Сарказм


С. Нельс

Сарказм (от греческого sarkadzo – рвать, терзать) – один из видов сатирического изобличения. Как и сатира, С. заключает в себе борьбу с враждебными явлениями действительности через осмеяние ее. Беспощадность, резкость изобличения – отличительная особенность сарказма. В отличие от иронии в сарказме находит свое выражение высшая степень негодования, ненависть. С. никогда не является характерным приемом юмориста, который, выявляя смешное в действительности, изображает ее всегда с известной долей симпатии и сочувствия.

Комический элемент в саркастическом изобличении может быть весьма ничтожен. В С. негодование высказывается вполне открыто. С таким С. говорит напр. Лермонтов о своем поколении: “богаты мы, едва из колыбели, ошибками отцов и поздним их умом…”, и заключает свою “Думу” едким сравнением отношения к нему будущих поколений с “насмешкой горькою обманутого сына над промотавшимся отцом”.

Одним из требований саркастической действенности является афористичность. Афористическую форму С. использует напр. Ленин для концовки статьи о Гейдене: “Что такое филистер? Пустая кишка, полная трусости и надежды, что бог сжалится. Что такое российский либерально-демократический филистер кадетского и около-кадетского лагеря? Пустая кишка, полная трусости и надежды, что контр-революционный помещик сжалится!” (Сочин., т. XII, стр. 11).

Благодаря своей непосредственной ударности С. является формой изобличения, в одинаковой степени присущей публицистике, полемике, ораторской речи, так же как и художественной литературе. Именно поэтому С. особенно широко используется в условиях острой политической и классовой борьбы. Развитая политическая жизнь Греции и Рима породила высокие образцы С. у Демосфена, Цицерона и Ювенала. Глубоким С. было проникнуто творчество великих борцов молодой буржуазии против феодализма. Рабле, гуманист, боровшийся против скованности сознания теологией и схоластической наукой, стрелы С. направляет против схоластических ученых, производя от слова “Сорбонна” насмешливые – сорбонята, сорбониды и т. д. Вольтер широко использовал прием С. для изобличения церкви и ее служителей в своих памфлетах и в особенности в “Орлеанской девственнице”. В памфлетах Вольтера С. по адресу церкви подымался до патетики негодования в часто повторяемой концовке: “Ecrasez l’infâme”. Чрезвычайным разнообразием отличаются сарказмы Свифта в его изобличении различных сторон общественной жизни современной ему Англии.

Глубочайшим негодованием проникнут С. русских революционно-демократических писателей (Чернышевский, Салтыков-Щедрин, и др.) в их борьбе с самодержавием, крепостничеством, либералами. Так, у Салтыкова мы находим в громадном числе такие полные С. выражения, как “административный восторг”, “воспитанник цензурного ведомства” (о себе) и т. п.

С исключительной едкостью использовал сарказм Ленин в своей полемике с либералами, с меньшевиками, с Троцким. Так, в своей статье “О нарушении единства” (т. XVII, стр. 393) Ленин пишет о Троцком: “Троцкий потому и избегает фактов и конкретных указаний, что они беспощадно опровергают все его сердитые возгласы и напыщенные фразы. Конечно встать в позу и сказать: “грубая сектантская каррикатура” – очень ловко. Подбавить еще похлесче, еще понасыщеннее словечек о “раскрепощении от консервативной фракционности” также не трудно. Только не очень ли уж это дешево? Не взято ли это оружие из арсенала той эпохи, когда Троцкий блистал перед гимназистами?” В советской литературе, классово осознанной и острой, С. по отношению к врагу должен найти и находит благоприятные условия для своего развития. Мы встречам С. у Маяковского, М. Кольцова и др.



Зараз ви читаєте: Сарказм