальной нормой, поскольку диспозиция статьи прямо предусматривает ответственность за разрушение или приведение иным способом в негодное для эксплуатации состояние транспортного средства, путей сообщения, средств сигнализации или связи либо другого транспортного оборудования.

Однако ст. 267 УК фактически не применяется. Случаи возбуждения дел этот категории единичны. Многие преступные посягательства остаются безнаказанными. Кроме того, что железной дороге причиняется материальный ущерб, исчисляемый миллионами рублей, возникает угроза безопасности движения. Но в подавляющем большинстве случаев при наличии признаков ст. 267 принимаются решения об отказе в возбуждении уголовного дела.

Это происходит в связи с тем, что законодатель предусмотрел ответственность по данной статье в случае наступления тяжких последствий в виде причинения крупного ущерба, тяжкого вреда здоровью человека, смерти одному или нескольким лицам. Такая формулировка закона явно не способствует борьбе с рассматриваемыми правонарушениями.

Полагаем, что при разработке проекта Уголовного кодекса в редакции 1996 г. законодатель неоправданно исключил из числа уголовно наказуемых действия, ранее предусмотренные ст. 86 УК РСФСР, которая для привлечения к уголовной ответственности не предусматривала обязательного наступления каких-либо последствий при разрушении или повреждении путей сообщения, средств сигнализации и связи. В качестве обязательного признака предусматривалась лишь угроза наступления тяжких последствий.

Действующий УК применительно к рассматриваемой проблеме противоречит традициям советского и российского уголовного права, не принимает во внимание всю степень высокой общественной опасности преступных посягательств на безопасность железнодорожного, воздушного и водного транспорта.

Повреждение и приведение в негодность железнодорожных сооружений, путей, транспортных средств квалифицировались по ст. ст. 196, 197 УК РСФСР 1922 г. как умышленное разрушение или повреждение государственного имущества; по ст. 79 УК РСФСР в редакции 1926 г. – как умышленное истребление государственного имущества. Уголовная ответственность наступала вне зависимости от наступления тяжких последствий. Наступление тяжких последствий было квалифицирующим признаком.

В соответствии со ст. 86 УК РСФСР в редакции Закона РСФСР от 25 июля 1962 г., добросовестно просуществовавшей в условиях мирного времени и отсутствия угрозы совершения террористических актов до 1 января 1997 г., ответственность предусматривалась за умышленное разрушение или повреждение путей сообщения, сооружений на них, подвижного состава или судов, средств связи или сигнализации, которое повлекло или МОГЛО ПОВЛЕЧЬ (выделено авт. – Ред.) крушение поезда, аварию корабля или нарушение нормальной работы транспорта и связи. Санкцией статьи предусматривалось наказание в виде лишения свободы от трех до пятнадцати лет.

Для сравнения: санкцией ч. 1 ст. 267 УК РФ за совершение тех же действий в случае причинения по неосторожности тяжкого вреда здоровью человека предусмотрено наказание в виде лишения свободы до четырех лет, а санкцией ч. 3 в случае причинения по неосторожности смерти двум или более лицам – от шести до десяти лет.

Ранее существовала и соответствующая следственная и судебная практика в отношении преступных посягательств на объекты транспорта. Постановлением Пленума Верховного Суда РСФСР от 23 декабря 1980 г. N 6 (в редакции Постановления от 21 декабря 1993 г. N 11) “О практике применения судами Российской Федерации законодательства при рассмотрении дел о хищениях на транспорте” было жестко определено, что если хищение государственного имущества на транспорте сопряжено с умышленным разрушением или повреждением путей сообщения, сооружений на них, подвижного состава или судов, средств связи и сигнализации, которые повлекли или могли повлечь крушение поезда, аварию корабля или нарушение нормальной работы транспорта и связи, то действия виновного должны квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующими статьями Уголовного кодекса об ответственности за хищения и ст. 86 УК РСФСР.

Равным образом сегодня не применяется ст. 263 УК РФ, предусматривающая ответственность за нарушение правил безопасности движения и эксплуатации работниками транспорта, в связи с тем, что законодатель исключил из числа уголовно наказуемых деяний признаки преступления, ранее предусмотренные ст. 85 УК РСФСР.

Для примера приведем один факт. 30 декабря 2004 г. пассажирский поезд “Кисловодск – Новокузнецк” на перегоне Проектная – Мереть совершил наезд на рельс, по грубейшей небрежности оставленный работниками дистанции пути непосредственно на железнодорожном пути во время работ. Рельсом повреждено 4 опоры контактной сети на одном пути и 2 на другом, в результате чего контактная сеть на участке оказалась обесточенной. Создалась реальная угроза наступления тяжких последствий в виде крушения поезда. По счастливой случайности, из-за того, что машинист поезда не набрал установленную на участке скорость, не случилось схода локомотива и пассажирских вагонов.

В соответствии с действующим законодательством Беловской транспортной прокуратурой по этому факту в отношении работников дистанции пути принято вынужденное решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

Считаем крайне необходимым внести изменения в ст. ст. 263 и 267 УК РФ. Изложить их диспозиции с учетом признаков, ранее изложенных в диспозициях ст. ст. 85 и 86 УК РСФСР.

Полагаем, что изменения закона в сторону его ужесточения значительно повысят эффективность борьбы с преступными посягательствами на безопасную работу транспорта.



Зараз ви читаєте: Преступления против безопасности движения транспорта требуют адекватного наказания